Айноа Артета: посвящение Федерико Гарсии Лорке

Игорь Корябин, 02.11.2017 в 19:06

Айноа Артета. Фото — Bernardo Doral

26 октября сопрано из Испании Айноа Артета представила в Большом зале Московской консерватории камерную программу вокальных миниатюр на слова знаменитого испанского поэта Федерико Гарсии Лорки. Это событие, организатором которого выступило московское концертное агентство «Русконцерт», – одно из многих в плотном потоке музыкальной жизни столицы, но вовсе не будет преувеличением сказать, что палитру меломанских открытий эта темпераментно-яркая певица обогатила новыми, музыкально свежими эксклюзивными впечатлениями – эстетически изысканными и познавательно ценными. Партию фортепиано одухотворенно чутко провел испанский пианист Рубен Фернандес Агирре.

Правда, открыть имя практически незнакомой нам сегодня испанской певицы в живом непосредственном восприятии ее творчества отечественным меломанам довелось совсем недавно. Это произошло лишь год назад, и поводом для первого приезда Айноа Артеты в Москву стало участие в премьерной серии показов в Большом театре постановки оперы Пуччини «Манон Леско». Мастерством вокальной и артистической интерпретации певицы мы смогли поразиться и насладиться тогда в партии главной героини. К тому времени оперный век исполнительницы, ведущий отсчет с 1990 года, был уже довольно долог, и ее карьера, давно перевалив через пик, в настоящий момент переживает фазу творческой зрелости,

однако чувственный голос Айноа Артеты, сохраняя свежесть своей тембральной окраски, продолжает завораживать и по сей день.

Известность к певице пришла в 1993 году, когда впервые во весь голос она смогла заявить о себе, став обладательницей двух премий – Национального конкурса молодых исполнителей, проходящего под эгидой театра «Метрополитен-опера» в Нью-Йорке, и I Международного конкурса Пласидо Доминго «Опералия», который, мигрируя сегодня по миру, впервые прошел в Париже. Мировая карьера певицы, о которой мы практически ничего не знаем, сложилась весьма успешно. Это бесконечное мелькание стран, именитых коллег, дирижеров, оркестров, залов и оперных домов Европы, обеих Америк и Австралии, в число которых вошли и наиболее значимые первые сцены мира.

Понятно, что партия Манон Леско в одноименной опере Пуччини — лишь точечный, хотя и довольно представительный, запоминающийся срез творчества певицы. Она приняла участие во всех трех сериях постановки этой оперы, прошедших на сегодняшний день на сцене Большого (премьерной год назад, апрельской и октябрьской этого года). Так что в отношении сольного концерта в Большом зале консерватории всё сложилось как нельзя удачно. Он изящно вписался в окно в Большом театре, а выбор тематической испанской программы вечера обусловило его посвящение 40-летию восстановления дипломатических отношений между Испанией и Россией.

Еще одним творческим участником этого проекта стал испанский художник Фредерик Амат, придумавший сценографическое оформление. Во время концерта, который, как в театре, прошел при выключенном свете в зале, на заднике сцены – на большом концертном органе – оживали световые проекции абстрактных визуальных образов, в которых

музыка и поэтические образы Лорки нашли свое отражение в преломлении собственного мироощущения художника-сценографа.

Программу вечера составил драматургически выстроенный музыкально-поэтический цикл из семнадцати номеров (пятнадцати песен и двух аудиозаписей-декламаций) общей продолжительностью звучания порядка часа, а формат «нон-стоп» придал всему замыслу идейную целостность и компактную динамичность. При этом важность и необходимость дополнительной визуальной опции, хотя она и внесла в исполнение ощутимый элемент креативности, преувеличивать всё же не следует. Главным на подобных вокальных вечерах всегда остается музыка и ее интерпретация двумя участниками – певцом и пианистом. И от того, насколько доверительным сложится их контакт, зависит то, какое эмоциональное воздействие совместно рождаемая ими музыка произведет на слушателя.

На сей раз контакт сложился на редкость доверительный: певица и концертмейстер предстали единым целым, и неразрывная связь музыки вербальной со стороны солистки и музыки абстрактной со стороны пианиста заставила пережить немало восхитительных мгновений – по-испански страстных и нежных, лирических и романтических, трагических и мистических.

Триумф единения мелодики аккомпанемента и певческо-поэтического слова, замешанных на богатстве национальных традиций и фольклора,

в атмосфере концертного зала начал витать с первой же исполненной песни «Кафе Чинитас». Она открыла первый программный блок из музыкального сборника «Старинные народные испанские песни» («Canciones españolas antiguas»), составленного и гармонизированного самим Лоркой, выступившим на сей раз в роли композитора-этнографа. В этот блок, кроме названного номера, вошли также «Севильская колыбельная» и «Севильянас XVIII века».

Айноа Артета. Фото — Bernardo Doral

«Песенный триптих» Хесуса Гарсии Леоса (Jesús García Leoz, 1904–1953) продолжил вечер («По воздуху летят», «Ночная песня андалузских моряков», «В цветах, цветочках»). После «действенного антракта» (аудиозаписи отрывка «Пролитая кровь» из поэмы Лорки «Плач по Игнасио Санчесу Мехиасу» в исполнении Пако Рабаля) прозвучал цикл «Три испанские песни» («Соронго», «Баю, милый, баю», «Баладилья о трех реках») Антона Гарсии Абриля (Antón García Abril, род. 1933), а затем – второй блок из цикла «Старинные народные испанские песни» («Ну и бедлам», «Четыре погонщика мулов», «Соронго»). После еще одного «действенного антракта» (аудиозаписи диалога Леонардо и Невесты из трагедии Лорки «Кровавая свадьба» в исполнении Рафаэля Альберти) завершением программы вечера стал цикл «Песни» («Memento», «Романс о луне, луне», «Песня всадника») Мигеля Ортеги (Miquel Ortega, род. 1963).

В слиянии с рафинированным – поистине перфекционистским! – аккомпанементом Рубена Фернандеса Агирре, разливавшим чувственность в каждой своей ноте, Айноа Артета, не сходя с места, но оперируя проникновенно глубокими, властными интонациями голоса, актерской выразительностью и пластикой своих «говорящих» рук, которой нельзя научиться, но которая заложена в самóй испанской крови, творила подлинный театр поэзии и музыки Лорки.

И этот театр действительно предстал монографически-синкретическим слепком эпохи XX века,

ведь исполненная в этот вечер музыка других композиторов, двое из которых и поныне – наши современники, к восхитительным гармонизациям Лорки стилистически очень близка.

В силу этого было очень важно, что каждая из прозвучавших песен – разножанровых по содержанию, не похожих друг на друга по эмоциональной окраске и темпоритму, но заведомо родственных по музыкальному пульсу и терпкому национальному своеобразию – предстала уникальным маленьким шедевром академического камерного исполнительства. Испанское от испанской певицы в ансамбле с испанским концертмейстером мы получили в этот вечер, что называется, из первых рук! Но анонсированной программой дело не кончилось, и в качестве первого биса мы услышали песню Кончи – знаменитую песню «De España vengo» («Я из Испании») из сарсуэлы Пабло Луны «Еврейский мальчик».

Этим зажигательно-темпераментным бисом Айноа Артета явно решила нас убедить: она — из Испании!

Исполнение этого номера предстало восхитительным, но в том, что представившая его певица – из Испании, в том, что испанский темперамент живет в ее сердце и бурлит в ее крови, убеждать явно вовсе не требовалось! Вся представленная в этот вечер программа убедила в этом как нельзя лучше, но под занавес концерта прозвучал еще один популярный испанский бис, на слух невероятно знакомый, сто раз слышанный, но автором этих строк с достоверностью, увы, так и не опознанный. Это была шуточная, ярко харáктерная игровая зарисовка (возможно, тоже из сарсуэлы), которая лишь слегка – но зато как эффектно! – приоткрыла еще и грань комического перевоплощения певицы.

А между этими двумя бисами произошло и вовсе нечто неожиданное: Айноа Артета исполнила на русском языке наши легендарные «Подмосковные вечера». Авторов этого «народного» хита советского послевоенного времени (композитора Василия Соловьёва-Седова и поэта Михаила Матусовского), возможно, сразу и не вспомнишь, но саму песню знают все! И в год 40-летия восстановления дипломатических отношений между Испанией и Россией сей неожиданно-трогательный бис не замедлил убедить в том, что лучшая форма дипломатии в отношениях между странами по-прежнему – дипломатия музыкальная!

Фото певицы © Bernardo Doral

реклама

вам может быть интересно

Концерт в Лиссабоне Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Театры и фестивали

Большой зал Московской консерватории

просмотры: 1292



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть