Пират у муз

Раннее произведение Винченцо Беллини в Анконе

Ирина Сорокина, 29.03.2007 в 14:31

Партии в беллиниевском «Пирате», написанные для легендарных певцов, ныне подвластны единицам, но даже для этих редкостных исполнителей выступление в ролях Имоджене и Гуальтьеро — вызов. Считаные сезоны назад восстановленный Театр Муз в Анконе стабильно радует публику и критиков высоким уровнем спектаклей. Сомнений не было и на этот раз — имена на афише говорили сами за себя: Мариэлла Девиа в роли Имоджене, Бруно Бартолетти за пультом, постановщик и сценограф Пьер’Алли — такая «команда» гарантировала если не открытие, то удовольствие.

Опера, московскому зрителю памятная по постановке, которой дирижировал Евгений Колобов в Театре Станиславского в 1989 году, в Анконе предстает в безупречно элегантной «раме» Пьер’Алли. Иного нельзя было ожидать от этого кудесника оперной сцены. Сжигаемая преувеличенными страстями Сицилия готического романа и основанной на нем оперы Беллини «сделана» при помощи малых средств. Пьер’Алли использует маски, колонны, бюсты: его Сицилия хранит воспоминание о классической греческой древности. Сцена всегда остается просторной, архитектурные элементы в том же классическом духе служат задниками. Приглушенный синеватый свет идеальным образом сочетается со стилем оформления, как и отлично рисует «морской» фон представляемой истории. Самой впечатляющей остается первая сцена, в которой кораблекрушение решено минимальными и гениальными в своей простоте средствами: мимы имитируют движения борющихся с волнами спутников Пирата, в то время как сочувствующий хор помещен в глубине сцены. В остальном режиссура Пьер’Алли сводится к «живым картинам», но при всей статичности столь элегантным, что создается ощущение достигнутого совершенства.

Тот, кто знает, что такое «прекрасное пение», и любит его, не мог сомневаться в успехе Мариэллы Девиа. Но в нашем случае слово «успех» включает в себя понятие «качество». Певица из Лигурии несколько десятилетий на сцене дает урок поразительного мастерства и показывет, каких вершин может достичь исполнитель, отлично понимающий природу своего голоса, всю жизнь с умом рассчитывавший свои силы и культивировавший технику. Призрак Марии Каллас все еще бродит в театральных залах, и это создает трудности современным певицам, выступающим в ее «священных» ролях: в их числе Мариэлла Девиа. Каллас была незабываемой Имоджене, но Девиа — единственная Имоджене наших дней: чистейшая интонация, поразительные верха, благородная фразировка.

Испанский тенор Хосе Брос с честью выходит из испытания, каковым является выступление в роли Гуальтьеро: написанная для легендарного романтического тенора Джанбаттиста Рубини, партия использует в основном переходный регистр, не говоря о сверхвысоких до и ре. Голос Броса не слишком большой, но его тембр решительно красив, а звонкость просто исключительна. Момент испуга в публике в первом действии, когда тесситурные трудности партии кажутся непреодолимыми для ныне живущих теноров, но Бросу удается овладеть ситуацией и спеть арию с уверенностью и блеском.

Бруно Бартолетти, седовласый дебютант за дирижерским пультом, «пропевает» всю оперу вместе с певцами, неусыпно следуя индивидуальной линии пения и принимая во внимание объем голоса. Партитура «Пирата» в его руках пленяет легкостью, нежностью и проникновенностью, хотя превалирование этих качеств порой приводит к монотонности.

реклама

вам может быть интересно

Высокая нота Джонатана Нотта Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

рецензии

Раздел

опера

Персоналии

Винченцо Беллини, Мариэлла Девиа

Произведения

Пират

просмотры: 521



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть