Ольга Перетятько: «Мне есть, что сказать»

Анна Ефанова, 09.12.2013 в 10:45

Автор фото — Сергей Бирюков

26 ноября лирико-колоратурное сопрано Ольга Перетятько впервые выступила с Российским национальным оркестром под управлением Михаила Плетнёва. После концерта в Московской филармонии талантливая и целеустремленная певица из Санкт-Петербурга, живущая за границей, ответила на вопросы корреспондента Belcanto.ru.

— Вы не скучаете по России?

— Я, вообще, не скучаю: мне некогда. Как только начинаются первые признаки хандры: будь то тоска по Родине, родным или любимому человеку, рецепт простой — иди позанимайся.

— Почему согласились выступить в Москве?

— Каждый приезд в Россию мне очень важен не только потому, что у меня тут родные и друзья. Мне важно выступать на родине, как русской певице. Плюс нечасто приходится исполнять русскую музыку: только в камерных концертах под рояль. Некоторые вещи были оркестрованы специально для этого выступления. Поэтому я с радостью согласилась.

— Нарушили гастрольные планы?

— Концерт был запланирован заранее. Поэтому те, кто предлагал какой-то проект в этот период были, в свою очередь, опоздавшими.

— С Михаилом Плетневым Вы были знакомы раньше?

— Мы познакомились на первой московской репетиции и сразу поняли, что говорим на одном языке.

— Понравился оркестр?

— Впечатление прекрасное: талантливые отзывчивые люди и тонкие музыканты. РНО — очень слаженный коллектив: работают быстро и ответственно, у них замечательный концертмейстер и вообще вся струнная группа образцово-показательная. Но не могу не отметить и остальные группы инструментов. Вообще, их не хочется разбирать по группам для анализа — это единый организм. У каждого оркестра свой особый звук, который культивирует художественный руководитель. Репетиции были сплошным удовольствием.

— Концертную программу сочиняли вместе?

— Моцарт был моим предложением, русскую музыку предложил маэстро.

— Вы открыли для себя новое в романсах Чайковского благодаря оркестровке Плетнева?

— Чайковский в принципе не мой композитор, во всяком случае пока. Но было очень интересно услышать, как маэстро трактует фортепианные нюансы сочинения и какие именно инструменты слышит для определенных музыкальных фраз. Единственное, что на будущее, в случае исполнения «Кукушки», я бы транспонировала все повыше, так как романс написан очень низко, что работает с фортепиано, но вызывает сложности с оркестром.

— При разучивании романсов Рахманинова на Вас не давили достижения предшественниц?

— По этой логике надо петь только музыку, сочиненную сегодня утром. В принципе, я не слушаю записи при разучивании, а стараюсь давать свою трактовку. Думаю, мне есть, что сказать.

— В Вашем восприятии образа Марфы произошли изменения после берлинской постановки «Царской невесты» Дмитрия Чернякова?

— Это была моя первая Марфа, так что мне не с чем сравнивать. Если буду участвовать в других проектах с этой ролью, тогда и увидим. Образ Марфы у Чернякова такой же, как и у Римского-Корсакова: беззащитно-трогательная и мечтательная девушка, не имеющая никакой вины, жертва чужих страстей, «выдернутая» против воли из дома в царские палаты, отравленная и не понимающая, что с ней.

— Мнение критиков, что темпы моцартовских арий были растянуты. Вы чувствовали себя комфортно?

— Восприятие темпа — явление очень субъективное, зависимое от многих факторов, вплоть до возраста, частоты пульса и самочувствия. Я чувствовала себя комфортно. Тем более, что маэстро и оркестр чутко реагировали на мои желания: если мне хотелось сдвинуть или наоборот замедлить темп — они шли за мной. Это очень редко для оркестра, нечасто исполняющего подобную музыку.

— Как Вам объяснил Михаил Плетнев то, что слишком рано вступил и не дал допеть каденцию в «Соловье» Алябьева?

— Он ориентировался на трель перед высоким «ре». Но в той каденции было несколько похожих оборотов.

— Аншлаг и три биса в Москве — показатель успеха.

— Это не мне судить. Но я очень довольна, как все прошло.

— Ваши совместные выступления с Российским национальным оркестром получат продолжение в Кельне?

— Да, уже давно меня пригласили принять участие в концерте Кельнской филармонии в следующем году. РНО очень по-европейски планирует работу: в отличие от других коллективов и театров его планы делаются за 2-3 года вперед.

— От Валерия Гергиева Вам поступали предложения?

— В Мариинском театре мне не предлагали выступить, но за пределами России — да.

— Отказались?

— Я не смогла принять приглашения в силу уже подписанных контрактов.

— Планируете?

— Нет, конкретных планов нет. Но я бы очень хотела выступить с Валерием Гергиевым.

— Какой репертуар Вам сейчас удается лучше всего?

— Тот, что отвечает моему типу голоса — бельканто Россини, Доницетти, Беллини; Моцарт, Рихард Штраус. Хочу добавить некоторых французских авторов.

— Следующий компакт-диск посвятите французам?

— Наверное, я всерьез обращусь к французским композиторам.

Автор фото — Сергей Бирюков

реклама

вам может быть интересно

Ссылки по теме

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама





Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть