Танцующая оперная певица? А почему бы и нет!

Интервью с Катериной Кованжи

21.01.2019 в 19:49

У нашей соотечественницы из Санкт-Петербурга, меццо-сопрано Катерины Кованжи, несмотря на ее молодость, за плечами – международные ангажементы и главные партии в оперных постановках. Поводом для беседы с ней послужил весьма необычный, можно даже сказать, уникальный проект. Это синкретический спектакль под названием «Желтый бриллиант», рассказывающий свою историю на двух родственных музыкальных языках – оперного пения и классического танца. Спектакль, в котором Катерина Кованжи не только поет, но и танцует (!) в дуэте со звездой балета Парижской национальной оперы Карлом Пакеттом, французская пресса уже окрестила «НЛО на культурном небосклоне». Этот проект – лишь начало разговора, так что и стопроцентно оперные аспекты обойти стороной его никак не могли.

– Катерина, давайте начнем не с истоков вашего творчества, не с alma mater, а сразу возьмем быка за рога! Что это за «Желтый бриллиант»?

– Премьера состоялась 16 апреля 2018 года на Корсике в Культурном центре города Порто-Веккьо в рамках проекта «Неделя танца», а в мае 2019-го мы покажем эту работу также на Корсике, но уже в театре города Аяччо. В этом спектакле оперное пение и классический балет встретились во Франции, чтобы рассказать историю любви и смелости, историю искренности и рождения мечты. Несмотря на родственность сфер музыкального театра, в подобного рода эксклюзивных проектах они объединяются весьма редко. А ведь в основе единения обоих видов искусств – сама музыка: она – и драматургическая основа, и направляющая канва развития любого сюжета.

Для меня этот проект, совмещающий вокал и хореографию, стал удивительной возможностью открытия нового, неизведанного еще на артистическом поприще. Да и Карл Пакетт сразу же увидел в этом расширение своих собственных творческих горизонтов. Он явно был поражен тем, что я не только пою, но и танцую с ним как настоящая балерина! А для меня как для оперной певицы это стало подлинным перевоплощением, погружением в прекрасный мир балета, в атмосферу пластической легкости и грациозности. Хореографией пронизан весь спектакль, прописано каждое движение, задан каждый жест. Так что союз пения с танцем потребовал немалых усилий. Мало было пропустить через себя музыку и овладеть стилем вокального материала: необходимо было развить в себе и элементарную физическую выносливость. И на это ушли многие дни напряженной подготовки…

– А как возникла идея этого проекта?

– По случаю Дня музыки меня пригласили выступить в крепости-бастионе Порто-Веккьо. Концерт со струнным ансамблем прошел успешно и был признан лучшим музыкальным событием года на Корсике. Именно тогда директор Культурного центра и предложил мне сделать спектакль с Карлом Пакеттом. Это было похоже на сказку, и я поверила в нее, лишь когда мне назначили встречу в Пале Гарнье. Это была первая встреча с моим будущим партнером, и я вкратце обрисовала ему сюжет. Между нами сразу же возникло творческое единение: мы почувствовали, что одинаково видим то, что должно было стать спектаклем. Мы оба смотрели на совместную работу с большим энтузиазмом!

Автором либретто выступила я. Придумав сюжет, представила, какая музыка могла бы его лучше показать. Как создатель спектакля, я могла сама свободно выбирать вокальный материал, компонуя его исходя из драматургической канвы сюжета. В балет вошла музыка Моцарта, Россини, Бизе, Прокофьева, Чайковского, Вайля и некоторых других авторов. В этой постановке мне очень помогли хореографы Олег Виноградов и Герман Правоторхов. Спектакль идет под живой аккомпанемент фортепиано, что очень хорошо поддерживает интимную атмосферу и фокусирует внимание на эмоциях двух действующих лиц.

Сюжет показывает, как герои попали в мир искусства, как почувствовали в себе талант и свою уникальность и как при этом встретили и сохраняли любовь. Название «Желтый бриллиант» – как раз об уникальности каждого человека. Желтые бриллианты считаются очень редкими и ценными, но связаны с ними и курьезные истории, когда люди просто не осознавали их ценности или же вообще выбрасывали! Так и человек должен заглянуть вглубь собственного сердца, понять уникальность себя и каждого другого человека, не пройти мимо чего-то важного в своей жизни! Сюжет спектакля о том, что наше сердце, как бриллиант, блистает всеми гранями лишь тогда, когда человек находит свой путь, и искренне ему следует. Это касается не только таланта, но и личных отношений. Уверена, что в нашем спектакле каждый увидел свой бриллиант…

– Каково для вас послевкусие от этой работы как для оперной певицы, не вдруг, а весьма осознанно оказавшейся в параллельном балетном измерении?

– Новый сценический опыт для меня необычайно ценен и важен! Как для соавтора и действующего лица нашего спектакля в этом послевкусии живет наслаждение, упоение взаиморастворением друг в друге танца и пения, тем, чего нельзя достичь в традиционной оперной постановке. При этом было важно показать, насколько движение может быть емким! В некоторых дуэтных сценах жест просто заменял спетое слово, сохраняя его смысл, а классический танцовщик и оперная певица вели на сцене непрерывный диалог, и мы всячески стремились к тому, чтобы на всём протяжении этого диалога он был бы понятен зрителю.

Инкарнация оперного пения и балетной пластики в одном человеке стала как раз тем, что вызвало огромный интерес и для такой новаторской работы послужило главной мотивацией. Но за таким необычным синтезом (точнее – за всей театральной синкретикой) стоит колоссальная работа! Кроме интенсивных балетных репетиций с хореографом мне как оперной певице пришлось примерить на себя образ жизни балерины с утренними экзерсисами, многочасовыми отработками движений и особым рационом питания. Встреча на сцене со звездой мирового балета Карлом Пакеттом обязывала ко многому и требовала полновесной подготовительной стадии. Но, к счастью, это невероятное для меня испытание вознаградилось успешной премьерой, а пресса смогла оценить и новаторство самогó спектакля, и гармоничность нашего дуэтного симбиоза.

Мы чувствовали, что зрители с искренним любопытством и заинтересованностью сопереживали истории, которую мы рассказывали своими душами, не проводя границы между искусствами балета и оперы. У меня как у актрисы просто захватывало дыхание от стремительности происходящего – от эмоциональных контрастов, легкости движений и великолепных поддержек, которые делал мой партнер. Всё внимание было приковано к нам, а мы, в свою очередь, на музыкальном материале, давно ставшем хитами мирового репертуара, старались наполнять сюжет лирически чувственной экспрессией, и спектакль, который длится больше часа, прошел и для нас, и для публики буквально на одном дыхании! Позитивную энергетику зала мы ощущали постоянно! А в конце спектакля на фоне щедрых оваций мы услышали и возгласы «бис!». Публика явно хотела продолжения, и это значит, что к такому новаторскому сплетению современный зритель однозначно готов. Синергетика оперного пения и балетного танца абсолютно естественна, и уверенность в перспективности данного направления искусства очевидна!

– Итак, когда этому весьма необычному проекту мы уделили самое пристальное внимание, остается лишь поздравить вас с его успешным осуществлением, и теперь уже точно нельзя не спросить, как для девочки из Санкт-Петербурга всё начиналось?

– У девочки из Санкт-Петербурга была пламенная мечта, но не было никаких связей в оперном мире. И всё же я из тех людей, которые родились, ощущая свое предназначение. Никто из моей семьи с музыкой связан не был, и в ее сложном мире мне пришлось ориентироваться самой. Заниматься музыкой меня никто никогда не заставлял. Я сама пришла в Музыкальную школу имени Римского-Корсакова. Мои глаза горели надеждой и верой: я попросила о прослушивании, и меня приняли в класс фортепиано. А уже в 13 лет я буквально заболела оперой! Певцы мне казались самыми счастливыми людьми на свете! Каждый вокальный звук приводил меня в состояние эйфории! Мой день начинался и заканчивался голосом Марии Каллас и Монтсеррат Кабалье. С 14-ти лет я покупала пачку билетов и одна ходила в Михайловский и Мариинский театры. Над своей кроватью я даже повесила постер с фото Валерия Гергиева, Пласидо Доминго и Ольгой Бородиной. Они были моими ориентирами, и весь мой подростковый возраст был наполнен музыкальным восторгом…

Я окончила гимназию с медалью, и мне было открыто множество дорог. Но выбрала то, без чего просто не могу жить. Я выбрала путь мечты! Шла бескомпромиссно, с большим трудолюбием, с огромной преданностью любимому делу и своим принципам. И сегодня, помимо оперно-хореографического спектакля «Желтый бриллиант», в моем багаже – и ряд оперных партий, и концертные программы. Я счастлива, что живу в элитарном классическом искусстве, и сполна осознаю ценности, которые оно несет в мир.

– Вы лауреат всероссийских и международных конкурсов. А чем запомнился вам конкурс в итальянском городе Бари?

– Необычайно яркий, эмоционально наполненный конкурс! Поехать на него я мечтала несколько лет, но неожиданно возможность открылась сама собой. В Апулии мне довелось петь в ряде оперных театров, и до Бари, что уже практически на каблучке итальянского сапога, на машине оставалось, что называется, рукой подать. Певцы на конкурс приехали из Турции, России, Китая, Франции, а я получила I премию (в документе о награждении в итальянском стиле написано даже «первая абсолютная премия»). И члены жюри, помню, спорили меж собой, какую арию мне петь на гала-концерте. Одним нравился мой Танкред, другие хотели, чтобы прозвучала французская музыка. В итоге я спела и то, и другое! Но самой большой наградой конкурса стало выступление в Театре Петруццелли. Он просто великолепен! Я, кстати, до этого пела «Севильского цирюльника» Россини в Театре Гарибальди в Лучере, который является точной копией Театра Петруццелли в Бари.

Говоря о конкурсах, хотелось бы упомянуть еще и о том, что Дмитрий Хворостовский выбрал победителей среди молодых певцов, чтобы включить их в проект «Хворостовский и друзья». И в этой программе мне посчастливилось с ним работать в Михайловском театре. Но помимо этого были также мастер-классы Дмитрия Хворостовского и Марчелло Джордани. Они привлекли тогда много молодежи и большое внимание прессы, а общение с Дмитрием Хворостовским, его лучезарная улыбка и внимание останутся со мной, как драгоценная жемчужина, на всю жизнь!

– Несомненно, что после получения базового музыкального образования в Санкт-Петербурге участие в программе молодых певцов «Atelier Lyrique» под эгидой Парижской национальной оперы стало для вас важной вехой профессионального роста. Как вы туда попали?

– Очень просто: по итогам прослушивания в Опере Бастилии. И мне предложили стать участницей мастерской барокко в Версале. На тот момент я исполняла уже довольно много барочных арий, в том числе Вивальди и Генделя. Меня всегда привлекала их виртуозность, и на сезон, оторвавшись от дома и «прыгнув в неизвестность», я уехала в Париж. Но это того стоило! Во-первых, я пожила парижской жизнью, увидела совершенно другой мир и стиль общения. Во-вторых, познакомилась с некоторыми агентами, с яркими коллегами, дирижерами, журналистами. В-третьих, удалось окунуться в оперную музыку Монтеверди, Моцарта и Генделя под руководством дирижеров и профессионалов-коучей, которые занимаются этой музыкой всю свою жизнь.

А в Версале мне казалось, что само место помогает тебе совершить путешествие во времени, в эстетику барокко. Важным и невероятно продуктивным стало для меня сотрудничество с дирижером Жаном-Франсуа Гонсалесом. В Версале он помогал мне с партией Руджеро в «Альцине» Генделя, а также руководил ансамблем барочных инструментов, с которым мы выступили в концертах в Капелле Версаля и в Консерватории в Париже. А после этого мы и задумали с ним совместные выступления в России. Начали с Санкт-Петербургской филармонии, а продолжили во дворцах Санкт-Петербурга. И наша работа продолжается: процесс запущен и идет полным ходом!

– А что дали вам мастер-классы великих певцов?

– Мастер-классы великих певцов – это невероятно большой и мощный импульс в моей карьере. Так хотелось узнать все их вокальные секреты, но мастер-классы стали важны для меня и в аспекте «благословения», полученного от певцов-легенд, ведь это значило, что я иду по верно избранному пути! Разве не могут не вырасти крылья от доброжелательности и одобрения Елены Образцовой, Петера Дворски, Марчелло Джордано?! Для меня важны не только высокие примеры вокального мастерства, но и образ Артиста с большой буквы, его вкус, манера общения. В этом отношении меня вдохновляет общение с румынской певицей Виорикой Кортес, когда-то блиставшей на лучших оперных сценах мира, легендарной меццо-сопрано, женщиной щедрого сердца и лучезарной улыбки, которая свободно говорит на многих языках. Вот идеал певицы, к которому надо стремиться, чтобы, как и она, делиться опытом и помогать другим певцам в их становлении.

– А как у вас с иностранными языками?

– Знания иностранных языков очень помогает мне в развитии собственной карьеры. Я пою в разных странах и говорю на шести языках. Я всегда с удовольствием участвую в интервью и телепрограммах в тех странах, где выступаю. Способность, склонность к языкам – это часть моей натуры, но за этим тоже стоит большая ежедневная работа. У меня всегда с собой – книжка. Еду на конкурс Монтсеррат Кабалье – читаю на испанском, еду в турне по Франции – на французском. Обожаю итальянский, английский, немецкий. Интерес к изучению иностранных языков заложила во мне мама, отдав меня в гимназию, где на это делался особый акцент. А сейчас для меня это средство общения и возможность нести образ русской певицы за границей.

С 2010 года я начала выезжать на выступления в Мадрид. Благодаря Монтсеррат Кабалье я узнала, что такое сарсуэла. В 2011 году мне позвонил агент и сказал, что нужно срочно выучить арии из сарсуэл и приехать на спектакль. Я сделала всё, чтобы, придя на репетицию в Театр Сарсуэлы, найти общий музыкальный язык с дирижером, открыть в себе испанскую экспрессивность, быть на одной эмоциональной волне с испанскими певцами. В этой стране было несколько важных для меня выступлений, но главным стало то, что в моей жизни открылась страница другой культуры, другого языка, другого стиля общения. Я как раз и ценю свою профессию за то, что жизнь артиста она делает необычайно яркой. Любовь к тому, чем я занимаюсь, ведет меня по жизни, но попутно возникают и незабываемые встречи, и открытия, связанные не только с окружающим миром, но с самóй собой…

– А в России выступать любите?

– Несмотря на весь престиж выступать за границей, я больше всего ценю приглашения петь в России. Памятными и дорогими для меня стали выступления в Государственном Кремлевском Дворце. Я благодарна судьбе, которая позволила мне спеть в сердце нашей Родины. Когда мой голос слушали 6000 человек, я испытала колоссальное чувство ответственности! Это выступление наполнило меня незабываемым ощущением связи эпох, богатства наших духовных корней. В связи с этим, когда пою за границей и могу выбирать программу, я всегда стараюсь включать в нее русскую музыку. Публика в Западной Европе очень эмоционально и с большим интересом воспринимает русские сочинения. Думаю, лишь тогда можно увидеть душу русского певца, когда он поет по-русски. Я сама чуть не плачу, когда пою по-русски и вижу завороженную пением публику.

Я ведь русская певица, и это моя гордость и факел, который я всегда несу. Мой родной дом – Санкт-Петербург, где живет моя большая семья. Кроме того, именно здесь я готовлю партии перед поездками, и я всегда доверяю методике работы с репетиторами театров Санкт-Петербурга. Я очень рада, что сохраняю статус приглашенной солистки Санкт-Петербургской филармонии. О концертах во дворцах Санкт-Петербурга я уже говорила, но сами эти дворцы не называла, но ведь выступая в них, каждый раз прикасаешься к истории России. Особенно торжественно и удачно прошли вечера в Юсуповском, Шереметьевском и Екатерининском дворцах, а также во Дворце Белосельских-Белозерских. А в Москве, помимо Большого Кремлевского Дворца и Грановитой палаты Кремля, памятные воспоминания связаны также с выступлениями в Государственной Третьяковской галерее.

– 2017 год принес вам сразу два дебюта в партиях Россини: в Германии – Анджелину в «Золушке» в Театре Рудольштадта, в Италии – Розину в «Севильском цирюльнике» в Театре Умберто Джордано в Фодже и Театре Гарибальди в Лучере. Расскажите об этом…

– Репертуар Россини – то, что хочется петь постоянно, то, к чему возвращаться хочется снова и снова. Я всегда слушала много опер Россини и мечтала петь в них. В этой музыке много добра и света, она просто наполняет тебя радостью! Когда я пою партию Россини, меня охватывает эйфория! Кажется, это исполнение мечты, ведь 2017 год стал для меня годом Россини. Я даже побывала в Пезаро, ведь для россиниевских певцов это подлинная Мекка. Было очень полезно поработать с итальянским коучем Миркой Рошиани. Я показывала ей Изабеллу, Золушку, Розину, а также Танкреда и Арзаче, и меня очень удивило и обрадовало ее мнение, что и роли героев-травести Россини мне подходят и по голосу, и по манере исполнения.

Мой голос – колоратурное меццо-сопрано, голос с большой природной подвижностью, способностью исполнять виртуозные произведения. Моя любимая партия, воплощенная на сцене, – Анджелина в «Золушке» Россини. В виртуозности этой партии я раскрываюсь вокально, а в образе создаю свою собственную героиню, свято верящую, что внутреннее богатство и чистота непременно восторжествует над внешними условиями жизни. Но меня, кроме героев-травести Россини также привлекают и такие мужские типажи, как Керубино в «Свадьбе Фигаро» Моцарта, Ромео в «Капулети и Монтекки» Беллини, а также Орсини и Сметон соответственно в «Лукреции Борджа» и «Анне Болейн» Доницетти. Все они входят в мой репертуар…

– Вы являетесь приглашенной солисткой Театра Умберто Джордано в Фодже, и это значит, что ваша связь с Италией сохраняется по-прежнему?

– Да, я продолжаю сотрудничать с одной из итальянских оперных компаний, которая функционирует по принципу антрепризы, осуществляя постановки в ряде театров Италии. Это сотрудничество стало для меня счастливым и творчески перспективным. В 2017 году я приехала на прослушивание, и среди соискателей – итальянцев, французов и китайцев – я была единственной русской! И когда меня утвердили на Розину, я просто подпрыгнула от радости! В Театре Умберто Джордано в Фодже в «Севильском цирюльнике» был мой дебют, а затем в этой же постановке я пела в Италии в Театре Гарибальди в Лучере, в Театре Верди (г. Сан-Северо) и в Античном Театре (о. Искья).

Кроме меня в этом проекте был полностью итальянский состав. Я ловила каждую фразу, внимательно наблюдала, как итальянцы поют на родном языке, какой смысл вкладывают в каждую фразу. Именно это и было самое ценное! А какое удовольствие петь в исторических итальянских театрах! Это для меня всегда поистине сакральный процесс! Акустика, красота зала, – кажется, всё помогает и усиливает твой голос. В эти моменты словно приобщаешься к мощному энергетическому центру с многовековой традицией, и я в полном восторге от мысли, что и дальше могу сотрудничать с этой оперной компанией и участвовать в ее спектаклях на сценах восхитительных итальянских театров.

– Можно ли очертить ваши планы на ближайшее будущее?

– На сегодняшний день я знаю, куда иду и что мне нужно делать на два сезона вперед. Есть уже намеченные спектакли, есть продолжение сотрудничества во Франции с культурной ассоциацией «In Opera Veritas», есть продолжение концертов с дирижером Жаном-Франсуа Гонсалесом, есть фестивали в Италии, Испании и Франции. Продолжается и мой авторский проект «Желтый бриллиант». Это всё требует системной подготовки, как у спортсмена, и я, строго придерживаясь дисциплины, стараюсь задолго готовиться к спектаклям, о которых знаю заранее. Это уже норма, так как практически всегда возникают и срочные предложения, когда учить партии мне приходится едва ли не за неделю. Так что я уже сегодня активно репетирую очередной спектакль «Желтый бриллиант», который состоится 29 мая в Аяччо – в городе, где 250 лет назад родился Наполеон…

реклама

вам может быть интересно

Шоколадная жеребьевка Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

интервью

Раздел

опера

просмотры: 1170



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть