Димитра Теодоссиу

Dimitra Theodossiou

Димитра Теодоссиу

Гречанка по отцу и немка по матери, сопрано Димитра Теодоссиу на сегодняшний день одно из самых высоко оцениваемых публикой и критиками сопрано. Ее дебют состоялся в 1995-ом году в Травиате в театре Мегарон в Афинах. Превосходная исполнительница музыки Верди, Доницетти и Беллини, Теодоссиу с особенным блеском явила свой талант в год вердиевских торжеств. Минувшие сезоны были богаты творческими удачами: Аттила и Стиффелио в Триесте, Травиата в Хельсинки и Трубадур в Монтекарло. Еще один Трубадур, на этот раз под руководством маэстро Риккардо Мути - ее дебют в Ла Скала. Персональный успех в той же опере на самой великолепной и в то же время нелегкой открытой площадке - Арена ди Верона. С Димитрой Теодоссиу беседует Рино Алесси.

Кажется, что "Трубадуру" суждено сыграть особую роль в Вашей судьбе...

Когда мне было шесть лет, мой отец, страстный любитель оперы, повел меня в первый раз в моей жизни в театр. По окончании спектакля я сказала ему: когда я вырасту, буду Леонорой. Встреча с оперой была подобна удару грома, и музыка стала для меня чуть ли не наваждением. Я посещала театр три раза в неделю. В моей семье не было музыкантов, хотя моя бабушка и мечтала посвятить себя музыке и пению. Война помешала осуществлению ее мечты. Мой отец думал о дирижерской карьере, но нужно было работать, а музыка не казалась надежным источником заработка.

Ваша связь с музыкой Верди становится неразрывной...

Оперы молодого Верди - именно тот репертуар, в котором я себя наиболее свободно чувствую. В вердиевских женщинах мне нравятся смелость, свежесть, огонь. В их характерах я узнаю себя, я тоже быстро реагирую на ситуацию, вступаю в борьбу, если это надо... И потом, героини молодого Верди, подобно героиням Беллини и Доницетти, - романтические женщины, и требуют драматически выразительного вокального стиля и одновременно большой подвижности голоса.

Верите ли Вы в специализацию?

Да, верю, вне всяких сомнений и дискуссий. Я училась в Германии, в Мюнхене. Моей преподавательницей была Биргит Никль, с которой я занимаюсь и сейчас. Я ни разу даже не подумала о возможности стать штатной солисткой одного из немецких театров, где поют все и каждый вечер. Подобный опыт может привести к потере голоса. Я предпочла начать со значительных ролей в более или менее значительных театрах. Я пою уже семь лет, и моя карьера развивается естественно: я нахожу это правильным.

Почему Вы предпочли учиться в Германии?

Потому что по линии моей матери я немка. Мне было двадцать лет, когда приехала в Мюнхен и начала изучать бухгалтерию и экономику коммерции. По прошествии пяти лет, когда я уже работала и содержала себя, я решила все бросить и посвятить себя пению. Я посещала курсы специализации в Мюнхенской школе пения при Мюнхенском оперном театре под руководством Йозефа Меттерниха. Потом я училась в консерватории в том же Мюнхене, где в оперной студии спела мои первые партии. В 1993-ем году получила стипендию имении Марии Каллас в Афинах, что дало мне возможность через некоторое время дебютировать в "Травиате" в театре Мегарон. Мне было двадцать девять лет. Сразу же после "Травиаты" я спела в "Анне Болейн" Доницетти в Национальном оперном театре в Касселе.

Отличное начало, нечего сказать. "Травиата", "Анна Болейн", стипендия имени Марии Каллас. Вы гречанка. Я скажу банальную вещь, но сколько раз Вам случалось услышать: вот новая Каллас?

Конечно, мне говорили это. Потому что я спела не только в "Травиате" и "Анне Болейн", но и в "Норме". Я не обращала на это внимания. Мария Каллас - мой идол. Мой труд ориентируется на ее пример, но я совершенно не хочу подражать ей. Кроме того, мне кажется, что это невозможно. Я горжусь своим греческим происхождением, и тем, что в начале моей карьеры спела в двух операх, которые связаны с именем Каллас. Я могу сказать только, что мне они принесли удачу.

А вокальные конкурсы?

Были и конкурсы, и это был очень полезный опыт: “Бельведер” в Вене, имени Виотти в Верчелли, имени Джузеппе Ди Стефано в Трапани, “Опералия”, которым руководит Пласидо Доминго. Я всегда была среди первых, если не первая. Именно благодаря одному из конкурсов я дебютировала в роли Донны Анны в моцартовском "Дон Жуане", моей третьей опере, в которой партнером был Руджеро Раймонди.

Вернемся к Верди. Вы думаете расширить репертуар в ближайшем будущем?

Да, конечно. Но не все оперы Верди подходят моему голосу, особенно в его сегодняшнем состоянии. Мне уже предлагали выступить в "Аиде", но было бы очень опасным для меня петь в этой опере: она требует вокальной зрелости, которой я еще не достигла. То же самое могу сказать о "Бале-маскараде" и "Силе судьбы". Все эти оперы я люблю, и хотела бы спеть в них в будущем, но сейчас и не думаю к ним прикасаться. С моим педагогом я приготовила "Двоих Фоскари", "Жанну Д’Арк" и "Разбойников", в которых я дебютировала в прошлом году в Театре Массимо в Палермо. В "Доне Карлосе" я пела в Сан Карло в Неаполе. Скажем, что на сегодняшний момент самый драматический персонаж в моем репертуаре - Одабелла в "Аттиле". Это также персонаж, который обозначил важный этап с моей карьере.

Значит, Вы исключаете возможность Вашего появления в двух очень интересных и драматичных операх молодого Верди, "Набукко" и "Макбете"?

Нет, не исключаю. "Набукко" мне очень интересен, но мне еще не предлагали в нем спеть. Что касается леди Макбет, то мне ее предлагали, и меня очень тянуло спеть эту партию, потому что считаю, что эта героиня наделена такой энергией, что ее поневоле надо интерпретировать, пока ты молода и голос свежий. Однако многие посоветовали мне отложить встречу с леди Макбет. Я сказала себе: Верди хотел, чтобы леди пела певица с некрасивым голосом, подожду, пока мой голос станет некрасивым.

Если исключить Лиу в "Турандот", Вы никогда не пели в произведениях ХХ века. Вас не соблазняют такие значительные персонажи, как Тоска или Саломея?

Нет, Саломея - персонаж, который меня отталкивает. Мои любимые героини - доницеттиевские Лючия и Анна Болейн. Мне нравятся их страстные чувства, их безумие. В обществе, в котором мы живем, невозможно выражать чувства так, как нам этого хочется, и для певца опера становится разновидностью терапии. И потом, если я интерпретирую персонаж, я должна быть уверена на сто процентов. Мне говорят, что через двадцать лет я смогу петь в операх Вагнера. Кто знает? Я еще не строила планов относительно этого репертуара.

Интервью с Димитрой Теодоссиу опубликовано в журнале l’opera
Перевод с итальянского Ирины Сорокиной, operanews.ru

реклама

вам может быть интересно

Публикации

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Дата рождения

1965

Профессия

певица

Тип голоса

сопрано

Страна

Греция

Автор

Ирина Сорокина

просмотры: 3382
добавлено: 22.11.2002



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть