Априори — месса, а опера потом

Диана Локотьянова, 17.02.2016 в 17:11

Автор фото — Ира Полярная / Опера Априори

В Москве стартовал ежегодный III Международный фестиваль вокальной музыки «Опера априори». Открытие прошло 7 февраля, по сложившейся традиции — в Большом зале консерватории.

Для ценителей академического пения «Опера априори» — это высокий уровень исполнения вокальной музыки, возможность познакомиться с редко звучащими и неизвестными сочинениями (с XVI века по настоящее время). Желающие набраться профессионального опыта могут здесь же, в рамках фестиваля, посетить мастер-классы, творческие встречи, а любители живого исполнения — побывать на концерте и воочию увидеть выступления знаменитых артистов, открыть для себя новые имена и многое другое.

Просвещение — вот квинтэссенция фестиваля.

Но перейдем непосредственно к концерту.

На открытии публику вновь порадовал яркий состав исполнителей. Не в первый раз прозвучали имена Дарьи Зыковой (сопрано), Максима Пастера (тенор), Балинта Сабо (бас), Алексея Курбатова (фисгармония), Максима Емельянычева (дирижер).

Дебютанты нынешнего сезона — выдающиеся мастера своего дела: итальянская оперная дива Марианна Пиццолато (меццо-сопрано), пианисты Павел Нерсесьян и Лукас Генюшас и вокальный ансамбль — как его прозвала пресса, «хор нового поколения» — «Intrada» под руководством Екатерины Антоненко.

Совместно музыканты исполнили одно из самых сложных сочинений знаменитого итальянского композитора Джоаккино Россини.

Прославившийся, прежде всего, своими операми в жанре buffa, в этот вечер Россини предстал в ином амплуа — как автор литургического произведения на церковный канонический текст. Выбор организаторов пал на «Маленькую торжественную мессу» в оригинальной камерной версии в семи не совсем традиционных для этого жанра частях: Kyrie, Gloria, Credo, Prelude Religieux pendant I’Offertoire, Sanctus, O salutaris hostia, Agnus Dei.

Необычен также состав исполнителей Мессы: хор, четыре солиста, два рояля и фисгармония. В общем, тем, кому неизвестно это сочинение, было чему удивиться. Например, почему в афише имя Россини — понятно, а как рядом оказалась Месса — не очень. Однако в Мессе не только молитвенные хоровые эпизоды, но и по-оперному развернутые виртуозные арии и ансамбли, так что вопрос снимается сам собой.

Гармонично подобран квартет вокалистов,

благодаря которым в Мессе были и экспрессивная вокальная мелодика в частях Gloria, Agnus Dei (Марианна Пиццолато), и нежная кантилена (Дарья Зыкова), и волшебное слияние женских голосов в дуэте в разделе Qui tollis.

Порадовали и мужские голоса. Лирический полнозвучный тенор (Максим Пастер) очень проникновенно спел арию Domine Deus в части Gloria. Очень выразительны были переходы из радостного мажора в скорбный минор, свободно и чисто взяты верхние ноты, ярко исполнена кульминация в коде. Величаво прозвучала ария Quoniam tu solus sanctus в исполнении Балинта Сабо. Он справился со сложностями вокальной мелодики, охватывающей огромный диапазон.

Запоминающиеся эпизоды Мессы связаны с исполнением солистов и хора, где артисты продемонстрировали не только вокальные изыски, но и слаженный органичный ансамбль.

Несмотря на ремарку композитора, согласно которой в Мессе должно быть двенадцать «певцов-херувимов» (по числу апостолов), включая восемь хористов и четырёх солистов, на сцене мы увидели хор, где было в два раза больше исполнителей. Это и понятно: сочинение композитора предназначалось для исполнения в домашней обстановке в кругу друзей.

Хор блестяще исполнил самые сложные полифонические разделы Мессы

— две двойные фуги с огромной юбиляцией в конце каждой.

Богатство колористических возможностей рояля продемонстрировали пианисты. Несмотря на то, что они аккомпанировали, в исполнении каждого обнажалось нутро солиста. Темпераментностью отличалась игра Генюшаса и тонкостью — Нерсесьяна. Непривычно было видеть расположенные в разных концах сцены рояли — музыкантам приходилось играть, не видя друг друга.

Единственный сольный номер пианиста прозвучал в № 4 Мессы. Но какой! Прелюдия в исполнении Нерсесьяна была так проникновенна, глубока и одухотворённа, а фрагменты на динамике piano такие интимные, завораживающие, что хотелось вслушиваться в игру бесконечно, затаив дыхание. От игры пианиста рождалось чувство, которое возникает, когда слушаешь органные прелюдии Баха.

Подобие органной педали внесли и звуки фисгармонии (её заменил синтезатор). Особенно отчётливо это проступало в части Sanctus.

«Маленькая торжественная месса», по словам Наполеона III, «и не мала, и не торжественна, и не слишком месса».

Однако его утверждение спорно. Она маленькая по составу, но по протяжённости (90 минут) и идейному замыслу достигает симфонических масштабов (чего стоит хотя бы Gloria). Потому основная задача дирижёра, с которой он прекрасно справился – найти и удержать нужный звуковой баланс.

Максим Емельянычев предоставил больше свободы пианистам и вокалистам. Лишь немного помогал в некоторых ансамблях, а в сольных номерах наслаждался их искусством.

По окончании концерта публика не хотела отпускать своих «херувимов», вызывая на бис. Множество цветов, стоячих оваций и криков «браво» стали закономерной постлюдией первого фестивального концерта нынешнего сезона.

Автор фото — Ира Полярная / Опера Априори

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть