Семейная жизнь среди шелеста трав

«Чайка». Режиссерский дебют Маргариты Тереховой

«Чайка». Режиссерский дебют Маргариты Тереховой

Маргарита Терехова экранизировала «Чайку» (картина включена в конкурс Гатчинского фестиваля «Литература и кино»), будучи актрисой, имея лишь небольшой опыт театральной режиссуры и не имея опыта работы в кинорежиссуре. Снялась в главной роли сама, сыграв Аркадину. Сыграла вынужденно, после того, как за три дня до начала киноэкспедиции отказалась от участия в проекте назначенная на эту роль актриса. Терехова сняла в главных ролях своих детей — дочь Анну Терехову в роли Нины Заречной, презрев некоторое возрастное несоответствие, ведь Нина у Чехова — совсем еще дитя, создание неопытное. Да, кстати, и сама Маргарита Борисовна гораздо мудрее своей героини, опытнее. Хотя Аркадину почти всегда играли зрелой со времен Чехова со Станиславским. На роль Треплева Терехова взяла своего сына Александра. Дабы не вызывать раздражения публики засильем одной и той же фамилии в титрах, вывела сына под именем Тураев (по отцу). На другие роли позвала неактеров. Медведенко сыграл Алексей Солоницын, сын Анатолия Солоницына, очень на него похожий. Он юрист и к миру кино имеет отношение исключительно фамилией своего выдающегося отца. Машу сыграла Любовь Павличенко, по профессии театровед, работающая кинообозревателем в журнале «Ваш досуг».

На этом революция заканчивается, да, собственно, к ней Терехова и не стремилась. Она сделала более чем традиционную «Чайку». Ничего в ней не изменив, не привнеся никаких новаций в трактовку. Просто раздали роли, произнесли прекрасный и вечно свежий чеховский текст, разыграв все это на фоне дивных мест — Плещеева озера и чеховской усадьбы в Мелихове. Спрашивается, зачем? Во имя чего? И так, словно ничего до нее, Тереховой, не существовало ни в театре, ни в кино, никакой традиции, никаких исканий.

Клод Миллер не так давно сделал очередной киновариант чеховской «Чайки», назвав ее «Крошкой Лили», осовременив, перевернув кое-что с ног на голову, но при этом создал трепетную, нежнейшую из чеховских версий. И претензий никаких не возникает, когда есть главное — чистота чеховской интонации. Вот этой самой материи и атмосферы в картине Маргариты Тереховой, пожалуй, и нет.

Во время пресс-конференции Терехова, рассуждая о «Чайке», говорила о том, как незаметно было убрано из жизни молодое и талантливое существо, а оно, это существо в лице Треплева, — самое одаренное из всех. Это уже концепция. Терехова развивала мысль, напоминая нам о том, что повсюду по-настоящему талантливый человек — существо страдательное. Все начинается для него с юных лет, когда одаренные дети чувствуют себя некомфортно в открывающемся им большом мире. Мысль, как говорится, интересная, но она абсолютно не разработана в картине. Мы должны на веру воспринимать такого рода декларации, поскольку Треплев в исполнении Александра Тураева хотя и существо исключительно нервное, мятущееся, чего-то ищущее и не находящее — ни любви, ни понимания, но сыграть талант — вечная проблема. И она в данном случае не решена. Александр Тураев — безусловно, одаренный молодой актер, оказавшийся и в жизни довольно своеобразно мыслящим человеком. Но какой-то инаковости в нем нет. Сама Терехова говорит о том, что, возможно, она для того и родила своих детей, чтобы они смогли сыграть в «Чайке», за которую она бы и не взялась, не будь на земле Анны и Александра.

Заявку в 24 листа на «Чайку» Терехова подала в Госкино еще в 1996 году. Деньги на постановку получила уже в Службе кинематографии в 2002-м. Выстрадала, что называется, право на дебют. В грязь лицом она не ударила. Порадовала уже самим фактом возвращения в кино, ведь не снималась много лет. Беспомощной в режиссуре не оказалась, но и не поразила никакими откровениями. Хотя и Аркадиной несколько лет назад могла бы быть удивительной, с ее-то несравненной нервностью, своеобразной красотой. А теперь слишком расширены возрастные границы, и взаимоотношения с почти ровесником по Чехову — Тригориным выглядят на экране неоправданными. Андрей Соколов — Тригорин и Терехова — Аркадина — это уже дополнительные интонации и природа чувств, тогда уж и надо было их отрабатывать, повернуть себе во благо. Могло бы быть интересно.

Все участники съемочной группы говорили о пудах любви на съемочной площадке. В кадре с ними явно что-то не заладилось. Тут никто никого не любит, не пылает страстью. Все какие-то отдельные, погруженные в самих себя, и природа чувств всех этих персонажей, их вечная маета не выявлены. Странная жизнь природы в кадре, с громом в самый роковой момент, буйными шелестами трав, живописнейшими небесами, слишком нарочито подчеркивает искомое настроение в той или иной сцене.

Маргарита Терехова считает, что «Чайка» с ее колдовским озером — это не для театра, это чистое кино. В родном театре актрисы — Театре им. Моссовета — идет эта пьеса в интерпретации Андрея Кончаловского, в каких-то еврообоях и евроремонте. И это — кинематографическая версия, осуществленная на сцене, выстроенная, как в кино. И никаких раскатов грома — стерильная, дистиллированная красота.

Светлана Хохрякова

Тип
Раздел

реклама

вам может быть интересно