«Музыкальный Олимп»: вершины и предгорья

07.08.2003 в 15:15

Международный фестиваль «Музыкальный Олимп» в нынешнем году в восьмой раз собрал под свои знамена музыкантов и публику. Основательница фестиваля, президент одноименного фонда, Ирина Никитина дала фестивалю громкое, обязывающее имя. Чтобы правильно его оценить, надобно вспомнить классическую мифологию. Вершина горы в греческой Фессалии — место обитания нового поколения богов-олимпийцев. Старые боги — титаны, как известно, были низвергнуты олимпийцами и сброшены в Тартар (по-русски попросту «в тартарары»!).

По счастью, современная музыкальная действительность не столь кровожадна. В противовес мифу о борьбе богов и титанов в программах фестиваля восходящие звезды, едва преодолевающие предгорья, встречаются с теми, кто уже достиг вершин (их никто не собирается сбрасывать!). И на открытии фестиваля в Эрмитажном театре, и на следующий день в Большом зале Санкт-Петербургской консерватории можно было ощутить эту атмосферу преемственности поколений.

Финский пианист Хенри Сигфридсон (с Концертом Грига), японская скрипачка Маю Кисима (с Концертом Чайковского) уже выступали в Петербурге — соответственно в 2001-м и 2002 годах — и свой звездный статус подтвердили. А вот вьетнамская аккордеонистка Тхи Куинь Чан Нгуен, впервые представ перед нашей аудиторией, приготовила премьеру — Концерт для аккордеона и симфонического оркестра «Сказки» (1959) чешского композитора Вацлава Трояна. Виртуозно сыгранное, сочинение это не выходит, однако, за рамки официального фольклорного направления, процветавшего в странах «победившего социализма» в 40 — 50-х годах прошедшего столетия. К тому же невольно напрашивалось сравнение с блистательными произведениями для готово-выборного баяна петербуржцев Люциана Пригожина и Геннадия Банщикова, умевших сочетать фольклорные тенденции с самым современным музыкальным языком и серьезностью высказывания.

Да и в прозвучавшем назавтра позднем шедевре Бартока — Альтовом концерте (1945) — немало предвестий «неофольклоризма», волны, нахлынувшей двадцать лет спустя, в 60-е! Отдавая должное талантливому 18-летнему альтисту Александру Кондакову, победителю IV Международного юношеского конкурса имени Е. А. Мравинского, не могу не пожалеть, что на отечественной сцене по-прежнему звучит посмертная редакция Концерта, выполненная Тибором Шерли. Его расшифровка авторского замысла во многом граничит с редакторским произволом. Во всем мире уже несколько лет играют более аутентичную редакцию, предложенную сыном композитора Петером Бартоком. Замечу также, что именно Бартоку (больше, чем Григу, Чайковскому или Трояну) помешал грубоватый оркестр Театра оперы и балета Санкт-Петербургской консерватории (дирижер — «олимпиец» 1999 года Александр Сладковский): в божественном Adagio religioso так не хватало тончайшей нюансировки, прозрачной гармонической вертикали!

Нежданным подарком оказалась созданная по заказу «Музыкального Олимпа» сюита «Забытые легенды» армянского композитора Анаит Симонян, живущей во Франции. Обладатель Гран-при Международного конкурса музыки для кино, организованного французской синематекой и телевидением Франции (1999), лауреат престижной премии Союза композиторов Франции SACEM, Анаит Симонян — автор камерных ансамблей, театральной музыки, регулярно выступает в странах Европы как солистка, импровизатор, ансамблист... «Забытые легенды» стали подлинным открытием фестиваля. «Ангел Тишины» (на бретонском языке), «Ангел Времени» (по-баскски), «Ангел Огня» (на корсиканском диалекте) — поэтические тексты на этих древних экзотических наречиях написаны самой Анаит — составили венок магических заклинаний, поддержанных совершенно преобразившимися, заигравшими ярко и раскованно оркестром и дирижером Александром Сладковским. Поразил и выбор солистов — англичанки Джессики Констебль, обладательницы меццо-сопрано глубокого, «темного» тембра, и Араика Бахтикяна, исполнителя на народных инструментах — дудуке и зурне (завзятые филармонисты помнят его волшебный дудук в Третьей симфонии замечательного современного композитора Авета Тертеряна). Сюита Симонян — одно из самых ярких впечатлений завершившегося сезона. И что весьма примечательно, это событие — на перекрестке путей академического искусства и так называемого «третьего направления», включающего элементы этнической музыки, джаза, импровизации...

В том, что это знамение времени, убедил следующий концерт «Музыкального Олимпа», состоявшийся в Большом зале филармонии. Рядом с Пятой симфонией Чайковского в исполнении Эдинбургского Молодежного оркестра под управлением китайского дирижера Ен Шао исполнялась концертная пьеса «Эдинбург» для саксофона и оркестра Томми Смита (солировал автор — ведущий композитор и исполнитель джазовой музыки в Шотландии). Но особенный успех сопутствовал, как и в прошлом году, блистательной шотландской перкуссионистке Ивлин Гленни. Увертюра «PRAZDNIK» (именно так!) Эдварда МакГуайра, созданная по заказу Эдинбургского Молодежного оркестра, по словам автора, «приурочена не только к 40-летию оркестра, но и к 300-летию Санкт-Петербурга». В этом лаконичном концертино для маримбы с оркестром Ивлин Гленни буквально ослепила аудиторию фантастической техникой; вместе с тем в кантиленных эпизодах казалось, что под ее руками скрипка Страдивари, а не ударный инструмент! На бис Ивлин Гленни продемонстрировала, какую потрясающую гамму звуков, тончайше филируемых от еле слышимого шелеста до громового форте, можно извлечь из малого барабана.

Скрипку Страдивари (подлинный инструмент 1731 года) мы услышали на закрытии филармонического сезона: один из концертов «Олимпа» был отдан «титанам». Скрипичный концерт Брамса исполнил лауреат первых премий нескольких крупных конкурсов, неоднократный гость Санкт-Петербурга молодой австрийский скрипач Беньямин Шмид. В его игре впечатлило сочетание проникновенного лиризма и ясно выраженного героического начала. Это был один из звездных часов ЗКР Академического симфонического оркестра филармонии. Это была одна из врезавшихся в память интерпретаций Шестой симфонии Шостаковича под управлением Юрия Темирканова. «Симфония с двумя скерцо» прозвучала необычно жестко, приоткрыв за карнавальной маской чудовищный оскал «века-волкодава».

Иосиф Райскин

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама





Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть