На концертах IV Рождественского фестиваля духовной музыки

Татьяна Елагина, 23.01.2014 в 15:29

Ансамбль древнерусской музыки «Сирин»

Духовная музыка — особый жанр, интерес к которой объединяет и воцерковлённых прихожан, и агностиков, и академических музыкантов, и меломанов-любителей. Исполнение предназначенных для храма песнопений в концертной обстановке существенно отличается по стилю от канонического, о чём недавно говорил наш выдающийся хормейстер В. Н. Минин. Но ощущение Света, высокая духовность, льющаяся со сцены Светлановского зала Дома музыки, создавала эффект присутствия на Служении, несмотря на разность жанров и коллективов.

С творчеством ансамбля древнерусской музыки «Сирин» знакома давно,

почти с момента создания коллектива в 1989 году. Посчастливилось работать над их первыми студийными записями в Государственном доме радиовещания в начале 90-х годов. И уже тогда поразила непохожесть исполняемой музыки на все известные дотоле жанры. Вот цитата из буклета фестиваля:

Ансамбль исполняет древнерусские богослужебные песнопения XV-XVIII: знаменный, путевой, демественный распевы, строчное и знаменное многоголосие, ранний партес, монастырские распевы, партесный концерт. Особое место в репертуаре занимают духовные стихи. В 2000 году ансамблем было реконструировано «Пещное действо» — древний богослужебный чин.

...«Сирин» много и плодотворно сотрудничает с композиторами и режиссёрами, такими как Анатолий Васильев, Кама Гинкас, Валерий Фокин. Специально для ансамбля написаны «Плач Иеремии» и «Заповеди Блаженства» Владимира Мартынова, «Музыка для Рождества» и «Слово» Павла Карманова, музыка к спектаклю «Шинель» Алексндра Бакши и др.

«и др.» чуть расширю.

Пение на стыке церковного и народного, с большим вниманием и пониманием старообрядческого наследия.

Отсюда, наверное, и ощущение забытого-сокровенного, и недавний саундтрек к сериалу Н. Досталя «Раскол». За 25 лет повзрослели ветераны «Сирина», пришли новые участники взамен выбывших.

Постоянство в руководителе и создателе — Андрее Котове. Певец, хормейстер и фольклорист, выпускник Гнесинской академии, долгие годы занимавшийся изучением особенностей аутентичного пения русской средневековой музыки и народных песен, начинавший сам в ансамбле Дмитрия Покровского.

Андрей Котов выработал и особый вокальный стиль, особенно заметный у женской половины ансамбля.

Лёгкое, без малейшего напряжения пение, в отличие от фальцета отлично слышимое и на пианиссимо, и не бестембровый «белый» звук, и не нарочито открытое народное. Как правильно назвать — пусть решают профессионалы от вокала и фольклора. Но слова оперной Снегурочки «и слушаешь — и таешь!» очень здесь подходят. А ещё веришь всему, понимаешь каждое старославянское, даже диалектное слово и часто предательски наворачиваются слёзы.

Ансамбль древнерусской музыки «Сирин»

Не случайно, наверное, в «Сирине» сакральная дюжина исполнителей — шесть женщин и шесть мужчин.

Каждый из них — настоящий музыкант и личность, все достойны поимённого перечня. Но это, надеюсь, отдельная будущая тема. Слаженность и впетость произведений изумляет. Не то что ни одной фальшивой, а даже сомнительной ноты или гармонии не услышала за весь концерт! И ведь не просто стоят и поют, а всё время действуют. Или сдержанно меняются местами, кланяются как в Рождественских стихирах и раннем партесе XVII века, или устраивают настоящую Народную драму «Царь Ирод».

Говорят, все мы в Рождество становимся слегка детьми. Может быть!

Но и современные дети избалованы высокотехнологичными зрелищами, спецэффектами и т.д. А тут — вынесли большой мешок, разобрали из него корону из фольги для Ирода и смешные картонные мечи для стражников, красочные подлинные старинные сарафаны певиц прикрыли то чёрным плащом, то нежными ручными кружевами Ангела. И зазвучали лубочно- наивные стихи про избиение младенцев и приход Волхвов, чередуемые с удивительным пением.

Даже не театр, а его древняя предтеча — мистерия, примитивная и понятная всем.

Но вот явилась к трону Ирода Рахиль с последним уцелевшим ребёнком, и взмахнули мечами жестокие стражники. Тёмно-синий тючок, изображавший младенца, остался целым, но стенала и горевала Рахиль взаправду, с интонациями русской похоронной плакальщицы, что способны пробрать до нутра любого. Слышала наяву однажды: душераздирающе страшно!

Ансамбль древнерусской музыки «Сирин»

В общем, внимали все старинному действу искренне, как и не снилось модным «режоперам». И совершенно естественно в самый момент Чуда, рождения Спасителя, раздалось стройное многоголосие по-грузински. Древний напев на звучном, но непонятном языке подчеркнул мистику момента. Завершилось представление пререканием Ирода и Смерти, справедливым возмездием душегубцу и, естественно, выносом Рождественской звезды под ликующее «А в Ерусалиме».

Заключительный номер программы — «Сей стих о любви» на музыку Андрея Котова. Стилизация столь хороша, что только после, из буклета, поняла авторство этой светлой, глубокой, какой-то северно-скитской вещи. И «на бис» уходили Сиринцы со сцены под партесные «Многая лета».

Второе отделение того же вечера 12 января стало в лучшем смысле контрастом первому.

Архиерейский праздничный мужской хор Свято-Троицкой Александро-Невской лавры из Санкт-Петербурга — коллектив молодой, создан в 2010-м году в преддверии подготовки празднования 300-летия Лавры.

«Основными задачами стало возрождение церковно-певческих традиций Невской Обители, поиск малоизвестных песнопений и введение их в празднично-концертную практику, расширение репертуара и гастрольной деятельности», — из буклета фестиваля.

Академизм высшей пробы.

Шестнадцать мужчин звучали мощно и стройно — опять интонационно не к чему придраться. Не стану утомлять перечислением всех семнадцать номеров программы. Это произведения позднего церковного многоголосия, начиная со Степана Дегтярёва (1766-1813) и Дмитрия Бортнянского (1751-1825) и заканчивая авторами 20 века. Среди них, наряду с сугубо духовными авторами А. Кастальским, Я. Чмелёвым и Дм. Аллемановым, и светский классик Александр Гречанинов.

Особое имя — Николай Голованов, тот самый — кто не в курсе — главный дирижёр Большого театра и кремлёвский фаворит, дирижировавший сводным оркестром на панихиде по Сталину в марте 1953 года. Николай Семёнович, будучи глубоко религиозным человеком, писал свои духовные хоровые сочинения «в стол», как отдушину, не надеясь услышать их исполнение. Его «Тебе поем» хор исполнил очень проникновенно.

Архиерейский праздничный мужской хор Свято-Троицкой Александро-Невской лавры

И Гречанинов «удался», если это слово применимо к духовной музыке. «Единородный сыне» окунул в традиции древнего распева. Во время пения «О тебе радуемся» с громким хлопком, почти как выстрел, лопнул фонарь в зале. Но хор даже не прервал легато! Только молодой, сияющий постоянной улыбкой залу регент Антон Марущак, чуть повёл взглядом. Песнь Гречанинова «Воскликните, Господеви!» прозвучала безупречно.

Оригинальная обработка европейского рождественского «хита» «Ночь тиха» Грубера дала понять, что и западный репертуар хору не чужд.

Изюминкой финала стали украинские колядки в обработке Миколы Леонтовича.

«Що то за предиво», «Землю юдейську» и особенно запомнилась ласковостью мелодии «Пречистая Дiва». Ну а на бис Архиерейский хор явил всю мощь в «С нами Бог» А. Зиновьева.

* * *

Прекрасно, когда послевкусие от концерта не обманывает ожиданий, когда чуточку завидуешь сама себе, что побывала там. Что может быть ещё сильнее в шкале положительных эмоций? Разве встреча с чем-то совсем новым, другим, экстра-класса. Тогда замираешь в восхищении: «вот какие чудеса могут творить люди». Всё это о Патриаршем хоре кафедрального собора Святой Троицы в Тбилиси.

Грузия — одна из самых «певучих» стран,

где даже в глухой горной деревушке крестьяне за праздничным столом и теперь легко строят полифоническое многоголосие на зависть консерваторцам. Что уж говорить о специально отобранных, обученных церковных певцах?

Друзья-сверстники и постарше, кто бывал ещё в Грузинской ССР на экскурсиях, сразу делились, как зашли в сельский храм, древностью камней сравнимый с византийскими базиликами, и обмерли от ангельского пения. Но что делать — не довелось тогда, а теперь в независимую Грузию слетать и вовсе посложнее, чем в Испанию или Германию. Только купленная много лет назад в культурном центре З. Церетели компакт-кассета давала первое представление о дивной смеси амвросианской в основе монодии, щедро расцвеченной грузинским многоголосием.

Всё это было в концерте 14 января. Канонически легко переводимые на русский родные православные названия: «Иже Херувимы», «Аще и во гроб снизошел еси», «Ангел вопияше», открывшие концерт. И более специфичные: «Ты есть Лоза», обращённый к Богородице, или «Улхине» — «Помилуй, даруй радость утешения», спетые в начале второго отделения.

Суровая архаика напева, что могла слушать и великая царица Тамара, смягчалась почти неземным пиано, лежащим на органных глубоких басах.

Цепное дыхание — фантастическое, бесконечное! Ощущение, что ещё малость — и воспаришь вместе с музыкой.

Но созданный в 1998 году по инициативе и с благословения Блаженнейшего и Святейшего Каталикоса-патриарха Илии II коллектив кроме всего богослужебного цикла участвует в известных фестивалях, активно гастролирует. Помимо уникальных средневековых грузинских полифонических произведений (начиная с V-VI века) исполняет и народные песни, а также сочинения других стран и эпох.

Патриарший хор кафедрального собора Святой Троицы в Тбилиси

Полный состав хора — 60 певцов, на сцене Светлановского зала насчитала максимально 36. Удивило, что типично грузинские лица в меньшинстве. Молодые, от 30 до 40 лет интеллигентного среднеевропейского вида мужчины, далеко не жгучие брюнеты. Но что они творили своим пением! Поверю, если у кого-то из публики от такого звучания прошли или сильно ослабели хронические болячки.

Terra incognita — это произведения современных грузинских церковных авторов.

Счастье, что хоть маленький кусочек этого богатства приоткрылся нам. «Псалом» Иосифа Барданашвили, «Прощай» и «Хорал» Иосифа Кечакмадзе — пример того, как традиция гармонично сочетается с веяниями 20 века, создавая истинную Красоту.

Нечто космическое, опрокидывающее любые понятия о технике мужского хора a capella — «Экзерсис» Иосифа Кечакмадзе, исполненный без слов, большей частью с закрытым ртом. Эти малые секунды, взлёты и падения динамики от пяти пиано к фортиссимо, пряно-острые гармонии! Любой голливудский оскароносный создатель саундтреков к «внеземным» фильмам, услышав такое, должен бы разбить навороченный синтезатор, и смиренно попроситься в ученики.

Один из хормейстеров — Звиад Болквадзе — выступил на сей раз и как композитор: «Есть где-то блаженный мир», и сам исполнил другое своё произведение «Жизнь». Оба номера слушались с трепетом. Солировал совсем молодой (1981 г. р.) , но очень крепкий и мужественный Звиад с полной самоотдачей. Его не вполне академический, с приятной народной патиной баритон как нельзя лучше подошёл к песнопению, в котором, наверняка, и слова значимые, философские. Но даже без перевода было понятно — о чём это.

Хочется поблагодарить обоих хормейстеров-регентов — Свимона Джангулашвили и Георгия Донадзе.

В первом, академическом отделении, где все участники и дирижёр стояли в простых чёрных рубашках и брюках, это был Свимон Джангулашвили — высокий, очень худой мужчина на вид лет за сорок. Трепетные руки, нервное тонкое лицо, излучающее энергетику. Владение коллективом полнейшее!

Второе отделение сделало акцент на «традиционную грузинскую народную полифонию».

Оказывается, любой скромный интеллигент, надев черкеску с газырями и прицепив кинжал у пояса, резко хорошеет! И хормейстер здесь вышел под стать — Георгий Донадзе: молодой, плотный, с антично-крупными чертами лица и каким-то особой формы кинжалом. Настоящий джигит!

Восемь народных песен чередовали могучее многоголосие древних трудовых и земледельческих напевов и явно более поздние любовные сольные номера под аккомпанемент пандури (грузинская трёхструнная разновидность лютни). На пандури мегрельскую лирическую играл и сам хормейстер.

Градус отклика почти аншлагового зала повышался от номера к номеру, аплодисменты переходили в овацию,

неслись крики «браво» и «спасибо». На бис выложившиеся тбилиссцы преподнесли сюрприз — «Подмосковные вечера». С неожиданно минимальным акцентом и, естественно, вкусно по-грузински гармонизованные.

В первый вечер старого православного Нового года 14 января захотелось поверить, что оказавшийся возможным по церковным каналам приезд потрясающего грузинского Кафедрального хора даст новое начало полноценному культурному обмену между Россией и Грузией, вопреки интригам политиков.

Фотографии предоставлены пресс-службой ММДМ

реклама

Ссылки по теме

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Театры и фестивали

Московский международный Дом музыки

Персоналии

Николай Голованов, Александр Гречанинов

Коллективы

Сирин

Словарные статьи

церковная музыка

просмотры: 4409



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть