Хосе Каррерас: платиновый испанец

Знаменитый испанский тенор Хосе Каррерас 5 декабря отпраздновал свое шестидесятилетие.

Певец до сих пор поддерживает блестящую сценическую форму и нередко выступает с концертами в разных городах мира, хотя больше всего любит петь в Барселоне, и предпочтительно на испанском языке. Так уж исторически сложилось, что почти все испанские исполины XX века, сделавшие головокружительную карьеру в Париже, Нью-Йорке или Лондоне, на заслуженный отдых возвращаются в родные пенаты. Так и Каррерас окончательно осел в Барселоне, откуда изредка выезжает на записи и концерты. Испания дала ему все — консерваторское образование, лучшую национальную оперную сцену Театра Лисео и Монтсеррат Кабалье в качестве «крестной матери» в оперном мире.

Каррерас очень интересно начинал. В возрасте 6 лет «подсел» на пение, после того как увидел и услышал Марио Ланца в известном фильме «Великий Карузо». Особенно тщательно, по сто раз на дню, он выпевал на незнакомом ему тогда итальянском языке «Donna e mobile», чем несказанно раздражал родителей. Но они все-таки прониклись к его вокальной страсти и отдали учиться. И уже получив вокальное образование, он дебютировал на местном радио, спев «Сердце красавицы» на испанском языке. Вскоре состоялся его сценический дебют в Театре Лисео — юный Хосе исполнил роль рассказчика в одноактной кукольной опере де Фальи «Балаганчик мастера Педро». В те времена Каррерас пел сопрановые партии для мальчиков, а в 18 лет его голос окреп и уплотнился до тенорового.

Затем состоялась судьбоносная встреча певца с очень влиятельной тогда примадонной Монтсеррат Кабалье. В тот незабываемый вечер ему выпало спеть партию Флавио в «Норме», где солировала Кабалье. Дальше все было как в сказке. Кабалье отметила молодое дарование, пригласив спеть Дженнаро в «Лукреции Борджиа» Доницетти, а затем Роберта Лейчестера в «Марии Стюарт» в лондонском Ковент-Гарден в 1971 году. Это был европейский дебют Каррераса, за которым последовало приглашение в Нью-Йорк. В 1972 году американские газеты заговорили о рождении нового «чувственного, с легким металлическим отливом» голоса, когда рецензенты услышали певца в роли Пинкертона в «Мадам Баттерфляй». Посыпались ангажементы в лучшие театры мира, продолжалось сотрудничество с Кабалье не только на сцене, но и в студии звукозаписи.

В результате у меломанов на полке собралась значительная коллекция совместных записей певцов. Особенно дорогим для Каррераса стало приглашение, исходящее от Герберта фон Караяна, — спеть «Реквием» Верди на Зальцбургском фестивале в 1976 году. Это было начало их дружбы и совместной работы. Карьера стремительно развивалась, множились спетые партии, видеозаписи и CD опер, пока в 1987 году все это не остановилось из-за страшной болезни. В возрасте 41 года у певца обнаружили лейкемию, потребовалась серьезная операция, исход которой мог быть любым. Коллеги по цеху тенора Пласидо Доминго и Лучано Паваротти дали сольные концерты для сбора средств на операцию. Наверное, случилось чудо. Каррерас не просто вернулся к жизни, но и продолжил, или правильнее сказать, начал заново петь. В 1992 году состоялось его триумфальное возвращение на сцену Ковент-Гарден в опере «Стиффелио». А еще он учредил Международный фонд борьбы с лейкемией, а также Испанскую ассоциацию по исследованию костного мозга. И сегодня треть своих гонораров он перечисляет на борьбу со страшной болезнью.

Его обширная дискография насчитывает более 150 записей, в числе которых более 50 опер, ораторий, а также популярных классических сольных концертов, мировые тиражи которых не раз становились «золотыми» и «платиновыми». Каррерас часто приезжает в Россию, обещает выучить русский язык и спеть арию из «Евгения Онегина», хотя последнее время певец отошел от оперного репертуара, предпочитая исполнять новые, недавно сочиненные песни под хороший инструментальный аккомпанемент.

Александра Германова

Тип
Раздел
Персоналии

реклама