Бой с тривиальностью

Роман Королёв-Намазов, 26.11.2012 в 20:56

17 ноября в Большом зале консерватории состоялся очередной концерт абонемента Московской филармонии «Солист Денис Мацуев». На этот раз прославленный музыкант выступил вместе с Российским национальным оркестром, которым управлял известный итальянский дирижер Джанандреа Нозеда, впервые вышедший на сцену Большого зала консерватории.

Нозеда — главный дирижер Филармонического оркестра BBC, а с 2007 года является и главным дирижером Туринского Королевского театра.

С Россией маэстро многое связывает,

о чем говорит хотя бы тот факт, что он в течение десяти лет был главным приглашенным дирижером Мариинского театра. Поэтому для него отнюдь не ново работать с русскими музыкантами, как и общаться с русской публикой, для которой каждый концерт Нозеды становится событием. Благодаря своей суперэкспрессивной манере дирижирования и сильному внутреннему посылу, маэстро вовлекает в музыкальный процесс даже самых искушенных слушателей и заставляет их безоговорочно поверить в ту идею, которую он несет с собой.

Вечер открыл Первый фортепианный концерт Брамса. Для всех его исполнение стало своеобразным испытанием. Мацуев совсем недавно включил его в свой репертуар.

В его трактовке присутствовали напыщенность и громоздкость, которые в принципе свойственны игре пианиста.

Казалось, что он пытался перехватить инициативу повествования у оркестра, но у него это получалось с трудом. Оркестр, в свою очередь, игравший под столь жестким психологическим прессингом дирижера, переключал все внимание на себя. Нозеда смаковал сугубо симфонические эпизоды концерта, сначала даже вводя в недоумение слушателей Большого зала.

Джанандреа Нозеда. Фото — Andrea Sacchi

Как будто совершая магическое заклинание, он буквально «заговаривал» оркестрантов — столь незаурядная манера его работы, сопровождаемая, помимо активной жестикуляции, вербальными (он в прямом смысле «простанывал» исполняемые оркестром мотивы) посылами, была очень неожиданной.

Во втором отделении была исполнена Восьмая симфония Дворжака.

Именно тогда талант Нозеды раскрылся во всем своем масштабе. Своим магическим заговором Нозеда гипнотизировал оркестр, который представлял музыку совершенно иного качества, не свойственную даже РНО. Это была смелая, учитывающая мельчайшие драматические тонкости игра оркестровых тембров и красок. Проведение лирической соль-минорной темы первой части создало обстановку полного погружения в музыкальное действо, в которой были сыграны и «богемская» вторая часть, и грустно-радостный вальс третьей части, и блестящий финал. Нозеда поразил всех своим фанатичным отношением к доверенному ему делу, а

музыка стала как будто физически ближе к человеку, ее можно было видеть и даже почти ощущать тактильно.

Бывает, прославленные и известные коллективы вдруг исполняют хорошо известную музыку по-иному. В этом звучании слышится живой интерес. А такое настроение создают новые лица, обновляющие традиционное производство музыки, взрывающие его изнутри, будоражащие подстывшие сердца музыкантов.

Нозеда дал настоящий бой тривиальности:

он заразил все пространство своим особенным отношением к музыке, своей оригинальной идеей, помноженной на редкий талант.

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама





Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть