Соблазны в Сферистерио

Ирина Сорокина, 23.08.2008 в 19:32

Арена Сферистерио в Мачерате

«Трудные времена» — так и тянет написать критика, который следит за тем, как идут дела у оперных театров и фестивалей. Колоссальная «дыра» образовалась в бюджете у Арена ди Верона — так что нечего и думать о новых постановках, а фестиваль в другой Арене — Сферистерио в Мачерате — был вынужден отказаться от одного из спектаклей, объявленных в программе, вердиевского «Аттилы». Правда, этот печальный факт не помешал Сферистерио блестеть особым, ему одному присущим блеском.

Темой фестиваля-2008 является «Соблазн»: с тех пор, как у руля стоит Пьер Луиджи Пицци, в афишу ставятся оперы, связанные одной темой. Начинали с «Инициации», в минувшем году была выбрана тема «Игры властителей». На уникальной сцене Сферистерио должны был предстать «Кармен», «Тоска» и «Аттила». По материальным соображениям пришлось ограничиться двумя первыми названиями.

В этом году художественный руководитель фестиваля Пицци несколько отступил в тень, поручив постановки Данте Ферретти и своему постоянному сотруднику Массимо Гаспарону. «Кармен» ждали с особенным возбуждением: в первый раз прославленный сценограф Голливуда, два раза получивший «Оскара» за свою работу в фильмах «The Aviator» и «Shutter’s Island», пробовал силы в опере. Поначалу Ферретти (кстати, Мачерата — его родной город) должен был взять на себя, как ныне часто принято, режиссуру, сценографию и костюмы, но в конце концов, на публику спектакль вышел с костюмами Пицци.

Не всем понравилась «Кармен» обладателя двух «Оскаров», много ворчали и в публике, и среди критиков, а дирижера на премьере «удостоили» даже свиста. Что же, кто ждал от Ферретти чего-то невиданного, неизбежно остался разочарован, но еще большее разочарование постигло тех, кто ожидал традиционного преобладания красного цвета, юбок с оборками и босых ног цыганки. Ничего этого не было на сцене Сферистерио.

Ферретти переносит «Кармен» в тридцатые годы двадцатого века, в годы франкистской диктатуры. Его спектакль сразу выдает принадлежность автора к кинематографу: населяющее его человечество было видено много раз в неореалистических фильмах. Солдаты, дети, няньки с колясками, продавцы мороженого, зеваки и люди, озабоченные тем, как заработать на хлеб, заполняют огромную сценическую площадку Сферистерио. Повседневные скучноватые цвета, преобладание серого и черного, почти полное отсутствие декораций. В изумительном творении архитектора Алеарди, соорудившего в 1829-ом году спортивный зал под открытым небом, самое изумительное — кирпичная стена длиной в 90 и высотой в 18 метров. Чем не стена сигарной фабрики? Впечатление довершает шлагбаум: около него занят ничегонеделанием дежурный патруль. Все остальное — аксессуары: скамейка, фонтан, грузовичок, да три огромные шторы, свисающие сцерху и напоминающие паруса. Кто бывал в Севилье, легко узнает эту неотъемлемую принадлежность андалузского лета. Минимум деталей характеризует смену места действия: столы в таверне Лилас-Пастья, афиши с рекламой корриды в последнем действии.

Ворчат, что эта «Кармен» слишком строга, статична, неэффектна, неувлекательна. Может быть, все так, зато Ферретти удается избежать банальностей, на которые обрекает эту прелестную оперу сверхпопулярность. Кармен и работницы фабрики одеты в серое, и все в чулках и туфлях, Микаэла предстает брюнеткой с длинной косой, в белой блузке и черной юбке, слава Богу, без шали и корзинки. Слишком элегантными кажутся костюмы в таверне: контрабандисток, право, посылай хоть на званый бал, а взамен ожидаемого фламенко столь же элегантные пары танцуют что-то вроде танго (в разногласии с музыкой, автор хореографии знаменитый Георге Янку). Режиссура? Пара деталей: Кармен, сидящая на скамейке спиной к зрителям во время вступления, апельсин, который она разламывает, исполняя Хабанеру. Он и запоминается больше всего.

Ворчат по поводу певцов, свистят в адрес дирижера, и даже самого Ферретти, икону Голливуда, принимают почти в полном молчании. Лично автору эта минималистская «Кармен» по сердцу, но и публика, чем больше ее играют, тем лучше принимает ее. Грузинская певица Нино Сургуладзе в роли Кармен далека от стереотипов, ни розы в волосах, ни соблазнительного покачивания бедрами, ни голых ног. Это очень сдержанная Кармен, но и очень захватывающая: прекрасная без тени вульгарности, уверенная в себе и полная внутреннего огня. Вокал Сургуладзе столь же сдержан и элегантен, отмеченный большим вкусом и музыкальностью. Если слушатель ждет Дона Хозе, «изрыгающего мелодии», ему не по пути с французским тенором вьетнамского происхождения Филиппом До (воистину музыкальная фамилия!): это светлый лирический тенор, звонкий как журчание ручья и с легкостью идущий наверх. Месье До симпатичен и как актер. Молдавская певица Ирина Лунгу срывает подлинные овации за арию Микаэлы, совершенно заслуженные: так прекрасен ее вокал. Для роли Эскамильо отличному артисту Симоне Альбергини недостает блеска, размаха и уверенных нижних нот. Дирижер Карло Монтанаро в «Кармен» чувствует себя не совсем в своей тарелке: звучание оркестра грубовато и однообразно.

Если «Кармен» нравится не всем, то «Тоска» вызывает единодушное одобрение и восхищение. Массимо Гаспарон, многолетний ассистент Пьер Луиджи Пицци, и, в сущности, эпигон Мастера, поставил спектакль очень традиционный, очень красивый и очень хорошо функционирующий. При этом его природа архитектора, как всегда, очевидна и непосвященному, но на этот раз к опере не привязано насильственно не принадлежащих ей вещей, как это было в минувшем году в «тибетской» «Норме». Кроме того, похоже, что с этой «Тоской» не кончается заклятие, которое сопровождало эту оперу на подмостках Сферистерио: в 1994-ом году в тенора Фабио Армилиато выстрелили из заряженных ружей наполеоновских времен, а в году 2005-ом режиссер Антонио Лателла поставил скандальный спектакль, в котором из-под платься Мадонны выкатывались двенадцать полностью обнаженных мужчин, призванных изображать ангелов. Ныне же молодой певице Тициане Карузо пришлось спеть все спектакли, так как стоящая в первом составе Раффаэлла Анджелетти повредила ногу на генеральной репетиции, совершая смертельный прыжок с верхней площадки замка Святого Ангела...

Римское барокко ведет за собой Гаспарона: на фоне кирпичной стены Сферистерио установлены три элемента, «взятые напрокат» из церкви Сант-Андреа делла Валле. Золотой и темно-зеленый цвета алтарей подчеркивают белизну скульптур, «Пьетà» Микеланджело и «Магдалины» Бернини, а также креста Св. Андрея. «Крылья» огромной сцены заняты скамейками: все готово к торжественному Te Deum’у, завершающему первый акт. Барочные элементы легко трансформируются в последующих действиях: убрали скульптуры, поставили стол и два тяжелых, украшенных крылатыми львами кресла — возник кабинет Скарпиа в Палаццо Фарнезе, убрали стол и кресла, придвинули лестницу к центральному «алтарю», сделали из церковных скамеек квадратную раму — возникла площадка замка Св.Ангела.

Это очень классическая «Тоска», более того, так и тянет назвать ее aкадемической. Ни одного шага в сторону от тщательных ремарок Иллики и Джакозы, искусных либреттистов Пуччини, скрупулезное соблюдение времени действия. О, как льстят глазу дамские платья с высокой талией, элегантная военная форма наполеоновских времен, безупречные фраки знати, что внимает мессе в церкви Сант-Андреа делла Валле! Неспешное шествие всех этих людей по длинной сцене Сферистерио, словно наслаждающихся собственным высоким положением в обществе, рождает эффект соприсутствия, который усиливается запахом ладана. Что говорить о белом костюме Тоски, на который накинута длинная бархатная мантия цвета чернослива, расшитая золотом (в зависимости от освещения она меняет оттенки) и о белом же одеянии Скарпиа, отделанном золотым позументом — подлинное торжество безупречного вкуса, изящества и роскоши...

«Тоска», как многие спектакли, поставленные архитекторами и сценографами, завоевывает прежде всего красотой «картинки», но это вовсе не безжизненное зрелище. Удачна идея показать мучения Каварадосси: он появляется в центральном «алтаре», распятый на кресте Св. Андрея, с приставленными к горлу сверкающими ножами, и точно так же эффектна сцена расстрела, когда возлюбленный Тоски стоит спиной к публике, а ружья подтянутых и элегантных солдат кажутся направленными прямо на вас.

Даниэле Каллегари стоит во главе команды музыкантов, которые одерживают победу в этой «Тоске»: он дирижирует пуччиниевской партитурой со страстью и искренностью, находя идеальные темпы, идеальное равновесие оркестровых групп, идеальную гармонию между богатством инструментального письма и звучанием голосов солистов. Тициана Карузо, почти дебютантка, кажется, вовсе лишена дефектов: это голос большой, красивый и темный, может быть, пока это не слишком интересная актриса. Лука Ломбардо — Марио Каварадосси, которого природа одарила ярким тембром и обворожительной звонкостью, не во всем убеждает на премьере, но на последующих представлениях просто в ударе: все сольные куски и дуэты звучат у него прекрасно. Лучо Галло не только очень опытный певец, много раз выступавший в партии Скарпиа, и, следовательно, могущий похвастаться артистической зрелостью и ювелирной отделкой каждой фразы, он еще и увлеченный создатель роли Скарпиа: сухой и стройный, с белым запудренным лицом, в белом парике, это церемонный представитель anciene regime снаружи, и ядовитый садист внутри.

Вместо отмененного «Аттилы» дают гала-концерт, темой которого является все тот же «Соблазн». Легко понять разочарование публики: самый превосходный концерт не заменит оперного спектакля, и в зале под открытым небом полно пустых мест. Но тех, кто не сдал билеты в кассу, все же ждет много удовольствия: фрагменты из «Дон Жуана», «Манон Леско», «Богемы», «Кармен» спеты на высоком уровне, но подлинную встречу в искусством дарит греческая певица Димитра Теодоссиу, которую удостаивают нескончаемых аплодисментов за интерпретации Тоски, Абигайль, Леди Макбет и Одабеллы из "Аттилы«.Нетрудно вообразить, каким подарком публике стал бы «Аттила» в Сферистерио с участием Теодоссиу, если бы первоначальный замысел осуществился...

Приключения любителя оперы в Мачерате на этом не кончаются. В театре Лакро Росси, композитора девятнадцатого века и уроженца Мачераты, дают его оперу «Клеопатра», и подлинно выдающийся успех имеет опера современного композитора Марко Тутино «The Servant» по новелле Робина Могема с режиссурой знаменитого Габриэле Лавиа.

Уже известна тема следующего: «Обман». В стенах театра Лауро Росси и на огромной сцене неоклассического шедевра Алеарди предстанут «Дон Жуан», «Мадам Баттерфляй» и «Травиата».

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Арена Сферистерио в Мачерате

Произведения

Кармен, Тоска

просмотры: 2736



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть