Интервью с Сергеем Лейферкусом

03.04.2008 в 15:36

«Я, как солдат, должен понимать свой маневр»

Баритон Сергей Лейферкус 4 апреля, в день своего рождения, выступит в новом концертном зале Мариинского театра. Программа «Золотой век русского романса», составленная из произведений композиторов XIX - начала XX века, для певца, видимо, что-то вроде отдыха после оперных нагрузок. О предстоящем концерте, своем отношении к современным оперным постановкам, а также о роли режиссеров и менеджеров в оперном мире Сергей Лейферкус рассказал в интервью Ольге Романцовой.

— Кто будет вам аккомпанировать во время концерта в Мариинке?

— Мой постоянный концертмейстер Семен Скигин, профессор Берлинской консерватории. Он работает в Берлине со времен ГДР, но наша связь не прерывается.

— Вас пригласил Валерий Гергиев? Кажется, когда-то между вами была размолвка.

— Даже не могу сказать, что у нас была размолвка: мы не ругались и никогда не выясняли отношения. Просто в какой-то момент планы театра разошлись с моими личными планами - или наоборот. Было время, когда я не появлялся в театре, поскольку был безумно занят. Мы встречались, обсуждали планы театра и говорили, что мне надо бы поучаствовать в его премьерах, но ничего не получалось.

— Почему?

— В Германии все постановки планируются как минимум на два года вперед, в США - на полтора. Мариинский же объективно не может строить таких долгосрочных планов. Здесь постоянная труппа. И эту труппу надо кормить, платить зарплату, желательно такую, которая позволяла бы людям не думать о добывании хлеба насущного, а заниматься только музыкой. Добывать такие деньги для театра непросто. Даже Гергиеву иногда трудно добиться того, что он задумал.

— Например, чего?

— Валерий пригласил меня выступить c Мариинским в Шанхайской опере (Мариинка стала первым коллективом, выступившим в новом здании оперы. - "Газета"). Наутро после приезда раздался звонок, Валерий просил на минутку зайти. Он смотрел немецкую запись оперы Вагнера «Золото Рейна» и сказал: «Альберих - идеальная для тебя партия. Сможешь сделать ее с нами?» Я спрашиваю: «Когда?» Он говорит: «У нас премьера через три месяца». Тогда я ответил, что это несерьезно: его певцы давно учили «Золото Рейна», а мне с моими концертами, спектаклями и переездами выучить ее за три месяца было просто физически невозможно. Но потом я это сделал, и прошлым летом Гергиев пригласил меня в Нью-Йорк, где я пел в одном из спектаклей. Так что наши планы рано или поздно осуществляются. Я очень рад, что время от времени даю в Мариинском театре спектакли или концерты.

— Правда ли, что политику в оперном мире определяют не дирижеры и режиссеры, а менеджеры?

— Так было всегда, и я не вижу в этом ничего плохого. Могу привести интересный пример. Как-то я приехал в Нью-Йорк и, гуляя вечером, увидел, что в "Метрополитен-опера" дают оперу Верди «Стиффелио», которую я пропустил, когда она шла в Лондоне в "Ковент-Гарден". В ней пели Пласидо Доминго, Владимир Чернов и другие мои знакомые и друзья. Я решил посмотреть «Стиффелио», хотя оперу поставил режиссер Джан-Карло дель Монако, известный своими модернистскими спектаклями. Я позвонил Джо Вольпе (тогда он был директором "Метрополитен-опера", но недавно ушел на пенсию), он сделал мне место в ложе. Поднялся занавес, и я увидел потрясающий традиционный спектакль. В антракте заходит Джо Вольпе и спрашивает: «Нравится?» И в ответ на мои восторги продолжает: «Знаешь чего мне это стоило? Джан-Карло пришел с одной идеей, я отправил его обратно, он пришел со второй, я снова его отправил, и только в третий раз он принес мне это решение!» Поэтому если театром руководит достаточно умный, интеллигентный человек, который понимает в искусстве, бояться нечего.

— Как вы относитесь к современным оперным постановкам?

— Дело в том, что я, как солдат, должен понимать свой маневр. Могу принять любую современную постановку, если понимаю, для чего режиссер это придумал. Меня не интересует современность ради современности. К сожалению, с момента подписания контракта мы становимся заложниками постановочной бригады. Можно отказаться от работы, но это вызовет скандал, отлучение от театра и так далее.

— На сколько лет вперед расписан ваш график работы?

— На полтора года. Не могу похвастаться, что он расписан на два года, но на полтора у меня уже достаточно большой задел.

— Собираетесь ли вы петь новые партии?

— Конечно. Я сейчас интенсивно учу партию в одноактной опере Цемлинского «Флорентийская трагедия». С ней связаны очень большие планы у дирижеров Джеймса Конлона и у Владимира Юровского. Сначала я буду ее петь в концертном исполнении в Бразилии, а потом Юровский и Конлон хотят сделать оперные постановки. Еще мне предстоит выучить роль Светлейшего в опере Чайковского «Черевички», ее премьера состоится на сцене "Ковент-Гарден". Кроме того, я получил предложение спеть Мефистофеля в симфонической поэме «Осуждение Фауста» на фестивале в Австрии, на открытой сцене. Я пел его несколько лет назад с Сейджи Озавой, с тех пор не прикасался к этой партии, но все возвращается на круги своя.

реклама

вам может быть интересно

Созидание Малера Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

интервью

Раздел

опера

Персоналии

Сергей Лейферкус

просмотры: 3669



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть