Герман Лукьянов: счастливчик из джаза

Исполнилось 70 лет Герману Лукьянову — одному из наиболее ярких российских джазменов. Он из поколения счастливчиков от джаза — теперь это стало понятно. Потому что конец 50-х, 60-е, 70-е годы, притом что джаз вызывал у советских властей серьезные сомнения, а, может быть, еще и поэтому, были временем острого интереса к этому жанру. Гаранян, Козлов, Громин, Чижик и другие ведущие джазмены являлись фигурами, вызывающими у публики не меньший восторг, чем у нынешней тусовочной молодежи личности Алсу или Димы Билана.

Герман Лукьянов — из той же плеяды культовых фигур. Название его ансамбля — «Каданс» — поклонники джаза произносили с придыханием. От своих не менее талантливых коллег Герман отличался повышенной страстью к экспериментам. Мог отогнуть раструб своего инструмента под углом в 45 градусов или выкрасить трубу в черный цвет. Постоянно опробовал новые ритмические и ладотональные модели. Менял формат группы: играл то в дуэте, то в трио без ударных, то в другом трио — уже без контрабаса. В 1978 году остановился на составе из шести человек, назвав его по аббревиатуре слов «камерный джаз-ансамбль» — «Кадансом». Сочетая звуки флейт, саксофонов, медных инструментов, рояля и ударных, добивался густого, «вязкого», порой почти оркестрового звучания. Был период, когда отказался от трубы и стал играть на сконструированных им самим инструментах — двойной цуг-флейте, теноргорне и альтгорне.

Вообще, джазом Лукьянов увлекся очень рано, еще в детстве, слушая старые пластинки с записями оркестров Варламова и Цфасмана. Из инструментов выбрал для себя трубу. Сын поэтессы-авангардистки и переводчицы Музы Павловой, Герман и сам всю жизнь пишет стихи (тоже экспериментируя с поэтической формой).

Джазовые композиции Лукьянова начиная с самых первых опытов 50-х годов («На одной ноге через веревочку», «Пруд около моей деревни», «Третий день ветер», «Молитва», «Крестьянская свадьба») всегда были с четко выраженным русским акцентом, в них ощущалось увлечение фольклором, Прокофьевым, Стравинским. Мелодические линии в его композициях, как правило, заострены, угловаты, тональность часто исчезает вовсе. А сама музыка — уравновешенна, красива, ритмически упруга. Эмоции всегда находятся под контролем ratio: горячий лед. Логика формы, ее стройность — вот лукьяновский «абсолют красоты». Увлекался он и полифоническими формами, написал несколько квартетов и квинтетов для духовых. Двойная фуга из Первого квартета получила высокую оценку Альфреда Шнитке. На своеобразие лукьяновского понимания джаза еще в 60-х годах обратили внимание за рубежом. Правда, за границу «Каданс» в советские годы выпускали неохотно и крайне редко, тем не менее выдающийся вибрафонист Гэри Бёртон записал для мюнхенской фирмы ECM пьесу Лукьянова «Иванушка-дурачок». По тем временам это было сенсацией.

Спустя почти 30 лет со дня создания «Каданс» сохраняет свой имидж и стиль, не теряясь в нынешнем обилии джазовых составов самой разной стилистики и течений. Сам Лукьянов весной этого года вместе с музыкантами оркестра Игоря Бутмана впервые побывал на гастролях в США, с большим успехом выступая в клубах Нью-Йорка, Чикаго и Вашингтона. Музыка Лукьянова по-прежнему выразительна и эмоциональна. Только эмоциональность эта особого рода. Она не «открыта», не лежит на поверхности, а требует от слушателя встречных усилий. И тогда в диалоге творца и слушателя постигаешь ее внутренний жар и красоту.

Аркадий Петров

Фото Павла Антонова для компании «Богема Мьюзик», 1998

Тип
Раздел

реклама

вам может быть интересно

Три сердца — три льва Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама