Богемное настроение. Часть первая

На концертах Дрезденского музыкального фестиваля

Екатерина Беляева, 24.06.2014 в 20:24

Ян Фоглер

Интендант и богема

Знаменитый форум проходил в Саксонии в 27-й раз с необычным мотто «Золотые 20-е». Интендант фестиваля известный виолончелист Ян Фоглер в мини-интервью Belcanto.ru рассказывает, что именно его вдохновило направить нынешний фестиваль в богемное русло.

— Тематические форумы уходят в прошлое, а у вас, наоборот, как будто расцветают?

— От тематических форумов отказались в Зальцбурге, потому что трудно делать фестиваль, оглядываясь на кем-то придуманные эпиграфы из пророков, разные поэтические строки. В какой-то момент афиша начинает буксовать, так как Зальцбургский фестиваль не очень мобильное предприятие, в чем-то оно даже очень консервативное. Я немного боюсь поэтических и философских мотто, мне почему-то кажется, что они могут отпугнуть аудиторию. В нем должен быть вызов и интрига, но, в целом, название должно быть понятное и чуть-чуть неконкретное.

— Я шла по центральной улице с белой фестивальной сумкой, на которой красовалась золотая буква «Б», несколько человек спросили, что это такое. Когда я объяснила, что имеется в виду «Богема 2020», люди удивлялись, что фестиваль проходит здесь и сейчас в Дрездене, в Саксонии, а не где-нибудь в Париже.

— Это прекрасно, что люди интересуются и удивляются. Не обязательно, чтобы все посещали фестиваль. Важно, чтобы Дрезден осознавался фестивальным, открытым городом, местом, где собирается «богема».

— Так что же такое «Богема 2020»?

— Формально фестиваль называется «Золотые 20-е». Не как интендант фестиваля, а как музыкант, я очень люблю визуальное искусство и литературу 20-х годов прошлого века, эпоху так называемого «Дрезденского сецессиона», Отто Дикса, Макса Бекмана, Эриха Кестнера. Меня всегда очаровывал разрыв между поиском развлечений и намечающейся катастрофой этой знаковой в немецкой истории эпохи.

Watzke

Затем я пролистал историю музыки и установил закономерность, что почти в каждом веке в 20-е годы происходит что-то революционно важное, и не только в Германии, естественно. Некая смена эпох, парадигм. XVII век — Клаудио Монтеверди служит капельмейстером в Соборе Сан-Марко в Венеции и доводит музыкальную часть богослужений до немыслимых высот, XVIII век — Бах работает в Лейпциге, XIX век — в 1824 году Бетховен заканчивает Девятую симфонию, Шуберт пишет «Зимний путь» в 1827.

В XX веке в двадцатые годы продолжается развитие джаза и свинга, наблюдается усиление роли Америки в искусстве и политике.

— И в XXI веке…? Играете на опережение?

— Так родилась тема этого фестиваля. Богема — это и опера Пуччини о парижских художниках, и клубная немецкая богема и игра слов — «богема — Богемия» — область Чехии, прилегающая непосредственно к Саксонии. И возможность собрать вместе разножанровые коллективы, исполняющие музыку «золотых 20-х» и дать шанс молодым музыкантам из разных стран показать себя в Дрездене. Плюс у меня как у интенданта всегда работает культуртрегерское мышление — я должен искать новые фестивальные площадки, куда могут прийти люди без смокингов и без комплексов перед царскими покоями.

— И какие новые площадки вы добавили в этом году?

Во-первых, это Schlosshof — замковый двор в Резиденции, который долгое время находился на ремонте. Здесь мы open air играем раннюю оперу Штрауса «Без огня» («Feuersnot»). И второе — это Бальный зал Watzke, где в 10-е и 20-е годы прошлого века обитала настоящая дрезденская богема. В «Вацке» на первом этаже располагается популярнейшее в городе кафе, на втором этаже — концертный, он же танцевальный, зал, рассчитанный на 700 человек, и на улице — отличный Biergarten, где подают знаменитое нефильтрованное пиво Watzke. Мы решили провести в Watzke концерт английского коллектива King’s Singers, билеты на него разлетелись моментально.

Все могут короли

Всемирно известный британский ансамбль певцов King’s Singers, выступающих a capella, дал концерт в танцевальном зале популярной дрезденской пивной Watzke. Королевские певцы представили хиты из «Большой американской книги песен» (The Great American Songbook). Англичане привезли в Саксонию свои последние наработки.

На самом деле джазовые песни и репертуар кабаре не являются их специализацией. Когда коллектив был образован в 1968 (из группки студентов хорового отделения кембриджского King’s College), интересы «певцов» находились совсем в другой сфере. В 1984 коллектив записал на BBC шестисерийный документальный фильм об истории мадригала в западной Европе под названием «Madrigal History Tour», а после выпустили одноименный альбом (сейчас у них в активе более 120 дисков).

Первые двадцать лет своего существования «Королевские певцы» набирали очки популярности на острове,

ориентируясь на вкусы своих сородичей, пока не выехали с гастролями в США, где впоследствии стали желанными гостями. Репертуар коллектива начал прирастать за счет американской музыки.

King’s Singers

Но все эти перипетии случились с King’s Singers еще в XX веке. Сегодня их можно назвать «всеядными» исполнителями — в хорошем смысле слова. Состав певцов постоянно обновлялся, хотя набор голосов оставался относительно неизменным — 2 контратенора, тенор, 2 баритона и бас.

В XXI уже нет смысла кого-то сравнивать с The Beatles, но для King’s Singers, которые как коллектив были всего лишь на 8 лет младше ливерпульской четвёрки, надо было постоянно оглядываться на баснословно успешного конкурента.

Они сразу решили сделать акцент на своей академичности, возвели ее в квадрат

— заказывали себе одинаковые дорогие костюмы (в настоящий момент они одеваются у консервативного лондонского кутюрье Марка Уоллеса), посещали одного парикмахера и так далее. По их виду не скажешь, что они певцы, а если узнаешь, что певцы, то не догадаешься, в каком жанре они выступают. Конек King’s Singers — приспособление всего и вся для пения а капелла. Переложения и аранжировки они делают сами, не боясь некоторого осовременивания материала, и этим выгодно отличаются от любителей «состаривать» жанр.

Для Дрездена King’s Singers составили двухактную программу хитов из «Большой американской книги песен»

(обработки композиций Гарольда Арлена, Джорджа Гершвина, Винсента Юманса, Дюка Эллингтона, Милтона Эджера, Кола Портера, Джерома Керна, Ричарда Роджерса, Виктора Янга, Сая Коулмена, Ирвинга Берлина), а также вспомнили репертуар знаменитых берлинских Comedian Harmonists (1928-1934), запрещенных нацистами. Англичане спели забавную песенку Берта Райсфельда на слова Ганса Герды «Мой маленький зеленый кактус» — фирменную карточку берлинцев.

Бальный зал Watzke, оформленный в стиле модерн, с неминуемыми позднейшими добавками эпохи ГДР, был наполнен до отказа той самой «другой» публикой, о которой говорил Фоглер. Возле меня сидел мужчина средних лет, рядом с ним восьмилетний сын, который, по словам родителя, любит музыку и пение, но скучает на детских спектаклях в оперном театре. Ребенка потрясли контратеноры (введенные в коллектив с самого его возникновения, предвосхитив тем самым будущую моду на контратеноров) в элегантных пиджаках от Уоллеса, которые выглядели академично, а пели столь необычными голосами.

Может это и есть «Богема 2020», когда гармоничный контратенор с университетским образованием и в свадебном костюме поет джаз а капелла, не стесняясь несолидного содержания исполняемых песен?

Когда богемная форма соседствует с академическим содержанием, а простые и понятные стихи подаются как ответственные хоралы. В какой-то момент антураж, создаваемый вокруг King’s Singers, отступает на второй план, и остается их чистый вокал, доставляющий истинное наслаждение меломану. В прошлом году у них вышел диск, в который вошли 25 композиций из «Большой американской книги песен» (лейбл Signum classics).

Мальчики свингуют

Традиционной частью фестиваля является open air-концерт дрезденского Кройцхора (самого древнего и самого знаменитого в мире хора мальчиков, существующего почти 800 лет при Церкви Святого Креста в Дрездене) в парке дворца Пильниц.

Этот хор является такой же достопримечательностью Дрездена, как Цвингер, Фрауэнкирхе, Сикстинская мадонна.

Быть в Дрездене и не услышать хор — непростительная оплошность и для правильного туриста и для фестивального гостя. Концерты проходят под грифом «Серенада среди зелени» и предполагают в качестве прелюдии увлекательное путешествие по Эльбе на историческом теплоходе из Дрездена в Пильниц (плыть примерно 2 часа — мимо Музея Штази, разрушенных замков и каскадов с виноградниками, под мостом «Голубое чудо» и скандальным «Вальдшлёсхенбрюке»). Для меломанов эти места связаны с именами Вагнера и Вебера, чей дом-музей находится в Хостервице.

Пильниц

Пильниц строился Пёппельманом для Августа Сильного как летняя резиденция, и саксонский двор реально переселялся на летние месяцы туда. Вслед за курфюрстами ехали придворные музыканты (капелла).

Мы уже рассказывали об опере Амалии Саксонской «Необитаемый дом», «мировая» премьера которой состоялась на Дрезденском музыкальном фестивале в 2012 году, а первая премьера была сыграна в домашнем театре в замке Пильниц для членов королевской семьи.

Хор церковных мальчиков в Пильнице при герцогах не выступал, запертый в своей церкви.

В наше время в течение учебного года хор дает концерты и участвует в службах в Kreuzkirche, ездит на гастроли, но в июне у студентов-хористов проходят аттестационные и выпускные экзамены, которые и выносятся в парк в виде «Серенад в зелени».

Программа концерта этого года была составлена в соответствии с темой «Богема 2020» и включила, с одной стороны, древние светские песни (на стихи немецких поэтов XVII-XVIII вв.) и, с другой, хиты Гершвина, Эллингтона и Райсфельда.

Великолепное сочетание старины и авангарда.

Зрители, скрываясь от жары в тени деревьев, когда услышали первые строчки архаической песенки «Энхен фон Тарау», выдвинулись вперед, чтобы видеть выражения лиц певцов. Церковные мальчики поют такие фривольные песенки нечасто.

Кройцхор

«Энхен» была написана Симоном Дахом в XVII веке на миттельхохдойч, переведена на современный литературный язык Готфридом Гердером в конце XVIII и положена на музыку Фридрихом Зильхером в начале XIX века. Вот первый куплет песни: «Энхен фон Тарау это та девушка, которая мне нравится / Она — моя жизнь, мое добро (имущество) и мои деньги / Энхен фон Тарау направила на меня свое сердце / В любви и смерти / Энхен фон Тарау, мое владение, мое добро / Ты моя душа, плоть и кровь». Поэт посвятил эти стихи реальной Анне Неандер, дочери пастора из Тарау (ныне село Владимирово Калининградской области), которую к своему несчастью увидел на ее венчании в местной церкви Святой Екатерины.

И рядом песенка Герды про маленький зеленый кактус на балконе,

которую пели в Watzke King’s Singers. А затем «круцианеры» пошли еще дальше по взрослому репертуару и спели «В моем костюме много карманов» Петера Крайделя: «В моем костюме полно карманов, но в них нет ничего / кроме портретика женщины, с которой я был счастлив / и еще пары нот, только не подумайте, что банкнот / нет, нот мелодии, какую я напеваю вот уже целый час».

Понятно, что эти последние песенки исполняли только студенты старших курсов и выпускники. А малыши, скромно потупив взор, ждали своего участия в классическом репертуаре — «Я иду по зеленотравному лесу» из «Птичьего концерта» Ганса Ланга, «Липа» Шуберта, «Соловей» Мендельсона и так далее.

Кем станут эти мальчики — богемой или академиками? Возможности их точно широки.

Продолжение →

Авторы фото — Benjamin Ealovega, Jim Rakete, Matthias Krueger

реклама

Ссылки по теме

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Персоналии

Ян Фоглер

Словарные статьи

дрезден

просмотры: 4614



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть