Три кита Ди Донато

Концерт Джойс Ди Донато оказался как нельзя более кстати, дабы спасти престиж филармонического цикла «Звезды мировой оперы в Москве», несколько пошатнувшийся после недавнего выступления в его рамках Анны Самуил. Ди Донато — действительно звезда первой величины, хоть и знают ее у нас пока лишь единицы. По крайней мере, так было до нынешнего концерта, после которого у американской меццо в Москве появилось едва ли не столько же поклонников, сколько публики было в этот вечер в КЗЧ.

Ди Донато — явление во многом уникальное, и прежде всего по своему диапазону. Конечно, с неповторимой харизмой Чечилии Бартоли не сравниться никому, однако же по ряду параметров Ди Донато вполне может соперничать с этой primadonna assoluta наших дней. Не говоря про более ровный вокал, уже сам по себе факт, что она блистает одновременно в операх Генделя и Россини, весьма красноречив. Скажем, та же Бартоли всерьез взялась за Генделя лишь тогда, когда Россини перестал составлять основу ее репертуара. К тому же генделевские оперы она больше записывает, чем исполняет вживую. Успешно совмещать и то и другое удается считаным единицам. Ди Донато как раз из них. А сверх того она еще и прекрасная моцартовская певица. Все эти три грани, или, если угодно, «трех китов» своего репертуара она и продемонстрировала на концерте в Москве, где выступила в сопровождении оркестра «Musica viva» под управлением итальянского маэстро Леонардо Вордони.

Ди Донато не потребовалось никакой «раскачки»: уже с первого номера она всецело покорила себе зал, завороженно внимавший звукам ее роскошного, знойного голоса, без каких-либо технических усилий выпевавшего сложнейшие фиоритуры арий из «Альцины» (Руджеро) и «Геркулеса» (Деянира). А совершенно неизвестная у нас кантата Россини «Жанна д’Арк» блеском исполнения и вовсе повергла всех в экстаз. Россиниевская линия Ди Донато получила продолжение во втором отделении, где она с неменьшим блеском спела арии из «Итальянки в Алжире», «Севильского цирюльника», а на бис — еще и «Золушки». Но и в Моцарте она была не менее хороша, изумительно исполнив две арии Секста из «Милосердия Тита» (солировавший во второй из них гобоист оркестра Николай Урюпин удостоился заслуженных оваций, в том числе от маэстро и самой Ди Донато) и на бис арию Керубино из «Свадьбы Фигаро».

Вордони показал себя отличным профессионалом. «Musica viva» под его управлением весьма достойно в целом (отдельные помарки не в счет) исполнил произведения всех трех композиторов, включая несколько увертюр (к «Альцине», «Милосердию Тита», «Отелло» и «Итальянке в Алжире»). Самому же маэстро, как показалось, ближе всего был Россини.

Дмитрий Морозов

Тип
Раздел
Театры и фестивали
Персоналии
Коллективы

реклама

вам может быть интересно