Интервью с Йонасом Кауфманом

Ирина Сорокина, 01.03.2011 в 12:17

«Дорогие итальянские театры, если вы хотите, чтобы я пел у вас, проснитесь»

В настоящее время Йонас Кауфман – самый знаменитый тенор в мире. А также тот, о ком спорят более всего: он нравится не всем, потому что если качества Кауфмана-музыканта, интерпретатора и актера неоспоримы, его тембр очень специфический, и его техника - не классическая техника «all’italiana». Отсюда бесконечные дискуссии, которые сопровождают появление в магазинах его диска «Verismo Arias» (Decca). На этом диске представлены арии из «Сельской чести» и «Паяцев», но также фрагменты из опер, которые веристскими не являются, «Мефистофеля», «Джульетты и Ромео» Дзандонаи, даже из «Литовцев» Понкьелли. Оркестр, однако, итальянский, Академии Santa Cecilia, и наполовину итальянец дирижер, Антонио Паппано. Что касается внешности нашего героя, то тут все споры умолкают: об этом свидетельствует его успех у дам определенного возраста и гей-публики, просто обожествляющих его, а они составляют четыре пятых тех, кто ходит в оперу.

Йонас Кауфманн, 41 года, баварец из Мюнхена, «tenorissimo», от которого оперный мир получил инъекцию здорового «дивизма». Оперный мир всегда нуждается в подобных фигурах. Но одеяние «звезды» ему великовато, так как он способен посмеяться над самим собой. Летом 2010 года он разочаровал полмира, отказавшись от «Лоэнгрина» в Байройте и от сольного концерта в Зальцбурге. Его поклонники впали в отчаяние и чуть ли не надели траур. Подобных сцен давно не приходилось видеть...

Вас обвиняют в том, что Вы берете на себя слишком много обязательств.

Мне очень жаль отменять спектакли, но если я болен, я болен. Лучше разочаровать публику отменой одного спектакля или концерта, чем укоротить карьеру, выступая с фарингитом.

Почему Вы записали диск с ариями из веристских опер?

А почему нет? Это изумительный репертуар.

Но ныне он не в моде...

Это правда, и мне очень жаль. Я пел в Лондоне в «Адриенне Лекуврер» и нахожу эту оперу великолепной.

Однако, от Вас мы ждем персонажей психологически сложных, типа Вашего великолепного Вертера, а не ролей в итальянских операх.

Я не отказываюсь от Вертера и Лоэнгрина. Но я всегда мечтал петь в «Андре Шенье» или «Сельской чести». Конечно, это опасные оперы...

Почему опасные?

Потому что эту музыку можно петь только с обнаженными нервами, с огромной страстью. Риск состоит в преувеличении, излишнем напряжении, и для голоса это вовсе не полезно. Именно поэтому я всегда отказывался от «Отелло».

Говорят, что в ближайшем будущем состоятся Ваши дебюты в огромном количестве опер.

Я буду петь в «Андре Шенье», «Сельской чести», «Паяцах», «Девушке с Запада», «Манон Леско», «Трубадуре», «Силе судьбы» и «Троянцах».

Желаем Вам здоровья! Естественно, что все эти партии Вы споете не в Италии...

Мне очень хотелось бы петь в Италии, но как это осуществить? В Италии тебя спрашивают, можешь ли ты выступить, с запасом времени только в шесть месяцев, в то время как мое расписание определено на пять вперед в театрах всего мира. Я не могу оставаиться свободным в течение трех месяцев в году, ожидая, что какой-нибудь итальянский театр проснется. В феврале я вернусь в Ла Скала в «Тоске».

Вы, конечно, знаете, что эта постановка Бонди, которую видели в Мет, в Италии не пройдет?

Я сам сказал Бонди, что если он представит эту «Тоску» в Милане, на него посыплются беды. Бонди выдающийся режиссер, но на этот раз он отнесся к опере слишком легкомысленно. Однако он приедет в Милан, чтобы монтировать спектакль, и я надеюсь, что все будет в порядке.

В немецких книжных магазинах продается Ваша автобиография. Вам всего 41 год, не рано ли?

Да, я тоже согласен с этим. Но книгу обо мне написали бы все рано, так что лучше, что это сделал я сам при помощи одного из немногих журналистов, которые, когда пишут об опере, знают предмет, о котором пишут.

Если бы Вы не были так красивы, Вы сделали бы точно такую же карьеру?

Не знаю. Однако, если я наделен красивой внешностью, это не моя вина и не моя заслуга. Настоящая проблема в том, что оперная публика ходит в кино и смотрит телевизор. Поэтому у нее остается все меньше и меньше фантазии. Когда-то все было проще. Паваротти или Кабалье выходили на сцену, божественно пели, оставаясь неподвижными, и все чувствовали себя счастливыми. Ныне этого недостаточно. И, видите, для нас певцов это вовсе не благо. Все стало намного труднее.

Будете ли Вы продолжать петь в операх Вагнера?

Да. Ближайший дебют – Зигмунд в Нью-Йорке.

Когда будет Тристан?

В ближайшие пять лет – точно нет. Эта роль способна разрушить голос. А мне слишком нравится это ремесло, чтобы окончить карьеру слишком рано.

Альберто Маттиоли, газета La Stampa, ноябрь 2010
Публикация и перевод с итальянского

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

интервью

Раздел

опера

Персоналии

Йонас Кауфман

просмотры: 3596



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть