Памяти великого дирижера

Мария Жилкина, 26.09.2017 в 23:57

Фото: Ирина Шымчак

Сольный концерт Ольги Перетятько-Мариотти в рамках IX Большого фестиваля Российского национального оркестра прошел 19 сентября 2017 года в Концертном зале имени П. И. Чайковского, дирижер Кристофер Франклин (США-Италия). Монопрограмма включала исключительно фрагменты из опер Джоаккино Россини («Семирамида», «Путешествие в Реймс», «Турок в Италии», «Танкред», «Севильский цирюльник»).

Концерт был посвящен памяти великого итальянского дирижера Альберто Дзедды — выдающегося интерпретатора Россини, художественного руководителя Россиниевского оперного фестиваля в Пезаро и руководителя россиниевской академии для молодых певцов. В фестивале РНО в Москве Дзедда участвовал четырежды, в прошлые годы под его руководством прозвучали «Маленькая торжественная месса» (2012), «Танкред» (2014), «Семирамида» (2015) и «Эрмиона» (2016). Предполагалось, что и в нынешнем фестивале он также примет участие, но, к сожалению, планам не было суждено осуществиться, в марте 2017 года маэстро скончался.

Петербурженка Ольга Перетятько, для которой сотрудничество с Дзеддой было важной частью карьеры, посвятила свой «сольник» памяти маэстро.

Формат вечера оказался несколько нетрадиционным – Ольга не только пела, но и рассказывала в микрофон о Дзедде и своей работе с ним, о музыке, о Россини. Надо сказать, она проявила себя интересным и разумным рассказчиком, слушать ее увлекательно и приятно, подумалось, что и преподавателем она была бы неординарным. А главное, она сумела создать правильное настроение, пусть и грусти, но все же очень-очень светлой. Было понятно, что Дзедда был для певицы не просто наставником, который помог ей стать блестящей специалисткой по Россини, но и близким другом.

Кроме того, концерт был иллюстрирован видеорядом – из фрагментов документального фильма о работе Ольги и Альберто Дзедды, фотографий со спектаклей и из личных архивов, иллюстраций, репродукций и просто красивых картинок. Без последнего во время музыки, собственно, можно было бы обойтись или, по крайней мере, делать их выбор в каком-то более-менее едином стилистическом ключе, а не по принципу заполнения «стены» в соцсети всем, что попало под руку, да и фотографии из «режоперных» спектаклей для статусной сцены КЗЧ были уместны не все (к примеру, явно не стоило показывать фото героини в банном полотенце). А вот документальные видео- и аудиоматериалы были очень ценны.

Что касается программы, нам был представлен изысканнейший материал — большие и технически сложные арии россиниевских героинь.

Музыка, с одной стороны, блестящая и трудная для исполнения, но с другой — благодатная: запас виртуозного мастерства, если уж он есть, выручает в любой ситуации (а в нынешний вечер солистка была не вполне здорова, покашливала и активно пила воду между выступлениями, к тому же постоянно переключаться с разговорной речи в микрофон на пение в верхнем регистре без микрофона — подход достаточно экстремальный).

Ольга Перетятько обладает неоспоримо хорошим исполнительским вкусом, высоким классом и серьезной вокальной школой. Однако, ее школа — всецело европейская, не имеющая ничего общего с русской вокальной традицией, и оттого не все московские слушатели готовы оценить ее по достоинству (еще велика у многих привычка к другому звуку — более объемному, с намертво зафиксированными прикрытием, и оттого маловиртуозному, тяжеловесному, хотя на западе, на почве волны интереса к бельканто и барокко так уже мало поют).

Преимущества Ольги (мелкая техника, свободный верхний регистр, легкость и подвижность звуковедения) проявились уже в первом номере

— достаточно хорошо известной по концертам суперзвезд каватине Семирамиды «Bel raggio lusinghier» из оперы «Семирамида». Это показательный тест для россиниевской примадонны, и пройден он был с честью. Во втором номере – арии Графини де Фольвиль «Partir, oh ciel! Desio…» из оперы «Путешествие в Реймс» – певица активно подключила свой драматический, точнее комический талант, разыграла сцену из оперы о том, как прибывшая на коронацию монарха красавица осталась без всего своего багажа и гардероба, но тут – о счастье! – нашлась единственная драгоценная шляпка…

Импровизация Коринны из той же оперы «All’ombra amena del Giglio d’or» из той же оперы в сопровождении солирующей арфы, на мой вкус, стала лучшим номером вечера – невероятной космической красоты, медитативная мелодия, летящий голос… На арфе в момент игры лопнула струна, но обе исполнительницы продолжили, как ни в чем не бывало. Ария Аменаиды «Di mia vita infelice» из оперы «Танкред» на этой сцене уже звучала – мы слушали ее в исполнении Перетятько в концертной версии оперы, по сравнению с первым исполнением, как показалось, номер приобрел больше трагической краски, обогатился еще большей кантиленой и трепетной нежностью.

Под конец официальной программы Ольга Перетятько исполнила большую арию донны Фьориллы из оперы «Турок в Италии» — с чтением письма, с драматическим антуражем, как фрагмент готовой оперы. А бисами стали хитовая и всегда актуальная «Una voce poco fa» из «Севильского цирюльника» и еще одна, малая ария Фьориллы из «Турка в Италии».

Что касается самого Российского национального оркестра, материал Россини для него очень комфортен,

оркестр звучал в значительной мере «вокально» – певуче, хорошо сфразированно и легко. Были претензии к дирижеру в одном номере – в открывавшей концерт увертюре из «Севильского цирюльника». Привычной для этого концертного хита контрастности, россиниевской яркости и итальянской страсти не было, все было ровно, чуть пригашенно, и особенно удручили зачем-то (видимо, в поисках оригинальности) введенные дирижером оттяжки, манерные и неуместные.

Для вечера памяти великого дирижера найти равновеликого маэстро, наверное, было нельзя, но хотя бы избежать явных несоответствий можно было постараться. Впрочем, в увертюре из «Танкреда» американец исправился, она вышла значительно изящнее и интереснее, а еще больше понравилось большое оркестровое вступление к арии из этой же оперы.

В целом, Россини, даже достаточно раритетная часть его наследия — для Москвы сейчас уже не редкость. Только в 2017 году мы услышали и удачную оперную премьеру, и блестящий россиниевский рецитал от Франко Фаджоли. Ну а что касается традиций и мастерства, тут дело Альберто Дзедды живет, и фестиваль РНО вносит в это свой неоценимый вклад.

Фото: Ирина Шымчак

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть