Восьмое небо Малера

«Симфония тысячи участников» в Мариинском театре

16.12.2004 в 14:50

Восьмой симфонии без малого сто лет: датированная 1906 годом, она впервые и единственный раз при жизни автора прозвучала под его управлением в 1910 году в Мюнхене. Российской премьеры Восьмой пришлось ждать еще восемь десятилетий: в декабре 1988-го ее отважился исполнить в Москве Дмитрий Китаенко с оркестром Московской филармонии, тремя хорами и солистами. Весна 1997 года запомнилась москвичам необычным творческим состязанием: в течение месяца Восьмую Малера сыграли Евгений Светланов и Павел Коган со своими оркестрами (и разумеется, с хоровыми коллективами и солистами). А в Петербурге Восьмую впервые вынес на сцену филармонии Александр Дмитриев: два дня подряд под его управлением симфония звучала в октябре 1992 года. И вот теперь петербуржцы получили реальный шанс «догнать и перегнать» Первопрестольную — Валерий Гергиев продирижировал Восьмую в Мариинском театре и объявил повторное исполнение ее в начале января будущего года.

Броское название «Симфония тысячи участников» Малер отвергал как рекламное, однако же, закрепившись за Восьмой, оно немало способствовало установлению ее репутации — монументальной и практически неисполнимой партитуры. «Непрактичность» сверхсостава исполнителей способствовала распространению симфонии в записях — Леонарда Бернстайна, Рафаэля Кубелика, Георга Шолти, Джузеппе Синополи... Записи помогли оценить уникальную концепцию симфонии, возвышенной оды человеку и его творческому духу, написанной на латинский текст католического гимна «Veni creator spiritus» («Приди, Дух животворящий») и на слова заключительной сцены из «Фауста» Гете.

Но самые совершенные записи не заменят живого звучания, не сделают слушателей соучастниками исполнения в зале — сотворцами симфонии. Зато записи могут высоко поднять планку слушательских ожиданий, а постоянно повторяемые в анонсах и вступительных словах рассуждения об исключительности Восьмой симфонии, о чрезвычайности ее замысла способны внушить упования и вовсе несбыточные. Ничто так не угрожает репутации музыкального произведения, как обманутые (хотя бы частично обманутые!) слушательские ожидания.

На моей слушательской памяти три исполнения Восьмой симфонии из тех, что упоминались выше: московская премьера 1988 года с Дмитрием Китаенко и оба вечера петербургской премьеры 1992 года с Александром Дмитриевым. Впечатления, записанные тогда, наряду с восторгом и счастьем по поводу совершившегося долгожданного (и живого!) знакомства с симфонией, содержат и неизбежные разочарования. Не обошлись без них и рецензии на каждое из названных исполнений. Разочарований могло быть меньше, если бы, повторюсь, не... mania grandiosa, владеющая не Малером — пусть он и соперничает с Творцом, когда, по собственным словам, создает симфонии-миры, — но владеющая теми, кто разглагольствует о невиданной, о неслыханной симфонии... вот-вот, именно! — о неслыханной, о неслышанной симфонии!

Сравнения Восьмой Малера с Девятой Бетховена (и тем более их противопоставление как «музыки сфер» и «музыки человеческой, слишком человеческой») только тогда станут правомерны и внятны публике, когда симфония Малера зазвучит с той же частотой, что и «Ода к Радости». Отбросим, наконец, так возмущавший самого Малера рекламный слоган о «симфонии тысячи участников». Позаботимся лучше о том, чтобы она стала симфонией для миллионов. Реально ведь для исполнения Восьмой симфонии необходимо около трехсот музыкантов; даже для них трудно (но возможно!) найти зал с достаточно вместительной сценой-подиумом и благоприятной естественной акустикой.

Не могу сказать, что прославленная — голубая с золотом — подкова Мариинского театра акустически совершенна при расположении хоров, оркестра и солистов на сцене: здесь есть над чем поработать архитекторам, акустикам, дизайнерам при будущей реставрации театрального здания. Но сама идея исполнения Восьмой симфонии коллективами и солистами Мариинского театра (при участии Петербургского камерного хора и Хора мальчиков Хорового училища имени Глинки) в высшей степени плодотворна. Она-то и сулит нам в будущем регулярные встречи с Восьмой симфонией как одним из репертуарных произведений в афише театра, а значит, и надежду на постоянное совершенствование ее исполнения. Наряду с уже устоявшимися в репертуаре Реквиемом Верди, Реквиемом Берлиоза, его же «Осуждением Фауста» и драматической симфонией «Ромео и Юлия», наряду со «Страстями по Иоанну» Губайдулиной и «Кантатой к 20-летию Октября» Прокофьева...

Восьмая Малера словно создана для оперной сцены. Богатство и разнохарактерность, мощь и красочность оркестровых и хоровых эпизодов сочетаются в ней с детально выписанными, оперными по своей природе соло и ансамблями. Именно их Валерий Гергиев избрал в качестве жанрового и динамического камертона, интерпретируя малеровский шедевр: грандиозная «симфония-монстр», какой ее усердно преподносят публике авторы анонсов, неожиданно предстала преимущественно камерной: здесь Гергиев следовал Малеру, экономно использующему гигантский исполнительский аппарат и никогда не стремящемуся подавить зал иерихонской звучностью. Среди авторских ремарок в партитуре Восьмой симфонии преобладают такие, как «очень нежно и сдержанно», «со сдержанной силой», «нежно, но выразительно»... Оборотная сторона такого пристального прочтения симфонии — уязвимость пока еще не до конца проработанного рисунка вокальных и инструментальных партий; недаром же импозантный крупный штрих al fresco, скрадывающий детали, так любезен иным дирижерам!

Нынешняя мариинская премьера Восьмой симфонии — бесспорная кульминация возводимого Гергиевым малеровского цикла. Она воспринимается многочисленными почитателями творчества Малера как высшая ступень гигантской малеровской «лестницы в небо», как восьмое, самое высокое небо его музыки. И одновременно как предвестие, как обещание предстоящего фестиваля Малера в Петербурге. В самом деле, где, как не в Мариинском театре, оркестром которого Малер дирижировал дважды во время своего второго приезда в Петербург в 1907 году, отметить столетие этого события?

Иосиф Райскин

реклама

вам может быть интересно

Фестиваль Ultraschall Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Театры и фестивали

Мариинский театр

Персоналии

Валерий Гергиев, Густав Малер

Произведения

Симфония No. 8

просмотры: 221



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть