Прямиком из «Раммштайна»

Постановка оперы «Бенвенуто Челлини»

31.08.2007 в 11:13

Сцена из спектакля. Фото с официального сайта фестиваля

Оперная программа Зальцбургского фестиваля, составленная новым интендантом Юргеном Флиммом, отличается оригинальностью. Чего стоят «Армида» – самая известная из опер Йозефа Гайдна, если учесть, что около 40 оперных опусов венского классика особой популярностью никогда не пользовались, и «Бенвенуто Челлини» – творение Гектора Берлиоза, провалившееся еще во время премьеры и с тех пор за редчайшим исключением не ставившееся. Однако результат оказался интригующим, по крайней мере во втором случае.

Флимм сделал ставку на молодого немецкого режиссера и художника Филиппа Штёльцля, прославившегося больше всего своей работой с «Раммштайном», Мадонной и другими, а также рекламными сетами для Sony, Nokia и прочих гигантов. Штёльцль создал зрелище, которое иначе как грандиозным не назовешь: крыша дома или лавка китайца в забытом Богом переулке – картинка всегда цепляет глаз, нет статики, всегда что-то меняется: то начинает идти дым из труб, то зажгутся огоньки, то мигнет голубым глазом рекламный щит в созданном на видеопроекции Риме неизвестного нам периода – с одной стороны, будто середины прошлого века, с другой – далекого будущего, но скорее всего нереального, фантастического, потому как представить себе, что Папа Римский (достойный дебют баса Михаила Петренко из Мариинки) когда-нибудь появится в обществе на красном вычурном автомобиле с крылышками, да еще и в сопровождении двух романтических белокурых мальчиков, представить не то чтобы трудно – невозможно. А подмастерье Челлини Асканио, например, поет свою арию без головы. То есть голова, замаскированная под профессора Доуэля, поет, а тело, закованное в золотистые латы, танцует вокруг нее, а потом берет голову в руки и под аплодисменты удаляется.

В Риме – карнавал, на улицах сплошной праздник с толпой горожан, жонглерами, эквилибристами, салютом, конфетти, уличными представлениями, разыгрываемыми куклами с огромными головами на сцене, которой служит пасть гигантской рыбы, медленно выплывающей из-за кулис. В первой сцене Терезу обслуживают два очень симпатичных робота, а в последней зритель натурально может наблюдать процесс отливки статуи – с котлом, где плавятся все предыдущие работы Челлини, каким-то непонятным и очень громоздким сооружением, куда вливается раскаленная докрасна лава.

Жанр этой постановки определить трудно: с одной стороны, блокбастер, с другой – лавстори. В запутанном сюжете, повествующем о прожигающем жизнь скульпторе и ради любимой Терезы вынужденном совершить убийство, Штёльцль подчеркнул страстное желание влюбленных быть вместе, чего, по законам жанра, не позволяет отец Терезы. И соперник, предназначенный папашей для брака, в наличии имеется. Прощение и помилование Папы и папы Челлини заслуживает только после отливки по заказу Ватикана статуи Мадонны. Хеппи-энд.

Все это активное действие во многом инициировано музыкой – в партитуре исключительно перпетуум-мобиле, помноженное на одержимость Валерия Гергиева, ведущего венских филармоников в феерических темпах. Партитура при этом очень сложная и для оркестра, и в особенности для певцов – арии и ансамбли невероятно длинные и виртуозные. «Бенвенуто Челлини» (особенно если учесть, что исполнена она в Зальцбурге), откроет для певцов большое будущее. Изабель Кальс выдает колоратуры в арии без головы, практически не видя дирижера, у немецкого тенора Буркхарда Фрица (Челлини) бесподобный лирический тембр и отсутствие технических проблем, а литовская сопрано Майя Ковалевска демонстрирует легкий, летящий голос, блестящую виртуозность и безупречную фигуру (большую половину оперы она порхает по сцене в костюме эльфа, то есть практически в одних крылышках).

Надо сказать, что при всем блеске и великолепии происходящего на сцене страдает музыка, она остается лишь импульсом для трюков и непрекращающегося праздника режиссерских находок, а также демонстрации колоратур. Происходящее в оркестровой яме остается последним, на что обращает внимание слушатель, превращающийся в этот вечер в зрителя, что не совсем правильно, поскольку опера – это искусство прежде всего музыкальное.

Марина Гайкович, Зальцбург, ng.ru

реклама

вам может быть интересно

Единство противоположностей Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Зальцбургский фестиваль

Персоналии

Валерий Гергиев

Коллективы

Венский филармонический оркестр

Произведения

Бенвенуто Челлини

просмотры: 3300



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть