|

Смелые наездники

Стажеры за пультом НФОР

Денис Власенко

Дирижирование сродни искусству верховой езды. Хорошо выезженный скакун, у которого есть характер и своя голова на плечах, легко сообразит, кто в данную минуту пытается навязать ему свою волю. Трусу и неумехе скорее всего не поздоровится. Только от человека зависит, будет ли он вести лошадь или она его. А взаимопонимание и взаимоуважение дадут результаты. Эта нехитрая аллегория приходит на ум, когда за пульт солидного профессионального оркестра встает юный маэстро. Ему трудно не опасаться снисходительных улыбок и недовольных мин норовистых музыкантов, но нужно сосредоточиться на программе, не растерять знаний и навыков, полностью властвовать собой и ни в коем случае не выпускать из рук «поводья».

Захватывающее знакомство двух молодых дирижеров с Национальным филармоническим оркестром России автор этих строк наблюдала в репетиционном зале Дома музыки. 16-летний Азиз Шохакимов и 24-летний Денис Власенко — члены организованной при НФОР дирижерско-стажерской группы — вышли за пульт со сложным репертуаром. Азиз взялся за Первую симфонию Брамса, Денис — за Седьмую симфонию Бетховена, и результат удивил всех. Дирижеры и их наставники не нарадовались на доброжелательность и добросовестность оркестрантов; последние оценили зрелость и профессионализм дирижеров, а также их способность «не раздражать». Поскольку молодые люди еще учатся (Азиз — в Республиканском лицее при Ташкентской консерватории у Владимира Неймера, Денис — в Московской консерватории у Владимира Понькина), старшие коллеги в пострепетиционной беседе указали им на достоинства и недостатки, обратили внимание на то, что следовало бы развить, а от чего лучше бы отказаться. Конструктивный диалог можно считать удачным началом жизни дирижерско-стажерской группы, презентацией которой, по сути, и была эта встреча.

Пристальное внимание Владимира Спивакова к юным талантам известно: его фонд опекает одаренных детей, он же курирует Молодежный симфонический оркестр Поволжья, молодые музыканты постоянно сотрудничают с «Виртуозами Москвы» и НФОР за пультами и в качестве солистов. Появление дирижеров было естественным расширением круга специальностей. Это начинание также не что иное, как попытка взрастить дефицитные по нашим временам кадры на производстве; ведь профессия дирижера невозможна без практического опыта, а учебные учреждения не могут в полной мере его обеспечить.

В течение прошедшего сезона на репетициях НФОР регулярно присутствовали дирижеры-студенты Московской консерватории и Академии хорового искусства, наблюдали за работой Владимира Спивакова, Томаса Зандерлинга, Владимира Симкина, Теодора Курентзиса, Джеймса Конлона. И не только созерцали и делали выводы, но даже высказывали, как считает руководство оркестра, ценные замечания о дирижировании мэтров. Теперь стажеры переходят от теории к практике.

Азиз Шохакимов уже имеет концертный опыт (много выступал с различными оркестрами Узбекистана, а также с Молодежным оркестром Поволжья), что дает ему наряду с уверенностью в себе огромную свободу общения с оркестром. Этот подросток так убедительно говорит мафусаилам, повидавшим великих: «Я так хочу. Сделайте это, пожалуйста», — как будто у него есть для этого основания, и убеждает. Партитуру Брамса, трактуемого как пылкого романтика, Азиз осваивал один, говорит Владимир Неймер, который сам «многое сделал бы иначе». Его ученик впервые услышал НФОР за три дня до репетиции, «наблюдал за характером и повадками каждой группы», анализировал. И, выйдя к оркестру во всеоружии, дерзко обращался к музыкантам по именам, знал, от кого чего требовать, ноты держал для проформы (все наизусть) и посылал в оркестр мощнейшие заряды энергии, в чем темпераментному южанину помогала экстатичная пластика. Во внешней избыточности можно усмотреть юношескую браваду, но не меньше в ней страсти и увлеченности (заслушавшись стройным хором тромбонов, впечатлительный маэстро даже упустил нить развития). Работая над первой частью и финалом, Азиз проявил оригинальность мысли. Требовал играть не по писаному, а «по руке», добивался штриха и мог застрять на важной одному ему детали. Потом, говоря о сложностях, признался, что не сразу привык к люфтам между жестом и отвечающим ему звуком.

Денис Власенко предстал противоположностью младшего коллеги. Отличался спокойствием, хормейстерской осанкой (за плечами — Академия хорового искусства), устремленностью жеста вверх, его строгостью, геометричностью и подчеркнутой технологичностью. Оркестр останавливал редко и исключительно «по делу», на радость музыкантам. В работу взял первую и вторую (медленную) части симфонии, которые намеренно провел в чуть заниженном темпе, чтобы выверить. Невзирая на то, что дистанция между оркестром и Денисом была больше, чем у предшественника, концертмейстеры групп оценили Власенко как более профессионально подготовленного (надо учесть и возрастную разницу). Коллеги узнали в манере Дениса «руку Владимира Понькина», посоветовали брать от педагога по максимуму. Впрочем, работу всех преподавателей оценили очень высоко.

Какое бы удовлетворение ни принес первый опыт общения с НФОР, молодым дирижерам следует думать и о выступлении перед публикой — ведь это главная цель. Это случится не завтра, но дебют не за горами. Пока же обуздывать породистый оркестр предстоит еще троим смельчакам — студентам Академии хорового искусства Петру Киселеву, Леониду Овруцкому и Антону Сергееву.

Татьяна Давыдова

На фото: Денис Власенко

реклама

вам может быть интересно