Дмитрий Месхиев: «Мой фильм абсолютно патриотический»

08.07.2004 в 16:28

Дмитрий Месхиев

XXVI Московский международный кинофестиваль завершился полнейшим триумфом российского фильма «Свои», который получил из рук жюри, возглавляемого Аланом Паркером, главную награду — Золотого «Святого Георгия». Режиссер картины Дмитрий Месхиев награжден Серебряным «Святым Георгием» за лучшую режиссерскую работу. Приз за лучшее исполнение мужской роли Серебряный «Святой Георгий» достался Богдану Ступке, опять же за роль в «Своих». Свой приз «За адекватный показ частного человека внутри великих исторических событий» картине отдало жюри российской кинокритики, как и Федерация киноклубов России. Наш разговор с Дмитрием Месхиевым состоялся еще до оглашения результатов ММКФ.

— Скажите, Дмитрий, как эта картина пришла к вам? Или это вы пришли к ней?

— Совершенно случайно. Сергей Мельгумов и Елена Яцура — продюсеры из компании «Слово», с которой я давно сотрудничаю, дали мне почитать сценарий Валентина Константиновича Черных — просто для того чтобы я высказал свое мнение. Я прочитал и сказал: очень хорошо.

— И что именно «хорошо»?

— Во-первых, меня привлекла не столько тема войны — сейчас довольно много снимают про войну, сколько сама история: в августе 41-го трое сбежали из плена и судьба привела их в глухую деревушку. Во-вторых, это кино вроде бы про войну, а на самом деле — про деревню во время войны, ее быт, взаимоотношения людей, оказавшихся в пограничной ситуации. Я увидел, что это не просто «стрелялка» — пиф-паф, это еще и сложная психологическая драма. Через некоторое время мне позвонили и предложили самому ставить фильм, поскольку тот режиссер, для которого этот проект предназначался, занят другой работой. Я согласился, и мы с Черных стали переделывать сценарий.

— Зачем переделывать, если он вам очень понравился?

— Понравился в целом, но нужно было доводить его до кондиции, и Валентин Константинович с этим согласился.

— И в какую сторону вы доводили сценарий?

— В сторону усложнения, закручивания интриги, усиления, углубления психологии взаимоотношений героев. Действия как такового было более чем достаточно, и мне не хотелось делать примитивный экшн. Важно было и не переусложнить, не переборщить с психологией, и чтобы ситуации и взаимоотношения героев были, скажем так, — круто связаны. Вот эту «крутизну» мы и доворачивали, доделывали.

— Военная тематика лично вам близка?

— Война прямо или косвенно затрагивала и затрагивает каждого человека в нашей стране, и я не исключение. В детстве няня — она пережила оккупацию — мне много рассказывала о войне. Мы, как и все дети, играли в «войну». Но я никогда не делал кино про войну, меня как режиссера эта тема не интересовала.

— Почему?

— Потому что до 90-х годов было сделано очень много фильмов про войну, меня занимали другие темы. А сейчас эта тема интересует больше всего, и вот уже два года я ее перевариваю — с той поры, как увидел этот сценарий. Сценарий предназначался другому человеку. Потом я был занят другим проектом. Потом долго переделывали сценарий. Потом долго готовились — это тяжелая, очень сложная картина. Потом мы долго ее снимали, долго монтировали, долго делали звук.

— Вы пять раз сказали «долго»...

— Надо было все тщательно, основательно делать, и слово «быстро» тут никак не подходит. Кино про войну и про деревню во время войны, значит, все должно быть настоящим — иначе никто нам не поверит. На все это нужно время, время... У нас артистки научились коров доить и делать прочие деревенские вещи — ради этого целый месяц жили в деревне перед съемками. Учились разговаривать на сельский манер, адаптированно, конечно, иначе зрители ничего бы не поняли. Мы пристроились к жилой деревне — нашли подходящую в Псковской области, она небольшая, хуторского типа, в ней сохранилась часть старых дворов. Сажали огороды — десятинами — чтобы к моменту съемок все взошло, выросло. Построили шесть домов с амбарами, банями, сеновалами и всем прочим, сделали колодцы. И эту деревню — построенную нами ее часть — нам пришлось разрушить: у нас бой в картине, большой, огромный бой.

— С помощью спецэффектов, комбинированных съемок нельзя было обойтись?

— Все это есть, и все это здорово — но если только подобными вещами обходиться, то происходящее на экране будет выглядеть ненастоящим... Большое значение мы придавали изобразительному ряду. Специально снимали только в пасмурную погоду. Яркие цвета на подсознательном уровне создавали бы у зрителей совсем не тот настрой, какой был нам нужен. Могу сказать, что мне повезло с оператором, Сергей Мачильский — настоящий профессионал и очень талантливый человек.

— Сейчас много говорят о патриотизме...

— Я люблю свою Родину, и мой фильм абсолютно патриотический. Разумеется, я не призываю в лоб: давайте будем патриотами! Это глупо. Быть прямолинейным, тупым патриотом — плохо.

— Вы ориентировались на какую-то определенную категорию зрителей? Сейчас в кино ходит в основном молодежь...

— Мы ориентировались на то, что кино должно быть интересным, увлекательным, и думали об этом.

— В картине заняты Богдан Ступка, Константин Хабенский, Сергей Гармаш, Федор Бондарчук, Анна Михалкова и другие известные актеры...

— С подбором актеров проблем не было. Только с поисками исполнителя роли Старика долго мучились. И вот однажды Сергей Мачильский обмолвился: здесь бы здорово смотрелся Богдан Ступка. Мы переглянулись: а ведь действительно! Он мне всегда очень нравился как актер, а здесь и внешне, и внутренне отлично подходит. Слава Богу, Ступке понравился сценарий, и он оказался свободен. Съемки длились больше трех месяцев, и мы там, в деревне, все время жили. Актеры если и уезжали, то очень редко и на очень короткий срок. Это было наше непременное условие, потому что тяжелые были съемки, в тяжелых, труднодоступных местах, и мы не могли себе позволить кого-либо ждать.

— А в чем тяжесть съемок?

— Снимали осенью в лесах — как вы думаете, проехать съемочной группе со всей техникой в глухой лес просто? Все время дожди, лесные дороги превратились в кашу.

— Что вам запомнилось больше всего за время съемок?

— Холод больше всего запомнился. Холодно было.

— Так надо было одеться потеплее...

— А вы попробуйте одеться потеплее и посидеть по четырнадцать часов в лесу под ветром и дождем...

— Хотелось бы услышать ваше мнение о состоянии нашего кинематографа.

— Он явно находится на подъеме. Делается много хороших картин.

— Так уж и много?

— В процентном отношении от того, что снимается и выходит на экраны, — достаточно много. Появились талантливые режиссеры. Это очень хорошо. Явно виден и общий рост качества фильмов.

— Считаете, что мы приближаемся к тому, чтобы реально конкурировать с Западом в борьбе за нашего зрителя?

— А нам не нужно конкурировать с Западом. Если будем делать серьезное зрительское кино хорошего качества, наш зритель обязательно пойдет на это кино.

Беседу вел Геннадий Белостоцкий

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

интервью

Раздел

культура

просмотры: 120



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть