Оркестр Баварского радио и Марис Янсонс в БЗК

Татьяна Елагина, 08.04.2013 в 19:21

Оркестр Баварского радио и Марис Янсонс в БЗК

Соединение оркестра и дирижёра сродни дружескому, даже любовному союзу. Но здесь традиционно, если маэстро ярче коллектива музыкантов, то он по мере сил вытягивает его на более высокий уровень. Вариант наоборот: слабый дирижёр, вставший за пульт маститого коллектива, как правило, вызывает сочувствие.

Подлинная гармония — когда команда и капитан равны друг другу мастерством, и совсем здорово, коли они и по темпераменту совпадают. Именно такое впечатление создавалось на концертах Симфонического оркестра Баварского радио под руководством Мариса Янсонса.

Один из лучших оркестров Германии, созданный в 1959-м году, отличает особо интеллигентный стиль и звучание.

А многолетняя ориентация на игру «для микрофона» в студии дала тщательность проработки партий и отсутствие аффектации в подаче материала. При том, в отличие от супер-тяжеловесов жанра, Берлинских или Венских филармоников, состав оркестра значительно моложе, средний возраст, на вскидку — 35-40 лет, есть и женщины, не только скрипачки, но неожиданно на духовых, вплоть до фагота.

Если сильно придираться, то, как раз, деревянные иногда были небезупречны — чуть-чуть. Но в целом…

Пожалуй, такого тремоло струнных, как в Шестой симфонии Шостаковича, открывшей первый вечер, не припомню. Трепетный гул единого инструмента при почти стоячих смычках, идеально слитный, завораживающий. Тутти струнных на форте очень плотное, почти материальное.

Трактовка этой не часто исполняемой симфонии (соч. 1939 года) была вполне традиционна, сразу вспоминалось, что Марис Янсонс много лет был ассистентом Евгения Мравинского.

Но само звучание, манера игры баварцев придавала нашему национальному гению иной колорит.

Более сдержанный в эмоциях, весь с такой матовой патиной. Когда страсть кипит внутри, контролируя себя. Убедительно, без дёрганья и срывов менялись все темпы, особо прихотливые в 3-й части Presto, яркими были динамические контрасты, crescendo.

Во втором отделении была исполнена «Фантастическая симфония» Берлиоза.

Здесь мнения коллег не столь однозначны. Кому-то не хватило романтического пафоса, порыва. Не соглашусь, и романтика может быть сдержанной.

Чарующая лейттема Возлюбленной появилась в 1-й части «Мечтания. Страсти» очень мягко, без пафоса, как воспоминание. Вальс — 2-я часть «Бал», прозвучал аккуратно, с таким реалистичным ощущением скольжения по лакированному паркету зала и заученных па. В 3-й части, «Сцене в полях», нас ждал акустический трюк, который сыграл так естественно, что узнали о нём лишь после.

Деревянные духовые (альпийские пастушки по программному содержанию) и колокола (небольшие, но настоящие) перекликались из фойе Большого зала сквозь открытые двери.

Этот «сурраунд» был задуман самим Берлиозом, но в новейшей практике исполнения не применяется, идея расширить «географию» оркестра принадлежит Марису Янсонсу. Попадание «в десятку»! «В полях» запомнились и выверенные кульминации, замечательные соло кларнета и английского рожка.

4-я часть — «Шествие на казнь» — траурный марш. Тяжело, словно с оттяжкой и какой-то издёвкой, предвещающей финал, звучал оркестр.

Поделюсь возникшей ассоциацией, поначалу дикой, но неотвязной, возможно оттого, что только что перечитала «Очарованного странника» Лескова. Там есть сильнейшая жанровая сцена, когда татары за обладание дорогим породистым конём хлещут друг друга плетьми, бьются «на перепор», по обычаю, кто первый упадёт.

Ритм и поступь оркестра — словно оттуда, выверенные мастерские удары.

5-я часть «Сон в ночь шабаша». Все мы проходили это по истории музыки — рыжекудрая красавица актриса Генриетт Смитсон, муза Берлиоза, здесь является в жалком загробном виде скелета, так пылкий Гектор «отомстил» своей неразделённой возлюбленной.

Впервые использованный приём con legno — игра тростью смычка, как раз изображает стук костей.

Но сыграть синхронно эти «косточки» гораздо труднее, чем придумать такое.

У баварцев получилось идеально. А акценты в гротескно-изменённой теме Возлюбленной были смачны аж на грани площадного балагана.

Очень стройным у меди получилось Dies irae, и могучее фортиссимо при поддержке больших барабанов отдавалось в животе, как хвастают завсегдатаи рок-концертов. Здесь горделиво подумалось — как замечательно звучит Большой зал Московской консерватории! Любые хоть три, хоть пять форте воспринимаются без перегрузок.

Естественно, не отпускали оркестр и дирижёра без бисов.

Они были тщательно продуманы. Хрустально нежно прожурчало после страстей популярнейшее Andante cantabile — 2-я часть из Струнного квартета Фа-мажор Гайдна в переложении для оркестра. И бешеным контрастом, наотмашь, последний номер: Антракт между 6 и 7 картинами из оперы «Леди Макбет Мценского уезда», совсем родной Шостакович, с издевательскими темами Полицейских.

Пожалуй, второй вечер московских гастролей баварцев, прошедший при ещё большем аншлаге (как встарь, жаждущие заняли все ступени амфитеатров!), можно в ещё большей степени назвать бенефисом именно коллектива.

Пятая симфония Бетховена, открывшая его, была моментально узнаваема не только темой «cудьбы, стучащейся в дверь»,

но и совершенно немецким, хрестоматийным по духу исполнением. Нарочито очищенное от штампов, чётко следующее всем нюансам партитуры, такое слегка настырное в своей «немецкости».

«Балетное» второе отделение подарило популярные сюиты из балетов «Ромео и Джульетта» Прокофьева и «Жар-птица» Стравинского.

И если Прокофьев удивлял и радовал точностью и красотой отдельных соло, шекспировской самодостаточностью музыки вне хореографии, то «Жар-птица» по сравнению с классической интерпретацией самого же маэстро Янсонса с оркестром Осло на CD показалась более сдержанной, суховатой. Но для тех, кто слышал эту музыку впервые, бесспорно, яркое впечатление.

И снова два биса, как «лёд и пламень». Продолжая балетную тему медитировала «Панорама» из «Спящей красавицы» Чайковского. Вслед небесному — земное, трагическое. Снова «Ромео и Джульетта» Прокофьева — Бой и смерть Тибальда.

Стремительный темп, почти физическое ощущение схватки, неожиданно бешеный адреналин после целого сыгранного вечера.

Овации БЗК не перешли в привычный баварцам топот, но градус их был наивысший.

Что сказать напоследок? Хорошо, когда после знакомства с маэстро и его оркестром хочется «добавки». К счастью, новая встреча с Марисом Янсонсом ждёт москвичей, надеемся, уже осенью 2013 с Концертгебау из Амстердама, а замечательный Оркестр Баварского радио легко доступен в Сети на BR-Klassik.

реклама

вам может быть интересно

Повелители молний Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама





Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть