Любовь Казарновская: «В Калининграде можно делать потрясающие вещи»

11.09.2003 в 14:30

Любовь Казарновская

Любовь Казарновская стала художественным руководителем Калининградской областной филармонии. Известная певица поделилась своими планами на новом посту.

— Как возникла идея с Калининградом, с чего все началось и как вы на это решились?

— Несколько месяцев назад я была в Калининграде с концертом, на котором присутствовали губернатор и все руководство города. После концерта мы с губернатором говорили в числе прочего о проблемах музыкальной жизни Калининграда. Вернувшись в Москву, я встретилась с Дмитрием Бертманом, а у него в Калининграде фактически действует филиал «Геликона» на базе местного Музыкального театра. Стали говорить о филармонии, и он сказал, что там мечтают о том, чтобы я приняла позицию художественного руководителя.

Это очень интересный регион, где можно делать потрясающие вещи. В общем, Дима меня убедил, и уже в июне состоялось официальное назначение. Но прежде чем приступать, надо было все проговорить с губернатором. Встречу наметили на начало августа, потому что он находился в отпуске, да и у меня были свои планы. Наконец, в августе я встретилась с руководством области, рассказала, как я вижу развитие калининградской музыкальной культуры, и очень рада, что получила зеленый свет, что мое намерение полностью реорганизовать работу филармонии нашло понимание. Прежде всего необходим симбиоз филармонии и Музыкального театра, чтобы это был единый организм, единая территория, где мы сможем делать общие проекты. Далее, я буду поднимать общий уровень филармонии, чтобы каждодневные концерты были хорошего качества.

— А деньги на это есть?

— Губернатор обещал поддержку, но я сказала ему: «Если вы мне даете карт-бланш, я не буду стоять все время с протянутой рукой, мы станем зарабатывать деньги сами». Для этого создается объединенный фонд, и в этот фонд будут даваться целевые спектакли и концерты, чтобы у нас был резерв и мы могли устраивать какие-то большие, серьезные мероприятия и платить людям нормальные деньги. Это первое. И второе — в процессе реорганизации филармонии будут удалены те коллективы и солисты, которые на сегодняшний день являются балластом. В результате появляется дополнительно 2 — 3 миллиона рублей в год, и у нас будет возможность поддержать тех, кто действительно может и хочет работать, а также приглашать интересные коллективы и солистов. Таковы первые наши действия. Кроме того, уже идет очень активная подготовка к первому международному оперному фестивалю в Балтийске (Пиллау), к постановке «Летучего голландца» Рихарда Вагнера.

— Если можно, об этом — подробнее.

— Идея фестиваля родилась у меня в связи с тем, что первые страницы «Летучего голландца» написаны в Пиллау. И я сразу подумала о том, что хорошо бы знаменитый парусник «Крузенштерн», который швартуется в Калининграде, перегнать в Балтийск, выстроить на набережной такую платформу, на которой артисты будут играть, а сам парусник послужил живой декорацией к опере Вагнера. Когда я сказала об этом губернатору, он тут же связался с командующим Балтийским флотом Валуевым и спросил, возможно ли перегнать «Крузенштерн». Вопрос был решен мгновенно.

— Какими силами будет делаться «Голландец»?

— В настоящий момент у меня есть уже две кандидатуры на партию самого Голландца — Гриер Гримсли и Грэг Бейкер. Оба американцы, я с ними уже пела эту оперу и могу ручаться за качество. Мы будем делать «Летучего голландца» с местным симфоническим оркестром — кстати, очень неплохим, — но с добавлением пультов, как это делают сейчас во многих оркестрах, для усиления групп. У Вагнера, в «Летучем голландце» особенно важна медная группа. Поэтому мы, конечно, будем медь добавлять, чтобы она звучала по-вагнеровски. Что касается дирижера... Буду говорить с Саулюсом Сондецкисом.

— Вот уж кто менее всего ассоциируется с Вагнером...

— Знаете, самое интересное, что он дирижировал в Вене, в Musikverein «Полет валькирий» и две увертюры, «Лоэнгрин» и «Тангейзер», и это было просто феноменально. Он говорит, что это — та музыка, которая сегодня его очень волнует. Кстати, у нас с ним был летом концерт в Петербурге с веристской программой, и поначалу он мне тоже говорил: веризм — не моя территория, а потом блистательно продирижировал этот концерт. Он мне рассказывал, что предварительно переслушал множество записей, проанализировал, как разные дирижеры с разными певицами этот стиль интерпретируют. Вот это и есть настоящая творческая работа, и я думаю, то же самое у нас будет с «Голландцем». Мне надо именно такого дирижера, с которым мы будем все выстраивать по крупицам.

— А кто режиссер?

— Я бы очень хотела, чтобы это был Бертман.

— Фестиваль будет проходить ежегодно?

— Да. И каждый год — одна новая постановка и еще большой оперный гала, где будут исполняться популярные увертюры, арии, ансамбли, хоры. Программа обязательно будет меняться, но как в Арене ди Верона лицо — «Аида», так здесь лицом будет «Летучий голландец». И мы каждый год будем менять в нем состав, будем обязательно приглашать разных людей, чтобы публике было интересно.

Кстати, мы уже прорабатывали момент, связанный с погодой: в Прибалтике от нее зависит все. Я выясняла, какая неделя в июле — потому что июль здесь практически весь бездождевой — наиболее благоприятна, и мне все называли неделю примерно с 7 по 14: солнце яркое, и идет очень хороший европейский ветер, разгоняющий тучи и облака. Но, на всякий случай, памятуя, что это Прибалтика, мы и запасной вариант продумали: будем делать, как в Брегенце. Если идет проливной дождь и на открытой площадке играть невозможно, будем исполнять в Кафедральном соборе в Кенигсберге, в концертном варианте.

— А вообще фестиваль будет только в Пиллау?

— Пиллау с «Голландцем» — это основа. Но мы обязательно будем проводить большую часть фестивальных программ в Кенигсберге, потому что это столица области. Хотя, чтобы по-настоящему развернуться здесь, необходимо строительство нового, многофункционального зала. Филармония располагает на сегодня довольно небольшой площадкой, очень красивой и прекрасно подходящей для камерных концертов, но не для масштабных акций.

— А как все это будет сочетаться с вашей деятельностью в недавно созданном вами Русском просветительском обществе?

— Вы знаете, оно все никак официально не зафункционирует, потому что в здание в Кисловском мы еще до сих пор не вошли: господин Калинин упирается руками и ногами. Он боится, что мы будем друг другу мешать, но, я думаю, этого никоим образом не будет. Те задачи и цели, которые я перед собой ставлю, абсолютно не совпадают с теми, что он ставит перед собой. Я имею в виду именно музыкально-просветительские задачи. Прежде всего я хотела делать просветительские концерты, с симфоническими оркестрами, чтобы молодое поколение познавало основы классической музыки и музыкального театра, что я считаю на сегодняшний день необходимым, потому что то поколение, которому сейчас лет 17 — 20, это уже, считайте, потерянное поколение: они выросли на взрыве интереса к попсе, когда открылось все и на каналах федеральных ничего другого не было.

Это сейчас уже пошел небольшой откат, хотя в провинции еще до сих пор на попсовые концерты билеты продаются лучше, чем на концерты классической музыки. Это и не может быть по-другому, потому что такой был прессинг со стороны телевидения и средств массовой информации: вот это интересно, вот туда надо ходить, там все молодые, отвязные и крутые. Все это очень глупо. Вот, к примеру, мой сын Андрей начинает свое утро с того, что слушает 40-ю симфонию Моцарта или токкату и фугу ре-минор Баха. Мы его не просим это делать, ему это просто нравится. Потому что, если ребенок это слышит и в этой среде растет, для него это — естественная среда. А если он все время слышит отечественную попсу или еще что-то похлеще, то, естественно, он в этом будет расти, другого для него нет...

Кстати, частично те задачи и цели, ради которых создавалось просветительское общество, будут воплощены в концертах Калининградской филармонии. Мне задали вопрос там, на пресс-конференции: «Любовь Юрьевна, а вы будете сохранять просветительские тенденции в работе филармонии?» Я сказала: «Конечно». И концерты, например «Всей семьей в концертный зал», где от мала до велика все слушают прекрасную классическую музыку, обязательно будут и сохранены, и продолжены, причем с очень интересными исполнителями. Те люди, с которыми я предварительно говорила, очень живо откликаются на мои призывы. Они говорят: «Конечно, мы понимаем, что мы не за длинным рублем едем, мы едем за большими музыкальными идеями, и нам это очень интересно».

На сегодняшний день Калининград в плане музыки, в плане культуры — абсолютно нераспаханная территория. И в то же время это — Европа. Кстати, Пиллау, Балтийск — это крайняя точка российская: дальше — нейтральные воды и Швеция. То есть ближе к Европе уже ничего не может быть. В этом регионе жил Кант, здесь бывали Вагнер, Шуберт, Шуман, Томас Манн и многие другие. Это область, хранящая глубочайшую европейскую культуру, и она оказалась в какой-то музыкальной изоляции. Все это и послужило для меня импульсом. Сегодня в Европе огромный интерес к Калининградской области. Мы хотим сделать ее привлекательной и с точки зрения музыкального туризма. В Калининграде можно делать чрезвычайно интересные вещи, и мы должны это делать, потому что люди очень хотят, но им нужны идеи, им нужен человек, который их будет как бы все время в спину подталкивать. Я, конечно, понимаю, что это чрезвычайно сложно, особенно, может быть, первые два сезона, потому что приходится начинать с нуля. Когда уже почва готова, сеять в нее зерна намного проще. С другой стороны, именно вот эта нераспаханность, девственность территории позволяет мне надеяться, что мы действительно сможем сделать очень интересные вещи.

Беседу вел Дмитрий Морозов

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

интервью

Раздел

опера

Персоналии

Дмитрий Бертман, Любовь Казарновская

Произведения

Летучий голландец

просмотры: 407



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть