Вполне приятный подарок

И снова «Весёлая вдова» в театре Филармонико в Вероне

Ирина Сорокина, 03.01.2018 в 21:01

Почему «И снова «Весёлая вдова»? До потому, что спектакль, о котором пойдет речь, в сущности, не слишком давно видели в веронском театре Филармонико: весной 2014 года, три с половиной года назад. Видели и не забыли. В последние дни года 2017 наш путь снова лежал в красивый театр Филармонико. Видя, что речь идет об уже отрецензированном спектакле, автору – в первый раз в жизни – придется процитировать несколько строк из статьи 2014 года.

«Спектакли Филармонико, подобно зеркалу, отражают нелегкие условия, в которых находятся итальянские театры. Ничего удивительного в этом нет, это только в головах туристов Италия – страна культуры, на самом деле в Bel Paese министр заявляет, что «культурой сыт не будешь», и даже когда имя министра становится достоянием истории, политики и народ живут в соответствии с этой идиотским утверждением. Люди в Италии крайне мало интересуются культурой и искусством. Летом Арена ди Верона заполняется в основном иностранцами, из публики россиниевского фестиваля в Пезаро лишь 12 процентов проживает в регионе Марке... Конечно, такие прославленные театры, как миланский Ла Скала или венецианский Ла Фениче заполняются: их престиж высок (что не означает высокого качества), и количество мест невелико».

В последние годы в красно-золотом зале веронского Филармонико часто сидели «quattro gatti», четыре кота: это симпатичное выражение обычно употребляется вместо «народу нет», и зрителей не баловали ни одной новой постановкой, на афише появлялись только старые спектакли, прибывшие из других театров. Сейчас ситуация, кажется, поправилась.

Нынешний сезон в Вероне представляет «Веселую вдову», «Отелло», «Манон Леско», «Свадьбу Фигаро», «Анну Болейн» и «Саломею»: список достойный, но, как водится, большинство спектаклей прибыли из других итальянских театров, и прочие, продукция Фонда Арена ди Верона, хорошо известны публике театра Филармонико.

Эти заметки посвящены «Веселой вдове», доброй знакомой веронских любителей оперы (и оперетты; заметим, что в Италии традиционно публика, которая ходит в оперу, и та, что почитает оперетту, — разная; но на «Вдову» идет и та, и другая).

Постановка Джино Ланди появилась на сцене Филармонико аж 2005 году, и, следовательно, может похвалиться порядочной «бородой». C той поры весьма традиционный спектакль без особых сюрпризов и серьезных недостатков, не раз реанимировали, кто-то из артистов оставался, чаще менялся, и всякий раз «Веселая вдова» Ланди проходила «на ура».

Чудесно, что на этот раз не заменили румынское сопрано Михаэлу Марку в роли Ганны Главари. Воистину изумительная Ганна, молодая и прекрасная собой, актриса обаятельная, умеющая держаться на сцене и естественно произносить реплики; певица с голосом ярким, нежным и сияющим, превосходно звучащим на всем диапазоне, художник вокала, мастерица изысканной фразировки и тончайшей филировки. Знаменитая «Песня о Вилье», один из легаровских хитов, произвела фурор и вызвала заслуженные проявления восторга у публики.

Заменили австрийского баритона Маркуса Вербу, на все руки мастера в роли графа Данилы. Верба так чудесно пел, играл и танцевал, что «Веселую вдову» в театре Филармонико так и тянуло переименовать в «Веселого атташе». В году 2017 замена звалась Энрико Мария Марабелли, и, пожалуй, могла считаться эквивалентной заменой. Обладатель свежего и звучного баритона, чувствующий стиль Легара, недурной танцор и актер, Марабелли проиграл Вербе только в сценическом обаянии. Вроде бы все было на месте, но его граф Данило предстал гораздо более анонимным.

Заменили пару Валансьенн-Россильон. К счастью, так и хочется воскликнуть. Три с половиной года назад именно на второй влюбленной паре «спотыкался осел», «cascava l’asino», как принято говорить в Италии; тогдашние исполнители Даниэла Скиллачи и Аничо Дзордзи Джустиниани были предельно далеки от понимания меланхолического и искрометного одновременно духа музыки Легара. Ныне их места заняли Дезире Ранкаторе, известное сопрано из Сицилии, и Джорджо Миссери.

У Дезире Ранкаторе прекрасная и полностью заслуженная репутация. Это высокопрофессиональная, крепкая певица, ее участие в спектакле – гарантия. Роль Валансьенн, все же, не пришлась ей вполне по плечу, как если бы серьезная дама из приличного общества была вынуждена носить не скроенное по ее мерке и слишком легкомысленное платье: это наблюдение касается как актерской, так и вокальной сторон роли. Слишком серьезна, если не тяжеловато-скучновата оказалась ее Валансьенн; и вовсе не ее делом было кокетливое колыхание юбкой и показ коленочек в третьем акте!

Для лирико-колоратурного сопрано Ранкаторе вокальное письмо Легара плотновато, тесситура низковата, хотя певица приложила все усилия, чтобы достойно спеть партию. Так что лукавый привет от идеальной исполнительницы роли, итальянской королевы оперетты Даниэлы Маццукато, поступил и на этот раз: вот уж кто умел носить костюм и играть юбкой в ударном номере в окружении легкомысленных grisettes!

Джорджо Миссери предстал весьма привлекательным Россильоном, покорил искренностью выражения чувств и красивым, звонким тенором.

На своем месте были все исполнители маленьких ролей, которых во «Вдове» великое множество: все они пели и играли с видимым удовольствием.

Как и в возобновлении 2014 года, имела большой персональный успех и сорвала бурю аплодисментов Мариза Лаурито, «по мерке» которой была переделана комическая роль секретаря посольства Негуса, с которой в Италии традиционно ассоциировался блестящий актер Элио Пандольфи. Весьма пышная Лаурито, некогда популярная телевизионная субретка, разодетая в порой немыслимые наряды, искусно играла, дурачилась с умом, прыгала как коза, выделывала немыслимые штуки, и при этом ни разу не была вульгарной.

Юмор неаполитанской толстушки был типично неаполитанским, так что вопрос: при чем тут Вена и история любви двух людей из Понтеведро? – был законным. На сцене была Мариза в перекроенной на нее роли «синьорины» Негус, а от сочиненного либреттистами и композитором персонажа не осталось ничего.

Спектакль подписан именем миланского режиссера и хореографа Джино Ланди, без которого в стране мелодрамы, возможно, и вовсе позабыли о наличии у нее очаровательной и остроумной кузины. «Веселая вдова» в Вероне была динамична и могла поставить себе в заслугу симпатичные gags, однако напоминала телевизионые шоу среднего качества, которых полно как на государственных, так и на принадлежащих Сильвио Берлускони каналах.

Зрелище было сконструировано наподобие калейдоскопа из выходов и уходов в быстром темпе и «ударных» шуток, насладиться которыми не давали времени. На сцене все блестело, мелькало и мельтешило, на втором плане жеманно вытягивали ноги артисты кордебалета. Даже божественный дуэт Ганны и Данило сопровождался танцем балетной пары, которая прежде в глубине сцены изображала статую.

Легаровская оперетта рассказывает историю любви двух людей, которые «нащупывают» истинное чувство среди пустого окружения и господства материальных интересов. Спектакль Ланди без конца акцентировал мотив измены: все флиртовали, все изменяли мужьям и женам. Словом, история о рогоносцах. Спектакль грешил отсутствием элегантности, аристократического лоска.

В оформлении Ивана Стефанутти автор нашла слишком много элементов кича: интерьеры посольства Понтеведро могли принадлежать любому особняку в любом городе, парижская резиденция Ганны Главари могла быть приравнена к чудовищным сооружениям, которыми изобилует постсоветская Москва, а фоном для сцены в кафе «Максим» являлась сверкающая Эйфелева башня, главная туристическая приманка французской столицы.

Элегантные костюмы Уильяма Орланди использовали как пастельные, так и весьма яркие оттенки. Не все артисты, занятые в оперетте, умели достойно их носить: умение кокетливо наклонять головку, украшенную перьями, завлекательно играть юбками (для женщин), манипулировать тросточкой (для мужчин) принадлежит к области искусства, ныне передающего публике меланхолический привет.

Большой вклад в успех веронской «Веселой вдовы» внесли артисты сборного кордебалета, сумевшие зажечь в зрителях настоящий огонь исполнением дивертисмента на музыку из балета «Парижское веселье» на музыку Оффенбаха-Розенталя.

Серджо Алапонт за дирижеским пультом продемонстрировал излишнюю осторожность, словно бы опасаясь дать выйти наружу как буйной лирической стихии, так и тонкой иронии, которыми пронизана оперетта Легара.

Да здравствует «Веселая вдова», королева опереточного жанра. Да здравстует изумительной красоты музыка Франца Легара. Чудесно, что в Вероне они могут считаться своими. Хотелось бы, чтобы им воздавалось еще больше чести в виде более тонкого вкуса и элегантности исполнения.

Foto: ENNEVI

реклама

вам может быть интересно

Реинкарнация «Персимфанса» Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

рецензии

Раздел

опера

Персоналии

Франц Легар

Произведения

Весёлая вдова

просмотры: 2093



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть