Тоскливая «Тоска» в Зальцбурге

Александр Курмачёв, 06.04.2018 в 21:12

Фото: OFS / Forster

С режиссёром новой постановки оперы «Тоска» было не всем всё понятно, и лично я с работой Михаэля Штурмингера столкнулся лишь на прошлогоднем летнем фестивале, когда с ужасом увидел, во что режиссёр превратил главный шедевр Гофмансталя. Ну я-то ладно. А вот те, кто поручал ему такую непростую работу, — они вот неужели до этого провала не знали, что М. Штурмингер просто слабый режиссёр? Вот та простая мысль, что недостаточно закончить Венскую музыкальную школу, чтобы стать режиссёром, никому из организаторов обоих зальцбургских фестивалей в голову не приходила?

Есть режиссёры, эстетическую, социально-политическую, философскую (что то же самое) или ещё Бог весть какую позиции я не разделяю, но я вижу, что это — мастера, которым невозможно отказать в праве называться режиссёрами, то есть организаторами сценического действия, вызывающего сопереживание у тех, кто приходит в зал (за свои же деньги, замечу). Но

Штурмингер не умеет очень многого из того, что должен бы уметь человек, имеющий диплом специалиста.

То есть то, что делает режиссёр, — это не только не уровень Зальцбургского фестиваля — это даже не уровень ДК Лыткаринской пцицефабрики (на которой, к слову, уверен, и поставят, и сыграют лучше). Итак, что же было не так?

Прежде всего, то, что режиссёр пытается сделать с сюжетом пьесы В. Сарду, оказалось тошнотворно скучно. Гангстерская перестрелка вначале нелепо конфликтует с упоминанием Наполеона и Римской республики, фокусы типа «Тоска не дорезала Скарпиа, который её догнал на крыше и застрелил» не выдерживают критики. А момент, когда Сполетта специально забирает нож с пола у опрокинутого столика в апартаментах Скарпиа, но Тоска потом всё равно-таки его там (как раз у столика) «находит», — просто «ах».

Для того, чтобы «уложить» шествие священников в четырёхминутный «Te Deum», режиссёр заставляет шествие топтаться «два шага вперёт, шаг назад».

Получается нечто-ползуче-немыслимое. Особенно с учётом того, что центральная часть процессии полностью скрыта за огромной колонной, оттеняющей монументальную скульптуру Девы Марии вполоборота.

К слову, гигантские подвижные элементы декораций (добротная работа Ренаты Мартин и Андреаса Донхаузера), перемещающиеся взад-вперёд-вверх-вниз, кратковременно зрелищны, потом начинают мешать, как в уже упомянутом Te Deum или в сцене казни Каварадосси, которая происходит на крыше некоего заведения «Il Divo» с видом на Собор Св. Петра.

Я не спрашиваю даже, откуда взялись интерьерные (!) колонны на крыше, но мне уже интересно, что означает надпись «Il Divo»? Это реклама известного вокального квартета или — что? Тут мне вспоминается фраза одного знакомого искусствоведа: «В этих крупных барочных элементах едва удерживается замысел их создателя».

Кстати, о замысле создателя: что хотел сказать автор спектакля, осталось непонятным. Модернизация сюжета под гангстерский блокбастер — это, прошу прощения, и всё?

Крики «бу!» в зале были оглушительными, едва ли не единодушными и абсолютно законными:

потому что нельзя людям, заплатившим за билеты по 480 евро, предлагать такую серую по драматургии продукцию.

С режиссёром, конечно, всё ясно, а вот с фестивалем не очень: я искренне не понимаю, зачем надо было брать «в разработку» партитуру, не вписывающуюся в текущую художественную политику музыкального руководителя? Мне думается, не только у меня в голове не укладывается маэстро Кристиан Тилеман и «веризм». Нет, конечно, Дрезденская капелла, будучи капеллой с многовековыми традициями и необъятным послужным списком, сыграет за милую душу что угодно. Но вопрос «зачем?» при этом так и останется открытым.

Что сказать в этой связи об исполнении партитуры Пуччини? Ну она... прозвучала.

Хорошо. Добротно. Уверенно. Основательно. Громко. Какие там ещё можно подобрать эвфемизмы к слову «никак»? Ну, наверное, много разных можно ещё слов найти. Незачем только.

Теперь об исполнителях главных партий.

Аня Хартерос в партии Тоски хороша до безупречности, проблема лишь в том, что Аня Хартерос хороша так вообще в любой партии (Тоска, Виолетта, Альцина, Зиглинда и далее везде). Хорошая певица. На все случаи жизни. «Visi d Arte» прозвучала великолепно, хоть и с изящным песочком (как обычно у А. Хартерос).

Чем эта работа действительно победила и серую режиссуру, и довольно прямолинейное оркестровое прочтение, — так это буйством актёрской игры и человеческой убедительности. Мне кажется, никто не играл Флорию Тоску как ранимую несчастную женщину, запутавшуюся в собственных комплексах, когда на сцене ты обожаема, а в личной жизни вынуждена преследовать своего друга-кобеля-художника, потому что он среди дня запирается в храме и рисует там других красивых баб. Этот штрих был просто изумительно сыгран. Впервые Тоска выглядела не ревнивой дурой, а существом, страдающим от одиночества.

Людовика Тезье я не очень жалую, поэтому не могу объективно оценивать его работу. Это хороший певец, но ни голос его, ни харизма, которой, как мне кажется, нет, — ничто не может ответить мне на вопрос, почему этот певец так популярен. Как актёр Тезье отработал материал партии Скарпиа на «превосходно», но главный монолог главного злодея не получился, а Te Deum певца почти не было слышно.

Александр Антоненко ко второму спектаклю заболел. Обидно, но бывает. Здоровье важнее. Когда пресс-служба фестиваля прислала информацию о замене Антоненко на мексиканского певца одной ноты Гектора Сандовала, я даже не обомлел уже: я просто выдохнул, ибо пусть уже идёт как идёт.

В конце концов, на театре важна харизма, а Сандовал мексиканец всё-таки, южанин, почти итальянец с виду.

Как оно в итоге звучало? Да никак. Местами не слышно, ибо там нет середины, местами шатко, как у Аллегровой после бутылки виски, но нервную систему теребило. Всё тем же неотступным вопросом: зачем?

Зачем это всё Пасхальному фестивалю, в истории которого были и, уверен, ещё будут настоящие прорывы и свершения? Ведь, если не ошибаюсь, за всё время предводительства К. Тилемана Пасхальный фестиваль не выпустил ни одного приличного оперного спектакля при том, что концертные программы фестиваля, по-прежнему, на недосягаемой высоте. Так может быть, и ограничиться концертами?

Впрочем, дождёмся следующей Пасхи, когда маэстро Тилеман представит своё прочтение «Нюрнбергских мейстерзингеров».

Фото: OFS / Forster

Партнер Belcanto.ru — Театральное бюро путешествий «Бинокль» — предлагает поклонникам театра организацию поездки и услуги по заказу билетов на Зальцбургский летний фестиваль, в Венскую оперу, а также заказ билетов на знаменитые музыкальные и оперные летние фестивали в Европе.

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Зальцбургский Пасхальный фестиваль

Персоналии

Кристиан Тилеман, Аня Хартерос

Произведения

Тоска

просмотры: 3330



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть