Новая культурная политика

Евгений Темнозвуков, 28.08.2013 в 13:27

Популярная у поклонников вокального искусства концертная площадка — Московский Дом Романса рискует стать очередной жертвой радикальных преобразований, проводимых Департаментом культуры Правительства Москвы, возглавляемым Сергеем Капковым.

Ежегодный грант на финансирование конкурса молодых вокалистов «Романсиада» не одобрен Департаментом, а в адрес руководства Дома Романса направлено предупреждение о предстоящем перепрофилировании учреждения, в случае если его деятельность не будет экстренно коммерциализирована.

Дом Романса — далеко не первая организация, столкнувшаяся с подобным отношением Департамента культуры.

О том, как разворачивается ситуация в другом московском муниципальном объекте — театре «Новая опера» наш портал уже писал. Всего с момента, когда новое руководство Департамента культуры провозгласило курс на кардинальные изменения, под реформу попали несколько десятков объектов.

Более-менее полно освещались в СМИ только две спорные ситуации — это конфликт в Театре Гоголя (между новым руководителем Кириллом Серебренниковым и лидерами прежнего трудового коллектива) и скандальная история вокруг Дворца культуры ЗИЛ (выбранного в качестве экспериментального объекта, опыт которого предполагалось потом распространить на всю Москву, что, вероятно, и будет сделано, поскольку «экспериментальный» руководитель ДК ЗИЛ Елена Зеленцова вскоре заняла должность в Департаменте культуры).

Но это два только дошедших до СМИ случая, а реальный список намного длиннее.

В него входят Галерея АЗ на Арбате, Театр Стаса Намина, Музей Маяковского, Дом Булгакова и многие другие очаги культуры с многолетней историей.

Какие бы разные области культуры не представляли эти организации, у них есть общее: опыт работы, известность, налаженный поток посетителей, но главное — недвижимость, крайне лакомый кусок в условиях баснословных московских цен.

В качестве официальной причины при этом называется «недостаток эффективности и креатива» у прежних руководителей объекта.

Теперь с директоров учреждений культуры «старой формации» требуют подготовить огромный объем документов в обоснование своего права продолжать деятельность и привлекать новую, желательно, молодежную и обеспеченную аудиторию. И одновременно директоров принудительно направляют на многочасовую учебу (во все тот же ДК ЗИЛ, носитель «правильного» передового опыта).

В итоге на работу и подготовку новой документации не остается ни времени, ни сил. Содержание же обучения, по оценкам слушателей, очень далеко от реальных проблем управления объектами культуры, всё сводится к жонглированию западными терминами и демагогии, а также механическому применению теории менеджмента коммерческих предприятий к заведомо некоммерческой сфере.

С другой стороны, какие могут быть возражения, когда по аналогичной схеме сокращаются «неэффективные» медучреждения, малокомплектные школы, библиотеки на отдаленных территориях.

Культура, к сожалению, никогда не стояла на первых позициях при определении смет для государственного финансирования

(в то же время, когда государство начинает вспоминать, чем мы можем гордиться на мировой арене, в первую очередь говорит даже не о нефти, а об академических музыкантах и артистах балета!).

В каком-то смысле сейчас мы пожинаем плоды такого подхода в прошлые годы: человек, выросший при отношении к культуре как к чему-то незначимому, потом идет читать лекции многоопытным директорам ДК и на полном серьезе делает заявления, что концерты, где один исполнитель на сцене и небольшое количество зрителей в зале — недопустимы, как явление крайне архаическое.

Понятие камерной музыки человеку, вероятно, не знакомо, но учить управлять культурой пробел в знаниях нисколько не мешает.

Не менее закономерно, что «эффективными» и «креативными» для людей с таким уровнем подготовки останутся только те жанры, которые они сами в состоянии воспринимать как зритель (то есть масс-культура, не требующая даже самой минимальной образовательной подготовки как у зрителей, так нередко и у исполнителей тоже). Серьёзное изобразительное искусство, академическая и народная музыка, классический театр, всё то, что освоить можно только за годы труда — это пойдет под пресс.

Вдумчивый посетитель и зритель тоже не нужен — это даже опасно, если человек будет думать, учиться, трудиться, развиваться, делать самостоятельный выбор.

Нужен инертный, необразованный и ленивый потребитель, который под грифом моды и продвинутости заглотит всё, что дают — и заплатит за то, что его развлекают. Новейшая индустрия развлечений заменит «несовременную» культуру.

Когда-то все это уже было — Пролеткульт и РАПМ (Российская ассоциация пролетарских музыкантов, просуществовавшая с 1923 по 1932 год), выкидывание на свалку истории «отжившего» академического искусства, борьба с классово-чуждыми ценностями и традициями, агрессивное разрешение конфликта поколений…

Помнится, и «наше всё» Александра Сергеевича Пушкина «сбросить с корабля современности» призывал не кто иной, как Маяковский, музей которого, по иронии судьбы, теперь не вписывается во флотилию современности у нынешних лоцманов культуры.

Да и было оно не только у нас: китайская культурная революция довольно быстро от лозунгов про отжившие традиции и уничтожения предметов искусства шагнула к массовому насилию над мирным населением со стороны хунвейбинов...

Но история никого ничему не учит. Если не помнить, что все начинается с малого, то какая, казалось бы, мелочь — варварские ящики для растений, сделанные из старых пианино на аллеях Нескучного сада, образец того самого «креатива» в версии 2013 года…

Однако, вернёмся к Дому Романса, с которого мы начали разговор.

Многие годы людям из него удавалось то, что мало кому удается — передавать тонкий интеллектуальный продукт, связанный с созданием и исполнением русского романса, от поколения к поколению зрителей.

Любовь к романсу объединяла и пожилых, и молодых,

для кого-то это стало островком отдыха от повседневности, а для кого-то — и стартом блестящей профессиональной карьеры на сцене и телеэкране.

Русские романсы пели люди самых разных национальностей, и не просто пели, а искали и кропотливо восстанавливали старинные произведения, а также писали абсолютно новые современные романсы. Идея проведения конкурсов-фестивалей «Романсиада», родившаяся в Москве, обрела признание в других городах и странах, а значит, тем самым москвичи получили дополнительное основание гордиться своим городом.

Лишившись подобных объектов, Москва окончательно превратится в город торговых центров и ресторанов.

Зрителям же, привыкшим к культурному досугу высокого уровня, остаётся теперь уповать только на то, что в Москве немалая часть концертных залов и музеев не курируются Департаментом культуры, а имеет федеральное подчинение.

На фото: символ новой культурной политики Москвы – ящики для цветов из старых пианино в Нескучном саду

Тип

коротко о важном

просмотры: 6410

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

коротко о важном

просмотры: 6410