Хосе Каррерас: платиновый испанец

Знаменитый испанский тенор Хосе Каррерас 5 декабря отпраздновал свое шестидесятилетие.

Певец до сих пор поддерживает блестящую сценическую форму и нередко выступает с концертами в разных городах мира, хотя больше всего любит петь в Барселоне, и предпочтительно на испанском языке. Так уж исторически сложилось, что почти все испанские исполины XX века, сделавшие головокружительную карьеру в Париже, Нью-Йорке или Лондоне, на заслуженный отдых возвращаются в родные пенаты. Так и Каррерас окончательно осел в Барселоне, откуда изредка выезжает на записи и концерты. Испания дала ему все — консерваторское образование, лучшую национальную оперную сцену Театра Лисео и Монтсеррат Кабалье в качестве «крестной матери» в оперном мире.

Каррерас очень интересно начинал. В возрасте 6 лет «подсел» на пение, после того как увидел и услышал Марио Ланца в известном фильме «Великий Карузо». Особенно тщательно, по сто раз на дню, он выпевал на незнакомом ему тогда итальянском языке «Donna e mobile», чем несказанно раздражал родителей. Но они все-таки прониклись к его вокальной страсти и отдали учиться. И уже получив вокальное образование, он дебютировал на местном радио, спев «Сердце красавицы» на испанском языке. Вскоре состоялся его сценический дебют в Театре Лисео — юный Хосе исполнил роль рассказчика в одноактной кукольной опере де Фальи «Балаганчик мастера Педро». В те времена Каррерас пел сопрановые партии для мальчиков, а в 18 лет его голос окреп и уплотнился до тенорового.

Затем состоялась судьбоносная встреча певца с очень влиятельной тогда примадонной Монтсеррат Кабалье. В тот незабываемый вечер ему выпало спеть партию Флавио в «Норме», где солировала Кабалье. Дальше все было как в сказке. Кабалье отметила молодое дарование, пригласив спеть Дженнаро в «Лукреции Борджиа» Доницетти, а затем Роберта Лейчестера в «Марии Стюарт» в лондонском Ковент-Гарден в 1971 году. Это был европейский дебют Каррераса, за которым последовало приглашение в Нью-Йорк. В 1972 году американские газеты заговорили о рождении нового «чувственного, с легким металлическим отливом» голоса, когда рецензенты услышали певца в роли Пинкертона в «Мадам Баттерфляй». Посыпались ангажементы в лучшие театры мира, продолжалось сотрудничество с Кабалье не только на сцене, но и в студии звукозаписи.

В результате у меломанов на полке собралась значительная коллекция совместных записей певцов. Особенно дорогим для Каррераса стало приглашение, исходящее от Герберта фон Караяна, — спеть «Реквием» Верди на Зальцбургском фестивале в 1976 году. Это было начало их дружбы и совместной работы. Карьера стремительно развивалась, множились спетые партии, видеозаписи и CD опер, пока в 1987 году все это не остановилось из-за страшной болезни. В возрасте 41 года у певца обнаружили лейкемию, потребовалась серьезная операция, исход которой мог быть любым. Коллеги по цеху тенора Пласидо Доминго и Лучано Паваротти дали сольные концерты для сбора средств на операцию. Наверное, случилось чудо. Каррерас не просто вернулся к жизни, но и продолжил, или правильнее сказать, начал заново петь. В 1992 году состоялось его триумфальное возвращение на сцену Ковент-Гарден в опере «Стиффелио». А еще он учредил Международный фонд борьбы с лейкемией, а также Испанскую ассоциацию по исследованию костного мозга. И сегодня треть своих гонораров он перечисляет на борьбу со страшной болезнью.

Его обширная дискография насчитывает более 150 записей, в числе которых более 50 опер, ораторий, а также популярных классических сольных концертов, мировые тиражи которых не раз становились «золотыми» и «платиновыми». Каррерас часто приезжает в Россию, обещает выучить русский язык и спеть арию из «Евгения Онегина», хотя последнее время певец отошел от оперного репертуара, предпочитая исполнять новые, недавно сочиненные песни под хороший инструментальный аккомпанемент.

Александра Германова

Тип
Раздел
Персоналии

реклама

вам может быть интересно

Сентябрьские тезисы Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама