Итоги II тура конкурса Рихтера

Итоги II тура конкурса Рихтера

Скандалов нет, но неприятный осадок имеется

26 июня начнется финальный, третий тур международного рихтеровского фортепианного конкурса, на котором участники будут играть уже с оркестром. Но второй тур и его итоги всегда считаются даже более важными и показательными. Кого выгнали, кого оставили, сколько произошло несправедливостей и есть ли лидер, — все это видно по результатам второго тура.

В этом году конкурс проходит во второй раз, причем параллельно в Большом зале Консерватории и в интернете, где идет прямая трансляция и, кроме того, собирается архив выступлений. До таких технологических высот у нас дошли впервые — прошлогодняя попытка конкурса Чайковского сделать что-то подобное была еще очень несовершенной.

Рихтеровский конкурс и три года назад, когда прошел в первый раз, заявил о своей авангардности, необычности и в каком-то смысле антиконкурсности. Наболевшие проблемы современного конкурсного дела он решил обойти следующими способами: отменой верхнего возрастного ценза и повышением нижнего с обычных 18 лет до 23, увеличением длительности выступлений каждого участника (первый тур — до 65 минут, второй — до 75), большой свободой в выборе программ, обязательным наличием в них современной музыки и различными строгостями в отношении жюри.

В этом году строгости дошли, кажется, до предела: как и прежде, в жюри нет председателя, но, кроме того, категорически запрещены те, кто учат игре на фортепиано и, следовательно, имеют учеников. Вечная проблема учеников на сцене и их преподавателей среди судей вроде бы отменена. Хотя все равно, конечно, остаются дружеские связи, а также фигура президента фонда рихтеровского конкурса, знаменитой пианистки и не менее знаменитого учителя Элисо Вирсаладзе на заднем плане (хотя в этом году она в состав жюри и не входит).

Всего в этом году было подано 111 заявок из 31 страны, что говорит о хорошем реноме этого совсем молодого конкурса и его вполне солидных призах (первая премия — 30 тысяч долларов, но у организаторов есть мечты поднять ее в будущем до 50 тысяч). К участию в первом туре было отобрано 35 человек, во втором играли 12, к финалу их уполовинили.

Из тех неотобранных, которых жальче всего, назову самую молодую участницу — Злату Чочиеву, которая во втором туре замахнулась — ни много ни мало — на 24 этюда Шопена и доказала, что эту хрестоматийно-затертую музыку еще вполне можно слушать с большим удовольствием.

Из шестерки прошедших в финал трое учились у Вирсаладзе (хотя не обязательно только у нее), и никуда от этого факта не деться; среди публики он активно обсуждается. В случае с ровными и мастеровитыми (но не более) Александром Осмининым и Алексеем Зуевым про это действительно вспоминаешь. В случае с ее корейской ученицей Чонъюн Пак остается только руками развести.

Эта миниатюрная пианистка на вызывающе высоких для рояльных педалей каблуках — просто супервумен из блокбастеров, в которой обезоруживающая чувственность уживается с компьютером в голове. И еще она женщина-оркестр. Ее триумфально завершивший второй тур равелевский «Вальс», переложенный для фортепиано, казалось, вовсе и не был переложен, а исполнен целой толпой инструментов. Она одна из главных фаворитов конкурса и самая титулованная его участница. В ее кармане уже семь первых премий различных международных конкурсов.

Второй финалист с Востока — молодой китаец Цзюэ Ван, как и положено, выдает отличную технику и позитивный настрой. Но все же поддерживать имидж конкурса, который не боится непривычного, рискованного и некалиброванного, будут два европейских участника. Это итальянский радикал Фабио Романо и болгарин с немецкой выучкой Евгений Божанов, отличающийся невероятно тонкой и детальной работой.

Екатерина Бирюкова, openspace.ru
Автор фото — Роман Гончаров

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама