Бархатные революции для пируэта и сопрано

17.09.2009 в 13:38

Картина Владимира Евгеньевича Орлова "Большой театр"

Не за горами 22 сентября, когда Большой театр начнет 234-й сезон государственной (по сюжету) оперой «Борис Годунов». В этот же день пройдет сбор прославленного коллектива, который, будем надеяться, успел отдохнуть после гастролей балетной труппы в Мадриде, где только что шесть дней танцевали «Спартака», и после успешного летнего показа оперы «Евгений Онегин» в миланском Театре Ла Скала, совпавшего по времени с проведением в Италии саммита «Большой восьмерки». Новый сезон ГАБТа будет во всех отношениях непростым: тут и финансовый кризис, который никто, к сожалению, не отменял, и все длящийся ремонт старого здания, и недавние серьезные перемены в руководстве творческими подразделениями театра.

Стройка века

Самое больное место театра – реконструкция старого здания. Оно закрыто на ремонт уже несколько лет, и, боже, как не хватает всего, что связано с подлинным домом Большого! И величественного верха с квадригой Аполлона, и великолепного золотого зала, и громадной старинной люстры, и приличной акустики… ГАБТ четыре года стоял в строительных лесах, а дата открытия все откладывалась. Широким массам задержки объясняли тем, что в ходе строительства то и дело возникали непредвиденные сложности. За время строительства не раз сменились подрядчики, менялась (в сторону увеличения) и так немаленькая смета, видоизменился и сам проект.

В частности, уже после закрытия ГАБТа на ремонт выяснилось, что состояние помещения гораздо хуже, чем ранее предполагали. Здание находилось практически в аварийном состоянии: несущие стены Большого пронизывали огромные силовые трещины. Пришлось, прервав ремонт, срочно «заклеивать» многочисленные прорехи в донельзя обветшавшем здании. В народе боялись, что театр вообще рухнет, но строители общественность успокоили: все заделано, для паники оснований нет. А давать прогнозы, когда ремонт закончится, – дело неблагодарное. В начале работ оптимистически называли осень 2008 года, теперь осторожно говорят о конце 2011 года.

Не утихают и споры вокруг самого проекта. Особенно яростно скрестили шпаги архитектурные эксперты: некоторые из них даже предполагают, что после реконструкции с «Большим театром как с памятником архитектуры можно попрощаться». Повышенное внимание общества к стройке вполне объяснимо: здание ГАБТа на Театральной площади – такой же символ страны, как, к примеру, Московский Кремль.

Теперь к делу. По поручению президента снова подключились столичные власти, в свое время громко «хлопнувшие дверью» в знак протеста против не понравившегося руководителям города проекта реконструкции. Тогда мэр даже вышел из Попечительского совета театра. Нынче Юрий Лужков снова активно вникает в детали стройки (проект реконструкции, как выяснилось, был основательно переработан задним числом) и уже успел раскритиковать как неудачное решение зрительской части театра, по словам мэра, сулящее многие бытовые неудобства публике, так и темпы и качество уже проведенных работ.

По последним сведениям со строительной площадки, летом закончили установку несущих конструкций в подземной части и начали переводить исторические стены Большого театра с временных рабочих свай на постоянный фундамент. Он, как планируется, должен выдержать вес в 150 тысяч тонн.

Новая метла по-новому метет

Впервые за многие десятилетия в ГАБТе не будет фигуры художественного руководителя. Как известно, последний худрук, он же главный дирижер театра, Александр Ведерников в начале лета подал в отставку, мотивировав уход расхождениями с дирекцией по многим вопросам театральной тактики и стратегии. Дирекция со своей стороны сделала ход конем. Она не стала заполнять образовавшуюся лакуну и объявила о начале сотрудничества с группой «постоянных приглашенных дирижеров, представляющих отечественное музыкальное искусство во всем мире». С каждым маэстро заключен долгосрочный контракт на участие в премьерах, концертах и гастролях, концертное исполнение опер, возобновление спектаклей текущего репертуара. Среди приглашенных – Александр Лазарев, Василий Синайский, Владимир Юровский, Кирилл Петренко и Теодор Курентзис.

Все люди известные и именитые, в том числе и три последних имени в списке (молодые дарования). Достаточно посмотреть их послужные списки: сплошь лучшие оркестры, ведущие музыкальные театры и престижные фестивали. Одновременно создается молодежная оперная программа, в рамках которой начинающие певцы из России и СНГ, отобранные по результатам конкурсных прослушиваний, пройдут двухлетнюю стажировку с перспективой быть принятыми в ГАБТ. Дирижерским проектом театр надеется значительно улучшить музыкальное качество текущего репертуара, молодежным – поднять уровень оперной труппы. Обе задачи давно назревшие и животрепещущие. Более чем.

В балете ГАБТа бархатные революции прошли полгода назад, когда Алексей Ратманский, прослуживший руководителем балета несколько лет, по собственному желанию покинул труппу, отдав предпочтение активной международной карьере хореографа. Вместо него в руководящее кресло сел Юрий Бурлака, профессионал совсем иного склада. Если Ратманский сочетал пиетет к классике со знанием современного балета и личной креативностью, то пассеист Бурлака обожает старину и слывет знатоком балетного наследия. Ревнители традиций при нем могут спать спокойно. Сторонники новшеств бодрствуют и настороженно присматриваются, куда теперь будет выруливать Большой балет. Есть сведения, что не в этом, правда, а в следующем сезоне театр намерен сотрудничать с ведущими западными балетмейстерами. Дай, как говорится, бог. И дело не в отсутствии патриотизма у автора этих строк. Просто на одних традициях далеко не уедешь, а в России (это вам подтвердит любой балетный профессионал) сегодня нет хороших молодых хореографов. К сожалению.

Цыганка и Джульетта умрут

Первым из балетных новинок 25 декабря покажут спектакль, претендующий на звание блокбастера сезона. Это старинная «Эсмеральда», которой в нынешнем году стукнет 165 лет. У спектакля извилистая сценическая история. Балет по роману Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери» некогда родился в Лондоне, потом переместился на сцену Петербургского Большого театра, где за него взялся Мариус Петипа, главный балетмейстер Императорского балета. Версию Петипа и восстанавливает худрук Большого балета Юрий Бурлака. Реконструкция старинных постановок – это огромная работа в архивах, умение передать стиль других эпох и, самое главное, чувство меры: далеко не все, что пленяло наших предков, может быть воспринято потомками с той же степенью адекватности. Но зато результат таких проектов (если он удачен) пленяет неповторимым ощущением «антикварности».

Слово «большой», которое Бурлака многократно употребил в своем интервью об «Эсмеральде», показывает, почему выбран именно этот балет: «спектакль, основанный на большой литературе, наполненный большими страстями, с большим количеством великолепных и очень разнообразных танцев как нельзя лучше отвечает духу московского Большого балета».

Вернувшемуся не так давно в театр Юрию Григоровичу предстоят аж две премьеры. Во-первых, его комедийный балет «Тщетная предосторожность» (сделанный силами Московской академии хореографии) пройдет на сцене Большого 6 ноября. Во-вторых, мэтру предложили к 21 апреля восстановить его спектакль 1979 года – «Ромео и Джульетта». Это вещь брутальная, полная величественных раздумий. Когда Григорович перед прежней постановкой в Москве поставил «Ромео и Джульетту» с декорациями Симона Вирсаладзе в Парижской опере, французам понравилось. В Москве спектакль, помнится, вызвал жаркие кулуарные споры, и Галина Уланова на худсовете в ГАБТе выразилась тогда не очень восторженно, но официальные рецензии были полны славословий. Время, как известно, лучший критик. Пусть спектакль возобновят. Тогда и будет видно, прошел ли он за 30 лет исторический фильтр.

Балетный сезон ГАБТа во многом состоит из реконструкций. Вторая по счету – одноактная. Питерец Сергей Вихарев ко 2 июля сделает «Петрушку» – балет русского хореографа Михаила Фокина, поставленный им в 1909 году для знаменитых «Дягилевских сезонов» в Париже. Тогда рафинированная Европа, покоренная антрепризой креативного Фокина, восхитилась молодецкой броскостью из далекой Московии. Теперь опус Фокина, основанный на картинках масленичных гуляний и русской ярмарки XIX века, смотрится как красивый этнографический лубок. Зато он проходит под грифом Дягилева, а значит, годится для показов в Европе, где 100-летие дягилевских сезонов с помпой отмечается уже год. Новообретенного «Петрушку» театр намерен включить в программу грядущих летних гастролей в Лондоне. Впрочем, половина успеха в любом случае обеспечит великая музыка Игоря Стравинского.

И совсем небольшой проект театра к финалу сезона – показ 4 июня мини-балета французского хореографа Ролана Пети «Юноша и смерть». Балетная притча, созданная в 1946 году, в эпоху увлечения экзистенциальными идеями (либретто написал сам Жан Кокто!), предназначена для двух исполнителей. Один из них – Юноша, другой, вернее, другая – Смерть. Роль Юноши некогда была коронной в репертуаре Нуреева и Барышникова. В Большом ее намерены поручить молодому виртуозу Ивану Васильеву. «Юноша и Смерть» – балет, надо сказать, не из веселых. Музыка Баха здесь помогает вычленить отношения героев по типу «удав и кролик», где «кролик» обитает в нищей парижской мансарде, а «удав» является в виде красивой и стервозной особы, утонченные издевательства которой доводят молодого человека до самоубийства.

Венский вальс и венский ужас

Отмена весной постановки «Отелло» (французская команда создателей спектакля предложила немыслимо дорогостоящее решение, и театр на это не пошел) не означает отсутствия оперных премьер в сезон 2009–2010 годов. Опер в Большом будет две, точнее, одна опера и одна (внимание!) оперетта. Да, именно оперетта, веселенькая Die Fledermaus («Летучая мышь»). Пуристы, не спешите ужасаться. Это у нас примеров постановок оперетт в ведущих оперных театрах мало. А в мире такая практика весьма развита, причем поют в опереттах – и с большим удовольствием! – лучшие оперные звезды. Недаром «Летучая мышь», написанная Иоганном Штраусом в 1874 году, вошла в Книгу рекордов Гиннесса как самая исполняемая оперетта в мире. Комический фарс великого венца не просто веселит публику, но располагает богатейшим музыкальным запасом. Виртуозные арии и ансамбли, вальсы, польки, чардаши, испанский, шотландский и русский танцы – голова кругом!

Суть «Мыши» – флирт разной степени легкости, розыгрыши и недоразумения, а ее сюжет – смешные приключения богатых венских обывателей до, во время и после бала в доме сумасбродного русского богача князя Орловского. Говорят, что идея «Летучей мыши» в ГАБТе давно витала в кулуарах Большого, вещь мечтали сделать Мстислав Ростропович и Борис Покровский. Теперь ставить Штрауса пригласили питерца Василия Бархатова, юного амбициозного режиссера, который уже сделал в Мариинском театре оперы «Енуфа» и «Братья Карамазовы». Грядущий спектакль можно смело рекомендовать широкой публике. Судя по прежним бархатовским творениям, в его «Мыши» придраться к реализму сценического действия не смогут даже пенсионеры, тоскующие о театре советской юности. Костюмы создает модный дизайнер одежды Игорь Чапурин, который в профессиональном смысле наверняка оттянется по полной программе: старая Вена в атмосфере бала – рай для фантазии кутюрье. Другое дело, что с появлением 18 марта ГАБТовского спектакля количество летучих грызунов в столице приблизится к критическому. Оперетта Штрауса уже идет в «Геликоне», в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, а также в Театре оперетты. Просто стая мышей какая-то.

От второй оперной премьеры ГАБТа, обещанной на 24 ноября, смеха ждать не приходится. Она требует от публики серьезного отношения, вдумчивости и готовности вникать в сложность современного искусства. Театр решил взяться за «Воццека» Альбана Берга. Либретто написано по мрачной пьесе XIX века, повествующей о жизни полубезумного солдата в тупой армейской действительности. Музыка Берга, классика так называемой нововенской школы, достаточно сложна и, мягко говоря, не похожа на произведения Чайковского. Тем не менее в Европе «Воццек» – одна из самых популярных и репертуарных опер. Просвещенная публика ценит трагические мотивы с привкусом абсурда, смесь гротеска с натурализмом, повышенную аффектацию и «крик души».

Постановочная команда в лице режиссера Дмитрия Чернякова и дирижера Теодора Курентзиса обещает нетривиальный подход к этому экспрессионистскому сгустку эмоций. «Воццек» вообще требует умения отвыкать от привычек. В 1921 году, когда опера была написана, даже наставник Берга, авангардный композитор Шёнберг, отрицательно отнесся к идеям ученика. «Музыке более близки ангелы, чем денщики», заметил учитель, но ошибся. Нашей публике, гораздо более консервативной, чем на Западе, еще предстоит учиться восприятию «Воццека». Так что Большой, взявшийся за «некассовую» и психологически трудную постановку, стоит похвалить за смелость.

На этой счастливой ноте…

Директор ГАБТа Анатолий Иксанов уверовал во вновь утвержденные сроки открытия старого здания и уже озвучил названия первых спектаклей, планируемых к постановке на исторической сцене сразу после окончания ремонта. Новый старый Большой театр в 2011 году обещает балет «Спящая красавица» на октябрь и оперу «Руслан и Людмила» на ноябрь. Тогда же должны состояться давно запланированные, но по срокам перенесенные – из-за долгого строительства – гастроли миланского Театра Ла Скала. Хочется надеяться, что новый старый дом нашего любимого театра ни в чем не будет уступать помещениям главных зарубежных театров-конкурентов. Что после капремонта там будут превосходно петь и блестяще танцевать. А если в этом доме будет еще и уютно, то через некоторое время под сценой наверняка заведутся кошки. Как было в том ГАБТе в старые добрые времена.

Майя Крылова, russianews.ru/newspaper

реклама

вам может быть интересно

Солнечный концерт в БЗК Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

статьи

Раздел

опера, балет

Театры и фестивали

Большой театр

Персоналии

Алексей Ратманский

просмотры: 2590



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть