Концерт для чангу с оркестром

100 минут с Сеульским филармоническим оркестром в «Зарядье»

С Сеульским филармоническим оркестром (Seoul Philharmonic Orchestra) в Москве мы уже встречались, и та встреча оказалась достопамятной, ведь за дирижерским пультом находился тогда знаменитый корейский маэстро Мюнг-Вун Чунг (уроженец Сеула). Речь идет о концерте 2010 года в рамках Пятого фестиваля симфонических оркестров мира в Москве, ныне и давно уже, увы, «почившего в бозе». На сей раз 8 октября в «Зарядье» коллектив выступил с немецким маэстро Маркусом Штенцем – с 2012 года главным дирижером Филармонического оркестра Нидерландского радио и с 2017 года гостевым дирижером (дирижером-резидентом) Сеульского филармонического оркестра.

С этого же года в оркестре появился и главный гостевой (приглашенный) дирижер – швейцарец Тьерри Фишер (по смежной специальности он еще флейтист). Контракты обоих музыкантов истекают в нынешнем году, и период отсутствия в оркестре музыкального руководителя (главного дирижера) после Мюнг-Вун Чунга, который являлся таковым с 2006-го по 2015 год и вывел коллектив на впечатляюще высокие творческие позиции, закончится, наконец, в 2020 году. Ожидается, что со следующего года оркестр на посту его музыкального руководителя возглавит финский дирижер Осмо Вянскя (Osmo Vänskä).

Нынешний московский концерт Сеульского филармонического оркестра с концертом девятилетней давности в Колонном зале Дома Союзов сближает то, что и тогда, и сейчас в их программы вошли опусы для солирующих азиатских инструментов, авторами которых стали представительницы лучшей половины человечества. Концерт для шэна с оркестром, написанный Ынсук Чин и названный ею «Шу», прозвучал в прошлый раз (шэн – древний китайский духовой инструмент, сделанный из бамбуковых тростей). Опус, который сочинила Чо Ын Хва и который мы услышали в этот раз, – Концерт для чангу с оркестром «Back into. Out of» («Возвращение. Извне»). А при абсолютно неузнаваемом, но «официальном» переводе получается «Природа. Сущность», или «Природа. Как она есть».

Чангу – это корейский ударный инструмент, разновидность двустороннего барабана (деревянный корпус с «перетяжкой» в форме песочных часов, на двух сторонах которого – бóльшего диаметра кожаные мембраны, стянутые одна с другой шнурами). Музыка опуса предстала полной экзотикой, а ритуал исполнения, когда солист в национальном одеянии де-факто сидит на низком подиуме рядом с подиумом дирижера, – экзотика не меньшая! В ритмически энергичную – отрезвляющую ум и подспудно очищающую душу – медитацию звучания чангу в ансамбле с европейским оркестром «корейской сборки» и европейским дирижером погрузил Ким Ун Сик. И насколько это было непривычно, настолько и захватывающе притягательно! Опыт первого восприятия необычной для слуха музыки на уровне подсознания не оттолкнул, а заинтриговал, вызвав в душе встречный отклик…

Это произведение написано по заказу Свердловской филармонии для Международного музыкального фестиваля «Евразия». Мировая премьера прошла в Екатеринбурге 10 апреля 2013 года, и Концерт для чангу с оркестром стал первым прецедентом написания музыки для корейского традиционного инструмента и европейского оркестра. За три выступления в рамках российского тура 2019 года – в Санкт-Петербурге (4.10), Екатеринбурге (7.10) и Москве (8.10) – Сеульский филармонический оркестр исполнил опус Чо Ын Хва дважды, и выбор, словно «в музыкальную лотерею», пал на Екатеринбург и Москву.

Концертные программы в этих двух городах были одинаковыми, и наряду с «диалогом Востока и Запада» в них прозвучала и абсолютно привычная нам европейская музыка – Концерт для фортепиано с оркестром фа-диез минор Александра Скрябина (op. 20) и Третья симфония ми-бемоль мажор Людвига ван Бетховена (op. 55, «Героическая»). При этом вместо двух концертов – для чангу и фортепиано – в Санкт-Петербурге прозвучал один фундаментальный Первый концерт для фортепиано с оркестром си-бемоль минор Петра Чайковского (op. 23), а пианистом-солистом на протяжении всего тура был кореец Лим Дон Хёк. Так что, какому городу повезло больше, сказать затруднительно.

Корейскому пианисту, обнаружившему вполне уверенную виртуозность и довольно твердую профессиональную руку, в Концерте Скрябина, написанном на исходе великой эпохи романтизма и обогащенном новаторскими исканиями композитора, явно недоставало образности, яркости, рельефности лирической линии. Всё было очень даже мило и легко, но «легкость» прочтения не несла в себе содержательности, без чего ноты так и остались нотами, не воспарив музыкой. При этом оркестровый аккомпанемент настойчиво пытался войти в контакт с солистом, но контакта не получалось… Возможно, но это лишь гипотеза, что для лауреата IV премии Конкурса Чайковского (2007), виртуознейший Первый концерт Чайковского в Петербурге в рамках этого российского тура сеульских «филармоников» мог бы прозвучать гораздо выигрышнее, но для Скрябина одной виртуозности слишком мало…

Дотошные дисциплинированные корейцы зачем-то решили подсчитать хронометраж обеих программ нынешнего тура, и он оказался практически одинаков. Согласно буклету гастролей, с заложенным 20-минутным антрактом в Санкт-Петербурге набралось 99 минут: 32 (Чайковский) + 20 + 47 (Бетховен). А в Екатеринбурге и Москве – 109: 14 (Чо Ын Хва) + 28 (Скрябин) + 20 + 47 (Бетховен). Но сложив все числа в каждом случае, составители с «изящной легкостью» пришли к результату 100 минут и здесь, и там, именно его в буклете и отразив! Как гениально и просто! Но из этих 100 минут наиболее сильное впечатление произвели совершенно изумительные, фантастические 47 минут «Героической». Да: это лишь игра в числа, и секундомер вряд ли кто включал, но рафинированность и образная действенность оркестровых высказываний, будоражащая энергичность темпов и глубокий эмоционально-психологический драйв абсолютного симфонического шедевра Бетховена отныне будут ассоциироваться и с маэстро Штенцем, и с сеульскими «филармониками»…

Фото предоставлены отделом по связям с общественностью зала «Зарядье»

Тип
Раздел
Театры и фестивали
Персоналии
Словарные статьи
Автор

реклама