Рожать стало легче, рожать стало веселей

«Немножко беременна» от Джудда Апатоу

02.08.2007 в 11:20

В руках режиссера Джудда Апатоу история нежелательной беременности не стала ни поучительной, ни пошлой. Это просто легкое, остроумное, «общечеловеческое» кино. Но если бы наши, российские, фильмы могли позволить себе такую легкость, демографическая проблема не превратилась бы в «национальный проект».

Фильм «Немножко беременна» можно вслед за «Американской свадьбой» назвать «Американские роды». Сюжет его столь же незамысловат, как в известной серии молодежных комедий. Красивая девушка Элисон живет в большой семье — со старшей сестрой, ее мужем и их двумя детьми. Отмечая очередной шаг в карьере телеведущей, ведет сестру в популярный ночной клуб. Там совершенно случайно знакомится с неуклюжим, нетрезвым бездельником Беном. Он тоже живет в «большой семье» — в коммуне с тремя выразительными приятелями, которых объединяет создание порносайта о голливудских звездах. Не менее случайно Бен и Элисон навеселе делают то, от чего порою бывают дети. Спустя некоторое время протрезвевшая Элисон обнаруживает последствия ночной деятельности.

В прошлом году, угодив «в десятку» с комедией «Сорокалетний девственник», сорокалетний Джудд Апатоу не впал в кризис среднего возраста, но, напротив, наращивает обороты. Незамысловатость сюжета обманчива, так как зиждется не на умозрительных «семейных ценностях», «христианских постулатах» или «национальных проектах», а на внимательном наблюдении за сегодняшней американской жизнью. Проблемы, возникшие в связи с беременностью, точно характеризуют любого нормального молодого человека. Телевизионная карьера Элисон под угрозой, но ей даже в голову не приходит сделать аборт, к которому ее склоняет собственная мать.

Времяпрепровождение Бена совершенно маргинально, но у него и в мыслях нет солгать, уклониться от ответственности за ребенка. «Успеть добежать до канадской границы» — такая идея была, но не могла осуществиться не только потому, что фильм — комедия. Она просто не могла осуществиться. Бен, невзирая на неуклюжесть и бурную молодость, — нормальный, незакомплексованный, далеко не конченый человек.

Фильм не свободен от вполне современного налета цинизма и мизантропии. Отношения Элисон с Беном небезоблачны и не движутся в темпе марша Мендельсона. Молодая американка не впадает в отчаяние при мысли об участи матери-одиночки, не молится на обручальные кольца, но вполне здраво оценивает человеческую, социальную и чисто внешнюю разницу между собой и отцом своего ребенка. На этом и основана большая часть экранных гэгов и диалогов.

Жизнь как «борьба характеров» или «война полов» больше неактуальна. Это просто самостоятельная, свободная, непредсказуемая жизнь, которую мелкие разногласия делают только смешной. Будут «ответвления» о наркотиках, порнографии, «отцах и детях», «семейных кризисах», даже об очередной природной катастрофе в Калифорнии. Чего точно не будет — катастрофического восприятия безденежья и безработицы при рождении детей. Об этом никто не читает лекций, «материнство» не превозносится, так же как не навязывается «отцовство». Даже процесс родов снят с иронией по поводу «современных методов». Но ничто не отменит естественного продолжения жизни и спокойного отношения к нему.

Апатоу набил руку на комических телешоу, остроты у него рассыпаны повсеместно и отнюдь не равнозначны. Конечно, любимый американцами «юмор вокруг ширинки» нам несколько непривычен. Но тоже в отличие от стандартных молодежных комедий сальные шуточки не подминают под себя жизнь. Действие подчеркнуто происходит в среде нормальных людей, которые пишут, читают, работают, смотрят по сторонам, и отдельным удовольствием должен стать для публики «юмор вокруг кино». Упомянутые «Мюнхен», «Когда Гарри встретил Салли» и прочие популярные названия, культ хорошей музыки, весь уровень общения приближают фильм именно к интеллектуальной комедии, близкой Кевину Смиту («Клерки», «Клерки-2»).

Ставка сделана не на «звездные имена», а на органичный актерский ансамбль. Кэтрин Хэйгл и Сет Роген играют не только роли, но свое отношение к ним. Например, зритель сам может догадаться, что Хэйгл регулярно приклеивали «растущий живот» разных сроков беременности, но ее «отношения с животом» — не технический, а именно актерский трюк. В роли старшей сестры Апатоу снял собственную жену Лесли Манн, в ролях ее дочек — двоих собственных детей. Потому они все могут не стесняться шутить на предмет «детского полового воспитания» или того, что «сорок лет — бабий век». Они свободны в ненадуманных, реальных эмоциях и реакциях.

Наконец, блудного отца Бена смешно сыграл комедиограф Гарольд Рэмис («Анализируй то», «Анализируй это»), и сам факт его участия в мимолетном эпизоде многозначителен. «Ты — лучшее, что было в моей жизни», — бросает он сыну. Тот отвечает: «Господи, что же за жизнь ты прожил, если это так?» Как и шутки про евреев и арабов, про «травку» и разные «части тела», любая мимолетность окрашивает фильм вполне искренней, естественной самоиронией.

Екатерина Тарханова

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

статьи

Раздел

культура

просмотры: 179



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть