Сергей Пускепалис: «Настала очередь человеческих историй»

29.01.2009 в 21:35

Сергей Пускепалис

Сергей Пускепалис, ученик Петра Фоменко, до недавнего времени — главный режиссер Магнитогорского театра драмы имени А.С.Пушкина, распределил свою жизнь между актерством и режиссурой. Он окончил Саратовское театральное училище и с конца 1980-х играл в спектаклях местного ТЮЗа. Потом, увлекшись режиссурой, в 1997 году поступил в РАТИ. Еще студентом Сергей собрал собственную труппу — Театр «Понедельник» (Самара), но проработал в нем недолго. В 2003 году он принял предложение Магнитогорской драмы и возглавил этот прославленный коллектив. Здесь Пускепалис поставил пьесы «Блин-2» Алексея Слаповского (приз «За лучшее режиссерское решение спектакля» на V Открытом театральном фестивале-конкурсе «Золотой конек» в Тюмени в 2006 году), «Такси. Скорость. Две жены...» Рея Куни и другие.

В разные годы Пускепалис успешно сотрудничал с ведущими московскими театрами — «Мастерской Петра Фоменко» и «Табакеркой» (не столь давно поставил здесь «Женитьбу Белугина» А.Н.Островского). В кино Сергей дебютировал как актер в 2003 году в фильме Алексея Учителя по сценарию Дуни Смирновой «Прогулка». Тогда же на съемочной площадке «Коктебеля», где играл его сын Глеб, Сергей познакомился с Алексеем Попогребским и позднее согласился попробовать свои силы в качестве исполнителя главной роли в картине «Простые вещи». В результате стал обладателем призов за лучшую мужскую роль на «Кинотавре» и XLII Международном кинофестивале в Карловых Варах, получил звание лауреата российской национальной премии кинокритики и кинопрессы «Белый Слон» и премии Жана Карме XX Фестиваля «Premiers plans» в Анжере. Но в настоящее время театр вновь поманил Пускепалиса. Он ставит спектакль в Ярославском академическом театре драмы имени Ф.Волкова и вскоре приступает к репетициям в Москве, в Театре «Современник».

— Вот уже полтора месяца как мы лично познакомились с Галиной Борисовной Волчек. Ее предложение поставить спектакль в «Современнике» я принял с огромной радостью и ответственностью. Мне глубоко симпатичен этот театр. Наш спектакль будет выпускаться на большой сцене, 17 февраля начнем репетиции, а премьеру рассчитываем сыграть в мае.

Это будет Ясмина Реза, хорошо знакомая российскому зрителю по пьесе «АРТ» («Искусство»), довольно активно шедшей в театрах нашей страны. В нашей пьесе речь идет о двух семьях, которые обсуждают одно происшествие, в результате чего наружу вылезает подлинная сущность этих людей. Оригинальный перевод сделал Дмитрий Быков.

— Сергей, вы теперь — кинозвезда. Расскажите, как протекает нынче ваша жизнь — вы ведь и режиссер, и актер, а еще недавно были творческим руководителем Магнитогорского театра драмы.

— С Магнитогорском связан замечательный период моей жизни. Контракт с театром закончился в прошлом году, я пять лет проработал в должности главного режиссера. Оставил театр на всплеске успеха, к счастью, ушел, не развалив хозяйство, а сделав что-то полезное. Думаю, 5 лет — оптимальный срок для достижения какого-то результата. Да и мне самому работа в этом театре очень много дала, данное мне во время учебы в теории я проверил здесь практикой. А сейчас появилось много затей, связанных с кинематографом, и режиссерских, и актерских. Снялся в двух новых фильмах — у Веры Сторожевой и у Алексея Попогребского. А на сегодняшний день меня полностью захватила работа в Ярославском театре драмы имени Ф.Волкова. Осенью 2008 года поступило предложение от нового директора театра Бориса Михайловича Мездрича — поставить спектакль. Почту за честь работать в такой замечательной труппе. Репетиции спектакля «С любимыми не расставайтесь» уже на стадии завершения, премьера намечена на 10 февраля, день рождения Александра Володина, которому исполнилось бы 90 лет. Художник Эдуард Гизаттуллин придумал очень интересное, на мой взгляд, пространственное решение. Мы эту историю окунаем в сегодняшние ритмы и темпы, мне кажется, она от этого только выигрывает. Это будет первая работа, выпущенная при директорстве Бориса Мездрича, и мы оба понимаем, что момент ответственный.

— Вы раньше работали с этим директором?

— Нет, только слышал о нем много лестного. Достаточно репутации Омского драматического театра, которым он долгое время руководил. Мне в Театре Волкова работается очень хорошо, в артистов я просто влюбился.

— Скажите, «а за время пути» смета на ваш спектакль не подверглась секвестированию в связи с нынешними экономическими событиями?

— Нет. Директор сказал: делайте, что хотите. Оказывается, наши желания поставить Володина совпали еще до моего приглашения. Мездрич подал заявку на грант к 90-летию со дня рождения драматурга, и театр этот грант получил.

— Сергей, а как вы существуете в двух, практически взаимоисключающих ипостасях — актерской и режиссерской?

— Я много раз отвечал на этот вопрос. Мне кажется, актер кино и актер театра — это две разные профессии. В кино артист — отражающий объект, в театре сложнее в миллион раз! Там он — гладиатор! Кто-то ему помог овладеть мечом и приемами борьбы, но теперь, на сцене, он один и полностью сам играет свою партию. В театре я, наверное, больше не сыграю ни одной роли.

— А ведь когда-то играли, когда не были режиссером.

— Да, но потом произошла необратимая метаморфоза. Знаете, как кто-то сначала летал или плавал, а потом у него отпали лапы или крылья, и теперь он обрел другой способ передвижения.

— А сами снять кино не пробовали?

— Сейчас готовлюсь снимать. Был у меня уже один проект, но не получилось — история драматическая, говорить не хочу. И про нынешний проект пока остерегусь.

— А как вы живете, человек мира, где ваша, скажем так, база?

— База, то есть семья, сейчас в Железноводске, в такой маленькой Швейцарии. Я понял, что жить лучше там. Работать, слава богу, я могу везде, но не вижу необходимости жить в Москве.

— Вы часто ставите пьесы А.Слаповского. Вот не так давно показывали в Москве спектакль Омского пятого театра «От красной крысы до зеленой звезды». Мне понравилась ваша постановка, но насчет содержания пьесы, честно говоря, остались сомнения.

— Вы смотрели первый спектакль, а это был провал! На втором был фурор, все сошлось! Этим спектаклем я горжусь, хотя на первом показе в Москве все было отдельно: игра, решение, содержание. Я думал, я умру! Очень трепетно отношусь ко всему, что делает Слаповский, хотя многое не принимаю. Мне повезло, это мой автор, я чувствую его «тремоло», эту причудливую смесь нежности с цинизмом. Он очень коварный для постановщиков, я не раз это говорил, но уверен — его время придет.

— А есть разница между московским и провинциальным зрителем?

— Есть. Московскому только дерьма не хватает. Это уже пресыщенность пресыщенностью, уже постмодернизм постмодернизма — не честный театр, не тот, что от сердца к сердцу. Здесь очень важны привходящие обстоятельства: тусовка, бренд и т.п. Галина Борисовна Волчек говорит: модники вокруг театра и создают ему репутацию. А в провинции зритель прост, не нравится — встал и ушел, вместо того чтобы шипеть по углам. Хотя и в Москве много таких спектаклей, где все сделано честно. Только общая атмосфера сдвинулась... Любой новый спектакль все равно должен стать неким происшествием, иначе незачем и браться. В Волковском театре тоже надо новый способ актерского существования искать.

Мне очень радостно вернуться к театру после перерыва. Давно, как говорится, не брал в руки шашек. Думаю, у нас будет достаточно жесткий Володин, хотя он весь состоит из тонких реплик, такая там кружевная вязь...

— Сейчас все принялись ставить Володина и Вампилова. В чем причина, на ваш взгляд?

— Тоска по щемящему, по человеческому. А никуда не денешься! Очень интересно, когда люди занимаются формой, я очень это ценю. Но можно ведь и Островского поставить как новую драму — тематика та же.

— Зато форма изложения более ловкая.

— Форма — да. Я специально в «Женитьбе Белугина» немного «косноязычил» текст, чтобы сбить плавность классической речи. Надо же учитывать сегодняшнего зрителя. Если ставить Вампилова про 70-е годы прошлого века, это будет мимо. Мне вот кажется, его «Прощание в июне» должно сейчас отлежаться, так же как «Утиная охота», — слишком многое привязано ко времени. А вот «Старший сын» или «Прошлым летом в Чулимске» — вне времени. Я только что с Севера вернулся, со съемок — ничего не изменилось, тот же Чулимск... Мне кажется, у нас еще и до возвращения Арбузова дойдет!

— До его «сказок»?

— Не сказочник он. Он в особом жанре, понимаете? Если этот жанр поймать, хорошо может получиться.

Наталия Каминская

реклама

вам может быть интересно

Ложка дёгтя Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

интервью

Раздел

культура

просмотры: 471



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть