Чехов и опера: комический дуплет в театре на Никольской

Александр Матусевич, 30.01.2010 в 12:30

Театр имени Покровского

Театр имени Бориса Покровского с самого своего возникновения в начале 1970-х имел несколько идей-линий стратегического развития, верным которым он остается и после смерти отца-основателя. Одной из таких важнейших линий всегда была работа с современными авторами, с ныне живущими композиторами, пишущими для оперного театра. Как известно, открывался театр постановкой «Носа» Шостаковича, и классик советской музыки присутствовал на репетициях в маленьком подвальчике на Ленинградском проспекте – там, где начинался Камерный театр. Хорошо известно, что «первый блин» – был одним из самых удачных детищ Московской камерной оперы (именно под этим брендом театр известен за рубежом): искрометный спектакль Покровского жив до сих пор и пользуется до сих пор невероятным успехом у публики.

Огромное количество опер наших современников получили сценическую жизнь в этом театре. По освоению новых произведений для музыкального театра Камерная опера давно оставила далеко позади обе «лаборатории советской оперы» (каковыми в свое время именовались московский театр имени Станиславского и Немировича-Данченко и ленинградский МАЛЕГОТ), а уж о больших академических сценах тут и говорить не приходится. Правда на благородном пути поддержания искры жизни в одряхлевшей 400-летней старухе под названием «Опера» у театра Покровского есть одно немаловажное ограничение – это камерный формат: не всякую оперу можно поставить на этой сцене. Однако в последние годы коллектив решался на весьма рискованные эксперименты, приспосабливая под свое пространство и свои возможности даже и крупноформатные произведения. Из последних новинок театра на этом пути – премьеры опер Ширвани Чалаева «Кровавая свадьба» и Владимира Дашкевича «Ревизор».

Основное внимание всегда уделялось работе с отечественными авторами: оперы Щедрина, Хренникова, Слонимского, Холминова, Таривердиева и многих других не раз звучали со сцены Камерного театра. На сей раз театр обратился к творчеству по всем нынешним формальным признакам зарубежного композитора, чьи произведения, однако, хорошо и давно известны в России – белорус с латиноамериканскими корнями Сергей Кортес еще в конце 1970-х удивил Москву своей оперой «Джордано Бруно». Кортеса не назовешь творцом, обиженным судьбой: его произведения достаточно регулярно исполняются в родной Белоруссии, а в бытность его директором Большого театра оперы и балета в Минске все его оперы появлялись в репертуаре коллектива, некоторые сохраняются там и сегодня.

Именно в Минске несколько лет назад прозвучала и первая из опер чеховского диптиха (а до того мировая премьера состоялась на фестивале в швейцарском Солотурне), ныне предлагаемого московской публике, – «Юбилей». А вот вторая часть – «Медведь» – была специально написана по заказу Московской камерной оперы. Соответственно «Юбилей» пришлось адаптировать к реалиям малой сцены, мировая же премьера «Медведя» состоялась в Москве в первозданном виде. Родной язык обеих опер, разумеется, русский, хотя, наверно, было бы любопытно услышать Чехова по-белорусски.

Музыкальный язык Кортеса достаточно прост: в нем нет неподъемной зауми, цель которой – вызвать головную боль и недоумение у слушателя. Оперы Кортеса развивают декламационно-речитативный стиль, прописанный отечественному музыкальному театру еще самим Даргомыжским: речитатив выпуклый, выразительный, живой, однако кроме него есть и места с яркой мелодикой, развивающие, например, линию городского романса (запоминается в этой связи ариозо Смирнова из второй части диптиха «Как хороши красотки в Монте-Карло»). Оркестровый язык скуп, инструментовка лаконична, что позволяет вокалистам быть услышанными, без особых усилий донести пропеваемый текст до публики.

Если сравнивать два произведения, а такое вполне уместно, коли уж даются они в один вечер, да практически и неизбежно, то я бы отдал предпочтение второму: психологическое развитие характеров в дуэли мелкопоместных дворян Кортесу удалось куда интересней, чем сумятица в банковском офисе в преддверии юбилейных торжеств. И если в первой опере необходимость следить за всеми перипетиями сюжета даже несколько утомляет, то во второй забавный диалог героев слушается очень естественно, что называется, на одном дыхании.

Как всегда в театре Покровского режиссура обеих опер зиждется на старых добрых канонах: реализм и точное следование либретто, стремление передать дух эпохи, идеи авторов произведения, а не свои собственные измышления по этому поводу. Режиссер Игорь Меркулов не без изящества выстраивает мизансцены, а художник Юлия Акс – сценическое пространство. В первом случае – это крикливо-вычурный антураж «новорусского» доходного заведения, во втором – интимно-камерная обстановка небогатой сельской усадьбы.

Традиционно в Камерном театре интересны актерские работы. В «Юбилее» это, конечно, невозможно нудный психопат бухгалтер Хирин (Сергей Остроумов) и гротескно-комичная старуха Мерчуткина (блистательно сыгранная Ириной Гелаховой). В «Медведе» же пара помещиков-дуэлянтов (Попова и Смирнов) не отпускает внимание публики ни на секунду: искренне хочется воскликнуть «bravi» Ольге Березанской и Герману Юкавскому за их феерическое царствование на сцене в контексте комической оперы-водевиля. Добротную музыкальную основу для певцов создает оркестр под управлением Олега Белунцова, точно и тонко освоившего непростую современную партитуру.

реклама

вам может быть интересно

Гармоничная пестрота Классическая музыка
Звуки, рожденные тишиной Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Камерный музыкальный театр имени Покровского

просмотры: 3722



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть