Хельсинкский Дом музыки

Helsinki Music Centre

Хельсинкский Дом музыки / Helsinki Music Centre

Хельсинки ждал начала строительства нового концертного зала целых 15 лет. А ведь пустырь, отведенный под стройку, раскинулся прямо перед финским парламентом, в самом центре столицы. Можно сказать, «центрее» не бывает: справа — вокзал и здание редакции ведущей газеты «Хельсингин Саномат», слева — городской парк и концертный зал «Финляндия», где идут симфонические концерты. Однако акустические параметры зала «Финляндия», по мнению многих, оставляют желать лучшего. В смысле дизайна зал, выстроенный в начале 70-х, имеет право на существование: вместительный, с просторными фойе, с множеством посадочных мест. Декор впечатляющий — синие зигзаги мощно выдвигаются к сцене, прочерчивая четкий абрис по белому фону: то ли волны финского залива, то ли молнии, то ли прибрежные скалы, — типично скандинавский лаконизм. Однако звук по залу распределяется крайне неравномерно, доносится глухо, словно из-под воды идет.

Поначалу здание планировали строить под Академию Сибелиуса: главный музыкальный вуз страны, «кузница музыкальных кадров», стоит на отшибе, вдалеке от оперного театра и филармонии. Но средств для строительства не находили. Дело сдвинулось с мертвой точки девять лет назад: объявили архитектурный конкурс на разработку проекта Центра музыки. Выиграла финская архитектурная компания, а на разработку акустической модели пригласили знаменитую фирму «Нагато Акустик» — мирового лидера в своей области. Достаточно сказать, что главой фирмы является знаменитый Ясухиса Тойота — тот самый, что разрабатывал акустический проект для Мариинки-3, для строящейся «Филармонии на Эльбе», для зала Датского радио и множества лучших залов в Америке и Японии.

Собственно, именно деятельность Тойоты и его выдающиеся работы в Лос-Анджелесе и Токио заставили музыкальное сообщество пересмотреть требования к акустическим параметрам концертных залов. Если еще 20 лет назад считалось, что секреты старых мастеров, возводивших залы в XVIII — XIX веках, утрачены безвозвратно, а нам, нынешним, остается лишь беречь и хранить то, что от них осталось, то сейчас, после разработок Тойоты, стало ясно: пора строить залы, в акустическом смысле превосходящие старинные. Изменился звуковой идеал слышания; наши представления о том, как, с какой степенью отчетливости или, наоборот, сфумато (размытости), должен звучать оркестр, или, скажем, камерный ансамбль, сейчас отличаются от слышания человека века XIX. А новейшие компьютерные технологии позволяют моделировать и корректировать акустические модели будущих залов еще на стадии проектирования. Теперь архитекторы и акустики, как правило, работают вместе. Решения о конструкции зала, его объемах, размещении кресел принимаются коллегиально. А иногда акустическая модель даже предшествует стадии архитектурного проекта.

Большой зал Музыкального центра Хельсинки решено делать круглым: за основу взята конструктивная модель зала Берлинской филармонии. Кресла расположатся вокруг сцены, поднимаясь от нее амфитеатром. Угол наклона рядов и стыки плоскостей рассчитаны фирмой «Нагато» с величайшей точностью. В оформлении зала используется только дерево. Отделка стен — из северного дуба. Плоский диск, подвешенный над сценой, призван отражать звук и направлять его в зал, а заодно служит огромной люстрой. В дизайне использована романтическая национальная идея: сплав бревен по бурной реке. Когда включается подсветка рядов, получается очень похоже: будто связки бревен сталкиваются, идут вкось по течению — и стекаются к центру.

Огромный комплекс с самого начала задумывался как многофункциональный. В просторных светлых фойе будут проводить временные выставки. В разных частях здания обретут свой дом два ведущих городских оркестра — Филармонии Хельсинки и Оркестра финского радио. В продольном корпусе разместятся классы и учебные аудитории Академии Сибелиуса: места хватит всем.

Параллельно оживленному проспекту Маннергеймминтие расположатся пять малых залов, каждый — со своей функцией. Органный зал, Камерный зал «Camerata» — для инструментальных концертов, зал «Sonore» — для хоровой музыки и зал «Пандора» — для электронной музыки, мультимедийных проектов, видео и перформансов. Проект предусматривает и репетиционный зал с модульной сценой-трансформером. Каждый зал помещен в отдельную «коробку» — для вящей звуковой изоляции, друг от друга и от уличного шума. Стеклянное фойе окружит прозрачными объемами скрытое в недрах деревянное ядро Большого зала: много простора, света и воздуха. Эскалаторы вознесут посетителей вверх, откуда откроется прекрасный панорамный вид на парк и залив.

А перед зданием раскинутся зеленые газоны как естественное продолжение парка. Таким образом, в парковой зоне, вдоль берега узкого, глубоко вдающегося в тело города залива, встанут в линию все три главных музыкальных заведения города Хельсинки: оперный театр, зал «Финляндия» и будущий центр музыки. Строительство на объекте идет полным ходом. Глава будущего центра Хелена Хииливирта заверила, что новый дом для классической музыки примет посетителей уже в 2011 году.

Гюляра Садых-заде, 2009 год

реклама

вам может быть интересно

Мюнхенский оперный фестиваль Фестивали, конкурсы, премии

Словарные статьи

Хельсинки 12.01.2011 в 01:34

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Город

Хельсинки

Год основания

2011

Тип

театры и залы

просмотры: 483
добавлено: 15.10.2009



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть