Сердце умерло

«Саша Вальц и гости» на фестивале NET

Екатерина Беляева, 13.01.2013 в 13:29

Гастроли знаменитой немецкой труппы «Саша Вальц и гости» определенно могли бы украсить в год Германии в России любой из многочисленных международных фестивалей, проводимых в Москве. Так уж сложилось, что все они — и музыкальные, и драматические, и архитектурные, и современного искусства — с некоторых пор в обязательном порядке привлекают в свои программы пластические спектакли. Фестиваль NET оказался самым расторопным. Впрочем, спектакль 2004 года «Impromptus», который привезли в Москву и показали в Театре наций, больше подходит для узкопрофильного музыкального фестиваля. И сама Вальц чем дальше, тем больше становится культовой фигурой именно музыкального мира.

Компанию «Sasha Waltz & Guests» она создала в 1993, чтобы интегрировать танец во все возможные жанры искусства.

Это было одно из самых громких театральных начинаний Берлина 90-х. Слово «гости» в названии означало, что кроме постоянной труппы в компанию могут вливаться как другие танцовщики со стороны, так и музыканты, композиторы, архитекторы, драматические артисты и др. Вальц и ее муж-продюсер Йохен Зандиг ставили на то, что в ближайшие 20-30 лет после падения Берлинской стены, столица объединенной Германии превратится в грандиозную стройку, за которой будет наблюдать весь мир.

Рейхстаг, главный вокзал, подземный комплекс Музейного острова — это торжественный фасад, с которого начинается обновленный Берлин. Музеи будут открываться еще и еще. Танцы на открытии новых музейных площадок — страсть Саши. В 2009 «Саша Вальц и гости» представили «Диалог 09 — Новый музей» в реконструированном Дэвидом Чипперфильдом здании Нового музея в Берлине при участии более десяти тысяч зрителей. В том же году спектаклем «Диалог 09 — MAXXI» открылся музей МАХХI — Национальный музей искусства ХХ века в Риме, построенный культовым британским архитектором Захой Хадид.

А когда открывать на государственном уровне нечего, Саша и Йохен сами открывают новые площадки для Берлина.

В 1996 году спектаклем Вальц «Аллея космонавтов» открылась «Софиензеле» — авангардный культурный центр возле Хакского рынка в Berlin Mitte, переоборудованный из здания мастерских начала XX века.

В 2006 на берегу Шпрее (в районе Восточного вокзала) из заброшенной насосной станции выросла «Radyal System» — база для четырех коллективов — здесь обитают теперь «Саша Вальц и гости», Берлинская Академия старинной музыки, ансамбль солистов «Калейдоскоп» и «Vocalconsort Berlin». Аннетте Даш проводит тут свой «Даш салон», проходят многочисленные музыкальные фестивали, такие как «Ultraschall — Das Festival fuеr neue Musik» (в январе), «MaerzMusik — Festival fur aktuelle Musik» (в марте) и др.

В 2000—2005 годах Вальц была одним из руководителей берлинского театра «Шаубюне ам Ленинер Плац».

Среди работ, созданных в этот период, «Тела», «S», «noBody», хореографическая инсталляция «insideout». В конце 2004 труппа «Саша Вальц и гости» снова стала независимой (от «Шаубюне»). А Саша Вальц начала ставить оперные спектакли.

Первым была опера «Дидона и Эней» Пёрселла, премьера которой состоялась в «Гранд-театр де Люксембург» и в берлинской «Staatsoper». В этих же двух театрах в 2007 была представлена вторая оперная постановка Саши — «Медея» на музыку Паскаля Дюсапена и либретто Хайнера Мюллера. В 2007 она стала автором хореографического решения «Ромео и Джульетты» в Парижской Опере на музыку Драматической симфонии Берлиоза (за пультом — В. Гергиев). Затем в 2008 последовал музыкально-хореографический проект «Охоты и формы» на музыку Вольфганга Рима совместно с «Ensemble Modern», премьера прошла во Франкфурте-на-Майне, а в 2010 его показали «в присутствии художника» в Халляйне на Зальцбургском фестивале.

В июне 2010 в Цюрихе был представлен балет «Continu», а в октябре в парижском «Театре Елисейских полей» хореография к опере Дюсапена «Страсть». В мае 2011 опера «Matsukaze» японского композитора Тосио Хосокавы в хореографии Вальц была дана в театре «Ла Моннэ» в Брюсселе. В январе 2012 танцевальный концерт (новая форма, которую придумали совместно Вальц и композитор Марк Андре) «Gefaltet» открыл зимний зальцбургский фестиваль «Mozart Woche» («Неделя Моцарта»). В декабре 2012-го балет «Ромео и Джульетта» был перенесен на сцену «Ла Скала».

В мае 2013 хореограф снова будет сотрудничать с Валерием Гергиевым

— представит в Мариинском театре премьеру «Весны священной», которая, кстати, будет не первой работой Вальц в России. В 1998 году имел место проект «На земле» (или «Das Land»), который компания «Sasha Walz & Guests» делала вместе с шестью актерами из «Класса экспрессивной пластики» Геннадия Абрамова (класс был одной из трупп «Школы драматического искусства»). Репетиции шли в имении Станиславского в Любимовке. Премьера прошла в Театре имени Моссовета, который как был, так и остается любимой гастрольной площадкой разных танцевальных компаний.

«Impromptus», правда, показали в Театре наций, потому что тонкому и хрупкому во всех смыслах спектаклю нужна была камерная атмосфера.

Считается, что «Impromptus» — это первый опыт Саши Вальц с классической музыкой в чистом виде и ее первый своеобразный балет-биография великого композитора. Через восемь лет Вальц решится и на вторую «биографию» — Моцарта (в «Gefaltet»).

На сцену, представляющую собой три трапециевидные планшета-трансформера (в начале спектакля два слегка приподняты над полом, один висит как задник), падает, будто с неба, человек. Он начинает в мертвящей тишине метаться на правом планшете. Потом появляется второй — на левом «берегу» и тоже танцует какой-то неприкаянный танец. А дальше на второго как манна небесная «нисходят» звуки шубертовской «импровизации» (Шуберт. Экспромты D 899 и D 935, 1827). Он воздевает руки к небу, первого музыка убаюкивает.

Так встречаются и не встречаются два одиночества.

Это Шуберт и его лирический герой, это интернациональные любовники Гейне и Лермонтова, пальма и сосна, которые никогда не пересекутся, потому что он (сосна, Fichtenbaum) на севере, а она (Palme) — на юге (Вальц принципиально не важен пол танцовщиков — не только в этом спектакле).

Фортепиано (Кристина Мартон) по замыслу хореографа установлено в зрительной части, и звучит как бы снизу, чтобы не привлекать к себе все внимание.

Звук то обволакивает туманом действие, то сам становится еще одним персонажем балета — еще одним одиночеством.

Между тем «одиночки» из первой картины отправляются в Reise (путь), начинают wandern (путешествовать) — это ключевые понятия поэтики Шуберта, его Lieder (песенных циклов и отдельных песен). Герои встречают на своем пути других людей, объединяются в группки, водят хороводики, рыбачат, купаются. Замысловатый танец так качественно отрепетирован, что мы его никогда не слышим, только звуки «натуры» в паузах между частями опуса Шуберта — то капля плюхнется на деревянный пол, то пузырек на водной глади лопнет (в какой-то момент на сцене возникает настоящий водоем). И как всегда у Шуберта любовные истории — неудачные, трудные, печальные, красивые, церемонные и наивные, и всегда с отметинкой смерти: увядания для бренной жизни и вечности в раю.

Вокал (Джудит Саймонис), песни не заставляют себя долго ждать.

Вальц отобрала их в придачу к «Impromptus» четыре — самые тоскливые и страшные в наследии композитора.

Первая из цикла Шуберта «Жалоба девушки» на стихи Шиллера — об умершем после разлуки сердце. Вслед за песней идет молчаливая сцена, где танцовщики ходят в резиновых сапогах большого размера, в которые налита вода. Остроумная имитация любовных мук и экзистенциальных страданий. И сразу вторая песня на стихи Иоганна Габриэля Зайдля «Я — на земле, на небе — ты» («К луне»). «Экс-мученики» мокрых сапог уже бегут на босу ногу навстречу друг другу, вода из сапог разливается, окрашивая пол охрой. Веселятся, дурачатся, снова влюбляются, снова расходятся, обращаются к луне, молятся солнцу, нюхают цветочки, но не срывают их, бережливые к живущих в них богам.

Звучит «Двойник» Гейне — финальная песня из цикла «Лебединая песнь».

Душераздирающая сцена у водоема, в который идут «омыться» испачкавшиеся в разлитой по полу охре девчонки — одна брутальная, другая нежная. Они торжественно раздеваются, будто бы для чего-то чувственного, жизнеутверждающего, плотского (пол, повторяю, не играет роли, хотя Вальц живет в свободном Берлине и не упустит случая пощекотать чьи-то рецепторы), но сцена, увы, не про то, до финала пять минут (спектакль идет 75 минут) и все должны успеть умереть…

Саймонис затягивает «К Миньоне» Гёте. Неказистый, но изумительно виртуозный азиат ловит в свои объятия томную красавицу мулатку (такие вот очень разные и очень колоритные артисты работают в труппе Вальц), которая стояла у него на плечах. Музыка затухает как люстры в Большом театре. Любовники расходятся в разные стороны. Сердце умерло.

Авторы фото — Sebastian Bolesch, Jochen Sandig

Тип

рецензии

Раздел

балет

просмотры: 5282

реклама

вам может быть интересно

«Франция» во Фландрии Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

балет

просмотры: 5282