Свет погасшей звезды

Кири Те Канава в ММДМ

17.06.2004 в 15:21

Если сравнить число мировых оперных звезд, выступавших в нашей стране, и тех, кто сей чести так и не сподобился, то, даже невзирая на обильный звездопад последних лет, первых по-прежнему будет меньше. А среди тех, кто нас посещает, несмотря на ряд отрадных исключений, все так же продолжают лидировать звезды вчерашние. Кири Те Канаве суждено было, увы, пополнить именно этот список, подхватив эстафету от зачастившего на Российскую землю Хосе Каррераса.

В марте 2004 года Кири Те Канаве исполнилось шестьдесят (поскольку она никогда не скрывала своего возраста, мы тоже вправе этого не делать). Цифра внушительная, хотя есть немало примеров, когда звезды такого ранга сохраняли и сохраняют хорошую форму и в более поздние годы. Кири Те Канава в последнее время почти не появляется на оперной сцене, и, как становится ясно после московского концерта, это вполне закономерно. Потому что, если в день своего пятидесятилетия, как рассказывала Кири в одном из интервью тех лет, она с полным правом могла сказать себе: «Мой голос все еще со мной!» — то десятилетие спустя дело обстоит уже не столь радужно.

В московском концерте Кири Те Канава пела арии из «Свадьбы Фигаро» Моцарта, «Кармен» Бизе, «Манон» Массне, «Луизы» Шарпантье, «Богемы», «Турандот» и «Джанни Скикки» Пуччини, «Адриенны Лекуврер» Чилеа и «Валли» Каталани. Дива по-прежнему обворожительна, но голос больше ей не повинуется. Да его почти и не осталось. Чуть-чуть вниз — и звук едва ли не полностью пропадает. Чуть-чуть вверх... Впрочем, не будем о грустном. Все же несколько нот в среднем регистре напоминают об удивительной красоте ее тембра, что в сочетании с музыкантской утонченностью еще позволяет певице чаровать публику, готовую восхищаться, невзирая ни на что. Жаль, что никто не убедил Кири воспользоваться подзвучкой. Выступай она в Камерном зале под фортепиано — дело другое, но в Большом (Светлановском) зале, да с оперной программой, да с оркестром...

Играл в этот вечер Национальный филармонический оркестр России, а за пультом стоял британец Джулиан Рейнольдс. Вспоминая не без дрожи его первые шаги на этом поприще в начале 90-х в Мариинском театре, я не ждал ничего хорошего и от нынешнего появления Рейнольдса за пультом НФОР. Впрочем, нехорошие предчувствия оправдались лишь отчасти. Конечно, таланта не прибавилось, но, по крайней мере, управлять оркестром за эти годы он более-менее выучился. Оркестровые фрагменты из «Кармен» Бизе, «Сида» Массне и некоторые другие продирижированы были в целом вполне удовлетворительно. Куда хуже обстояло дело с аккомпанементом. Тут Рейнольдс зачастую дирижировал поперек (коль скоро мы имеем дело с певицей такого ранга, вопрос, кто за кем должен идти, отнюдь не является дискуссионным) и, вместо того чтобы подавать ее как на блюдечке, накрывал оркестром. Что ж, по крайней мере, это был ее собственный выбор, поскольку в последние годы Рейнольдс не раз выступал с ней как пианист, а иногда и как дирижер.

...И все-таки концерт прошел с большим успехом. Давно известно, что наша публика падка на громкие имена, причем вне зависимости от формы, в какой пребывают в данный момент их носители. Впрочем, хотя звезда Кири Те Канавы уже отгорела, ее отраженный свет еще продолжает мерцать, в чем могли убедиться те, кто побывал на концерте в Доме музыки.

Дмитрий Морозов

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть