Ленинская тема в симфонической музыке

07.11.2010 в 19:09

В. Серов. В.И.Ленин провозглашает Советскую власть. 1962

Если в опере образ героя всегда конкретен, ибо создается музыкой, и текстом, и сценическим действием, то в так называемой «чистой» симфонической музыке композитор в основном выражает свое эмоциональное восприятие событий, черт человеческого характера, мыслей и настроений обобщенного героя.

Более конкретное содержание имеют произведения программной симфонической музыки, в которых точно определена вдохновившая автора тема.

Все произведения советских композиторов, тематически связанные с эпохой революции и с образом Ленина, программны. И это, конечно, не случайно. Для раскрытия подобной темы нужна музыка предельно образная, рельефная, рождающая как конкретные ассоциации, так и большие обобщения философского и историко-революционного плана.

Ленинской теме посвящено несколько симфонических произведений. Ода «Памяти В. И. Ленина» А. Крейна, ода «Памяти Ленина» А. Хачатуряна, Четвертая симфония Д. Гаджиева, драматическая симфония В. Шебалина «Ленин» и, наконец, Двенадцатая симфония Д. Шостаковича.

Первым симфоническим произведением на ленинскую тему была ода «Памяти В. И. Ленина» Крейна. Написанная рукой талантливого и опытного композитора, ода эта тем не менее не выдержала проверки временем. Исполнявшееся в конце 20-х и начале 30-х годов, это произведение позднее оказалось забытым.

Ода «Памяти Ленина» Хачатуряна создана в процессе работы композитора над музыкой к документальному фильму «Владимир Ильич Ленин».

В 1948 году А. Хачатурян писал: «Я помнил чувство безграничного горя, пережитого мною в морозные дни тысяча девятьсот двадцать четвертого года, когда я медленно шел по озаренным кострами улицам Москвы. Бесчисленные потоки таких же пораженных страшным несчастьем людей двигались, как и я, в Колонный зал... Не раз, вспоминая народ, охваченный глубокой скорбью, я думал о том, что надо сделать попытку выразить эти чувства. Но, признаюсь, у меня не хватало смелости!..

Теперь фильм поставил меня перед необходимостью сделать это. Собранные в нем воедино материалы о жизни великого вождя дали такой острый душевный толчок, что внутренняя решимость созрела». (А. Хачатурян. Музыка фильма. «Искусство кино», 1955, № 11, стр. 34.)

Замысел композитора воплотился в симфонической оде — одночастном произведении, проникнутом внутренним драматизмом, волнующем своей теплотой и безыскусностью. В оде передана глубокая скорбь народа о вожде, друге, о самом близком и родном человеке. Композитор сумел в этом симфоническом произведении достичь эмоциональной непосредственности, свойственной разве только народной песне.

Звучит вступление, полное раздумья, грусти, и вот полилась широкая, напоенная дыханием народной скорби мелодия. Постепенно музыка светлеет, становится более действенной, активной. Имя Ленина, дело Ленина зовут вперед, к жизни, они бессмертны. Вот почему вполне логичен заключающий оду оптимистический апофеоз.

В 1956 году была впервые исполнена ныне широко известная Четвертая симфония Д. Гаджиева, эпиграфом к которой композитор избрал слова Горького «...нет сил, которые могли бы затемнить факел, поднятый Лениным в душной тьме обезумевшего мира». Эти слова служат ключом к восприятию содержания симфонии.

Симфония открывается речитативной мелодией импровизационного характера. Так начинается сказ о Ленине. Эта тема объединяет все части симфонии в единое целое. В. симфонии есть мотив, навеянный образом Ленива, — нежная мелодия скрипок. Так рисует композитор любовь народа к Ильичу.

Начало второй части рождает у слушателя ассоциации с эпохой революции. В мужественной, активной музыке ощущается чеканный ритм революционных песен. А лирическая мелодия этой части — народный напев о Ленине.

Народное праздничное веселье третьей части симфонии сменяется трагической пассакальей (вариации на одну тему, проходящую в басу), в которой передается скорбь народа от невосполнимой утраты, что принес 1924 год. Обратясь к старинной форме классической пассакальи, Гаджиев насытил ее интонациями азербайджанской музыки, пафосом борьбы и преодоления горя.

Заключительную часть симфонии композитор задумал как финал эпопеи, утверждающей оптимистическую идею бессмертия и величия ленинского дела.

Одно из первых крупных произведений о Ленине — драматическая симфония «Ленин» В. Шебалина для чтеца, солистов, хора и симфонического оркестра. Примечательна история ее создания.

Шел 1929 год. На репетиции пьесы Маяковского «Баня» в постановке Мейерхольда между автором музыки к спектаклю Шебалиным и Маяковским произошел разговор, о котором композитор впоследствии писал: «А вот не думаете ли Вы, — спросил Владимир Владимирович, — что из моего „Ленина“ может что-нибудь такое получиться, вроде симфонии или оратории?». Мысль эта поразила меня».

Этот разговор был непосредственным стимулом к созданию произведения, которое выражало бы беспредельную любовь народа к Ленину, веру в торжество его идей, глубокую скорбь о тяжелой утрате.

В драматической симфонии Шебалин превосходно разрешил проблему синтеза традиций и новаторства, без чего невозможно воплощение образа Ленина. От традиций Мусоргского и Танеева, от многоголосной хоровой песни идут в этом произведении монументальные, величаво звучащие хоровые фрагменты, а музыкальный язык этих хоров удивительно близок к русской революционной и советской массовой песне.

В первой части симфонии («Пролог») автор стремился передать революционную активность, натиск, чувство протеста, созревшие в сердцах миллионов людей в то бурное время, когда вся Россия была охвачена пожаром революционной борьбы. Написана эта часть симфонии в форме большой оркестровой фуги, в классических формах которой явственно слышны интонации песен революции.

Скупыми, лаконичными средствами решена вторая часть, и, может быть, именно в отсутствии излишней патетики и экспрессии и таится ее большая впечатляющая сила.

«Время — начинаю про Ленина рассказ. Но не потому, что горя нету более...» (В. В. Маяковский. В. И. Ленин). Медленная величественная музыка, простая и мужественная. Вся Москва, вся страна провожает Ленина в последний путь, и в музыке слышна траурная поступь миллионов.

«Что он сделал? Кто он и откуда?» — вопрошает хор.

Далее следует рассказ о Ленине: «Он, как вы, и я, совсем такой же»... Мягкие песенные интонации, теплая лирическая мелодия. И снова прощание с Лениным. «...Колонный зал... насквозь прохожен... Слезы снега с флажьих покрасневших век»...

В третьей части симфонии композитор обращается к истории. Здесь дается как бы историческая перспектива, показывается закономерность появления Ленина — вождя революции. Эту мысль композитор вкладывает в уста чтеца.

В финале симфонии вновь слышатся отзвуки революционных песен и четкие ритмы маршей.

Начало финала построено на словах из поэмы Маяковского:

И уже
смешались
облака и дымы,
будто
рядовые
одного полка.
Небеса
становятся двойными,
дымы забивают

Предельно динамичная музыка этой части финала подготовляет хоровую кульминацию симфонии:

Коммунизма
призрак
по Европе рыскал,
уходил
и вновь
маячил в отдаленьи...

По всему по этому
в глуши Симбирска
родился
обыкновенный мальчик
Ленин.

Написанная ранее всех симфонических произведений на ленинскую тему, симфония Шебалина по значимости занимает видное место в советской музыкальной Лениниане.

В 1961 году в Москве прозвучала Двенадцатая симфония Д. Шостаковича. Замысел воплотить в симфонической музыке образ В. И. Ленина композитор вынашивал долгие годы. Попытки к его воплощению были сделаны им уже в 1927 году во Второй симфонии «Посвящение Октябрю».

К этой мысли он снова вернулся в конце 30-х годов, когда был уже автором Пятой симфонии, одной из вершин советского симфонизма.

В 1938 году композитор писал: «...воплотить в искусстве исполинский образ вождя — невероятно трудная творческая задача. Я хорошо это сознаю. И когда я говорю о сюжете своей симфонии, я разумею не исторические события, не биографические факты, связанные с именем Владимира Ильича, а лишь общую тему, общую идею произведения.

Я давно и упорно думал над тем, как передать эту тему средствами музыки. Симфония задумана мной, как произведение, исполняемое оркестром с участием хора и певцов-солистов. Я тщательно изучаю поэзию и литературу, посвященную Владимиру Ильичу. Надо создать текст симфонии, который будут петь. Этот текст, главным образом, составится из стихов поэмы Маяковского о Ленине. Кроме того, я хочу использовать лучшие из народных сказов и песен об Ильиче, из стихов, которые сложили о нем поэты братских советских народов. Я отбираю материалы. Я не боюсь соединить в симфонии произведения разных поэтов о Ленине. Внутреннее художественное единство текста заключается прежде всего в том чувстве любви, которым дышит каждое слово народов о Ленине. Литературно-музыкальную целостность должна сохранить и музыка симфонии — единая по замыслу и средствам выражения. Для симфонии будут использованы не только слова народных песен о Ленине, но и их мелодии» (Дм. Шостакович. Заметки композитора. «Литературная газета» 20 ноября 1938 г)

В те годы замысел симфонии о вожде не получил воплощения, но эти слова Шостаковича освещают его трактовку образа Ленина.

В Двенадцатой симфонии нет слов, но здесь необычайно красноречива сама музыка, взволнованно повествующая о Ленине, о революционном Петрограде, о залпе «Авроры». Симфония открывается небольшим вступлением. Унисон виолончелей и контрабасов, а вслед за ними и духовые инструменты ведут могучую речитативно-распевную мелодию русского склада. Выразительный русский напев звучит здесь очень современно. Эта мелодия носит характер лейттемы и играет большую роль в драматургии симфонии, воплощая богатырское русское начало, мощь, величие и силу духа революционного рабочего класса России.

Первая часть симфонии носит название «Революционный Петроград». Действенная, с острым волевым ритмом главная тема вырастает из мелодии вступления. Ее дополняет напевная, широкая мелодия, тоже впитавшая в себя характерные черты русской песенности.

Стремителен ритмический пульс ударных инструментов, взволнованно звучит мотив главной темы этой части, неуклонно нарастает звучность. Как будто неудержимо несется бурный поток раскаленной лавы. Это рабочий Петроград, охваченный революционным пожаром.

Вторая часть симфонии — «Разлив» — навеяна образом Ленина-человека, Ленина-мыслителя. Широкие просторы северной природы. Но пейзаж — только фон, только часть целого. Главное же здесь — Человек, его мысли о Родине, ее судьбах, силе и красоте нашего народа. Льется плавная, широкая мелодия, звучащая сначала у виолончелей и контрабасов, а затем у скрипок и кларнета. За ней вырастает лирическая мелодия декламационного склада, которая словно возвещает: «Слушайте, как прекрасна будет жизнь на земле!» Это предчувствие близкой свободы, предвидение светлого будущего.

«Аврора» — третья часть симфонии — написана в остром, стремительном ритме. То вскипают, то затухают звуковые волны. Начало ее пронизано ощущением настороженного ожидания. Кажется, сама история отсчитывает время — минуты, секунды до решительного взрыва. Звучит мелодия, захватывающая властным активным ритмом. Ленинская мысль о революции становится самой революцией.

И вот —
город
как будто взорван —
бабахнула шестидюймовка Авророва...

Впечатляющая картина революционного штурма. Оглушительный грохот ударных, властное звучание оркестра словно передают мощные шаги миллионов, величественную поступь истории.

Итогом музыкально-драматургического развития всей симфонии является часть «Заря человечества». Это радость и ликование свободного человечества, это наше будущее.

Победа революции — итог долгой и суровой борьбы под знаменем Ленина, и, чтобы утвердить эту мысль, композитор проводит в финале музыкальные образы предшествующих частей.

Музыка Двенадцатой симфонии Шостаковича образна, конкретна, местами почти зрительно наглядна и при этом философски углублена. Не только внешние события великой революции, но и внутренние движущие силы, определяющие эти события, раскрываются в музыке симфонии. Ее музыкальный язык отвечает этой гигантской теме. Его истоки — в песнях революции. Здесь нет цитатного использования песен, но их интонации, плакатная броскость мелодий, скульптурная рельефность мысли, мобилизующая сила ритма ощущаются от первого до последнего звука.

В одной из рецензий Двенадцатая симфония Шостаковича была названа «Симфонией о Ленине, о Великом Октябре». Это название в полной мере определяет ее существо.

«к оглавлению | продолжение»

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

статьи

Раздел

классическая музыка

просмотры: 4123



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть