Песенная антология

20.05.2004 в 00:32

Камерный хор Московской консерватории / Chamber Choir of the Moscow Conservatory

Вот уж не ожидал, что хоровой концерт в БЗК соберет такой переаншлаг, когда «лишний билетик» спрашивали уже у Театра Маяковского! Причина не только в том, что выступал известный Камерный хор Московской консерватории под руководством Бориса Тевлина. Людей привлекла афиша, обещавшая встречу с любимыми мелодиями военных лет и русскими народными песнями. Борис Тевлин и его ученики (хор состоит из студентов кафедры хорового дирижирования консерватории) напомнили, каким удивительным песенным богатством мы обладаем и как важно передать это богатство будущим поколениям.

Фраза о том, что русская народная песня — неисчерпаемый источник творчества, стала расхожим штампом. Но ведь действительно неиссякаемый! Сколько уже припадали к нему композиторы, певцы, ансамбли, хоры, сколько всевозможных трактовок известных песен «Вниз по матушке, по Волге», или «Во поле березонька стояла», или «Пойду ль, выйду ль я» мы слышали, а вот нашел же Тевлин в обработках Свешникова, Кожевникова, Гречанинова свежие, неожиданные краски. «Как хороши, как свежи были...» нет, не тургеневские розы, а переплетения голосов и остроумные синкопы в обработках Шостаковича и сколько динамического роскошества и тонкой звукописи подарил в своих премьерах композитор В.Калистратов! Хору оставалось только блаженствовать в этом мелодико-гармоническом изобилии, что он с удовольствием и делал.

Камерный хор Тевлина относится к слову не только любовно, но и осмысленно: слово рождает музыкальные нюансы, из которых складывается образ произведения. Слово, облеченное в музыкальное звучание, объемно, будь то могучее фортиссимо или нежное шелестящее пиано. При этом кажется, будто хор создает эти нюансы спонтанно, почти без участия дирижера, потому что тевлинский жест предельно лаконичен, но в нем средоточие такой энергетики, которое побуждает хористов к мгновенным сменам динамики.

В обывательском представлении хор — нечто статичное. Тевлин уверенно опровергает это представление. Оказывается, узкие хоровые станки могут быть вполне достаточным пространством для создания игровых зарисовок. Для этого нужны режиссерская фантазия Бориса Ляпаева и умение хористов включаться в придуманную игру. Два притопа, три прихлопа, взмах платочками — и улыбчивая музыка Щедрина из оперы «Не только любовь» оказалась жанровой картинкой.

Второе отделение — своеобразная антология советских песен Великой Отечественной войны. У слушателей старшего поколения они встретили особенно горячий прием, что естественно: ведь эти песни — часть нашей жизни. Увы, мы не раз были свидетелями варварского перелицовывания песенных раритетов на новый лад. Хор не испортил их первозданной прелести, но придал им трогательную свежесть. Соратником Тевлина стал превосходный аранжировщик-пианист Юрий Потеенко: надо полагать, что и Листов, и Блантер, и Соловьев-Седой, и Богословский, и другие композиторы с удовольствием подписались бы под его тактичными и вполне современными транскрипциями их песен. Они открыли хористам широкий творческий простор, в котором молодые певцы продемонстрировали поистине инструментальное богатство вокальных тембров, камертонную точность строя, беспредельное дыхание кантилены и актерское дарование.

Евгений Эпштейн

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама





Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть