Алёна Яковлева: «Испытания делают нас сильнее»

Алёна Яковлева

На вопрос «Как стать актрисой?» Алена Яковлева обычно отвечает, что надо просто очень хотеть этого, чувствовать в себе ту искорку, которая и освещает путь на сцену или съемочную площадку. К сказанному Аленой можно было бы добавить, что немаловажную роль играют и гены, ведь она — дочь выдающегося российского актера Юрия Яковлева. И дело не в том, что отец помогал ей выбрать профессию. Нет, свой выбор она сделала сама. Но пример отца, генетическая привязанность к театру (а ведь актрисой была и бабушка Алены с материнской стороны — Елена Чернышева, игравшая в Московском ТЮЗе) не могли не сказаться.

Правда, приехав в Москву из ГДР, где она жила вместе с мамой и отчимом — корреспондентом «Известий» — и училась в школе, Алена поступила на факультет журналистики МГУ. Журналистика ей нравилась, но, видимо, не настолько, чтобы погасить интерес к театру. Поступив в 1978 году в университет, она сразу же оказалась в студенческом театре МГУ, которым руководил тогда Роман Виктюк. И таким сильным оказалось влечение к актерской профессии, что Алена, проучившись три года в МГУ, поступила в Щукинское тетральное училище. Однако университет она не бросила, перешла на заочное отделение, а значит, стала одновременно студенткой двух вузов.

— Наверное, трудно было вести учебу сразу на два фронта?

— Конечно, нелегко. Но дело было не только в этом. В то далекое время учиться одновременно в двух вузах не разрешалось. Так что приходилось соблюдать известную осторожность, чтобы не столкнуться с неприятностями. Но в итоге все обошлось, и я благополучно окончила и МГУ, и Щукинское, получив два диплома.

— Вы закончили учебу в 1985 году и сразу же были приняты в труппу Театра сатиры?

— Да, тогдашний руководитель театра Валентин Николаевич Плучек просматривал молодых актеров, и после второго показа я получила заветное приглашение в труппу. Театр пользовался огромной популярностью, в нем играли прекрасные актеры, и я была по-настоящему счастлива, что могу выходить на сцену вместе с ними. Моим первым спектаклем стала пьеса Федора Бурлацкого «Бремя решения», посвященная знаменитому Карибскому кризису 1962 года. Я играла «птичку» Джудит — прототип Мэрилин Монро, Андрей Миронов исполнял роль Джона Кеннеди, Рая Этуш играла жену президента — Жаклин, Юрий Васильев был в роли Роберта Кеннеди. Одна из газет в рецензии на спектакль написала в те дни: «Силами кабачка „13 стульев“ в Театре сатиры был разыгран Карибский кризис». Через полгода я сыграла Софью в спектакле «Тени» Салтыкова-Щедрина, потом было много других спектаклей с моим участием, среди которых наиболее значительными для меня были «Воительница» Лескова, «Босиком по парку» Нила Саймона, «Маргарита» по мотивам булгаковских «Мастера и Маргариты», «Слишком женатый таксист» Роберта Куни, «Таланты и поклонники» Островского, «Идеальный муж», «Молодость короля Людовика ХIV»... В Театре «Модернъ» я уже более 10 лет играю Катерину Ивановну в одноименной пьесе Леонида Андреева. Очень хотела бы сыграть в одной из пьес Теннесси Уильямса. Надеюсь, что это мое желание в недалеком будущем все же осуществится.

— Вы представляете среднее поколение актеров Театра сатиры. Как у вас складываются отношения с представителями старшего и младшего поколений?

— Замечательно. Коллектив у нас очень дружный, и никакого конфликта поколений нет и в помине. К ветеранам нашего театра, таким прекрасным актерам, как Вера Васильева, Ольга Аросева, Александр Ширвиндт, Михаил Держвавин, я, впрочем, как и все остальные, отношусь с величайшим почтением и уважением. Они подают нам пример преданности театру, блестящего мастерства. У нас талантливая молодежь, которая гармонично влилась в коллектив и уже очень хорошо себя зарекомендовала. Я имею в виду Машу Куликову, Стаса Николаева, Лену Подкаминскую, Юлю Пивень. Их успехи радуют меня. Это — будущее Театра сатиры, и оно, мне кажется, в надежных руках.

— А вы не хотели бы играть в Вахтанговском театре, рядом со своим отцом Юрием Яковлевым?

— Нет. Я не хотела бы играть ни в каком другом театре, кроме нашего. Театр сатиры — это мой театр, он мне близок по духу, я служу ему уже более 20 лет и надеюсь служить еще долго. А играть рядом с отцом... Я просто никогда не думала об этом, да и он, наверное, тоже. Но советы отца — человека необыкновенного таланта, обаяния, интеллекта, конечно же, неоценимы для меня.

— Ими пользуется уже и ваша дочь Маша?

— Да, Маша пошла по нашим семейным, актерским стопам. Она начала сниматься в кино с 12 лет. Телезритель знает ее по сериалам «Марш Турецкого», «Иван Подушкин», «Своя команда». Сейчас снимается в «Кармелите» в роли Хитаны. Маше 16 лет, совсем недавно она стала студенткой Щукинского училища, будет заниматься на курсе Павла Любимцева. Моя дочь, безусловно, — творческая личность. Она много работает над собой, и я этим очень довольна. Доволен внучкой и папа. Он дает ей профессиональные советы, смотрит ее работы, оценивает.

— Вы сами много снимаетесь в кино?

— Да, я начала сниматься в 1998 году и сейчас ежегодно участвую в 4 — 5 проектах. Бывает, что одновременно снимаюсь в четырех сериалах. Это, конечно, требует большого напряжения, порой просто изматывает. Времени катастрофически не хватает — театр, съемочная площадка...Так и живу в постоянных разъездах. Но, с другой стороны, непрерывно находишься в работе, работе разной и достаточно интересной. Конечно, среди множества сериалов, которые заполнили сегодня телеэкран, часто встречаешь откровенно слабые фильмы, но бывают и удачи. Удачи режиссеров, сценаристов, актеров. Среди фильмов, в которых мне довелось сниматься, я бы назвала удачными прежде всего «Боец» и «Кадетство». Скоро на «Первом» телеканале должен состояться показ фильма «Возвращение мушкетеров». В нем я играю роль прототипа Миледи — злодейки де Круаль. Вообще, очень часто мои героини — женщины сильные, в меру стервозные, нередко плохо кончающие жизнь.

— Назовите, пожалуйста, ваших любимых актеров и писателей.

— Очень любила Евгения Евстигнеева. Это был замечательный, удивительный актер, которому на экране было подвластно все. Мне нравятся Алиса Фрейндлих и все питерские актеры-товстоноговцы. Это — великолепные мастера сцены. Люблю папин Вахтанговский театр, тот старый театр, с только ему присущим колоритом и неповторимой аурой. Если говорить о писателях, то любимыми я бы назвала Набокова и Булгакова. Конечно, я люблю читать и Чехова, но главным образом его короткие рассказы.

— Почему сейчас снимается так мало хороших фильмов? В советское время их было гораздо больше. И в наши дни зритель с удовольствием смотрит по телевизору старые и, очевидно, нестареющие фильмы, ждет новых, интересных лент, а они появляются очень редко.

— Сейчас нет актеров и режиссеров, равных по таланту великим актерам и режиссерам того времени. И в кино, и в театре не хватает хорошей драматургии. Главная проблема сегодняшней жизни — духовная пустота и отсутствие твердого морального стержня — сказывается, безусловно, на качестве кинофильмов и в меньшей степени театральных постановок. Идет американизация нашего духовного пространства. Его пытаются заполнить блокбастерами, мюзиклами. Но там, на Западе, главное в киноискусстве — техника, внешние эффекты. Там нет или очень мало подлинной глубины. А именно она всегда ставилась во главу угла в отечественном киноискусстве. Наши фильмы славились глубиной сюжета, глубиной человеческих характеров, которые с блеском раскрывали на экране наши выдающиеся актеры, такие, скажем, как уже упомянутый мной Евгений Евстигнеев. Да разве ж он один... Наш кинематограф и наш театр дали миру столько великих актеров и такие потрясающие фильмы и спектакли, что они навсегда вошли в сокровищницу мирового театрального и киноискусства. Нам нельзя терять то, что было накоплено несколькими поколениями наших предшественников, нельзя забывать о характере нашего народа, его традиционной тяге к духовности. А к тем поветриям, что приходят с Запада, надо относиться очень осторожно и не допускать, чтобы они ломали устоявшиеся в России традиции, негативно влияли на молодежь, воспитывали в ней бездуховность и безнравственность. Искусство должно нести благородные идеи и идеалы, которым можно и нужно следовать в жизни. Я верю, что так оно и будет, и мы сохраним наши прекрасные традиции.

— Судя по всему, вы по природе оптимист?

— Оптимист, и к тому же с достаточно сильным характером. Никогда не сожалею о прошедшем. Да и зачем жалеть, ведь жизнь настолько многогранна и интересна. Я люблю позитивных людей, а вот агрессию во всех ее проявлениях не выношу. Категорически не приемлю ложь, лицемерие, практицизм, заносчивость. Как любой нормальный человек, я стремлюсь к благополучию, мне нравятся красивые вещи, но они не должны становиться абсолютной основой жизни. Мне не нужно ни островов, ни яхт. Вот построила загородный дом в Химках, и это замечательно. Буду приглашать друзей, угощать их соленьями, вареньями, грибочками, будем вместе наслаждаться чудесной природой Подмосковья.

— Вы верите в судьбу?

— Да. Многое в жизни предопределено. Испытания посылает Бог. И посылает тем, кого любит. Они делают нас сильнее. Они закаляют человека и помогают увереннее идти дорогой жизни, которая таит в себе так много неожиданностей. К ним надо быть готовым всегда, в том числе и в искусстве.

Валерий Асриян

Тип
Раздел

реклама

вам может быть интересно