…И наконец, построили

«Московская Роза Берна» в музыкальной ауре Огородной слободы

18 июня недалеко от Чистых прудов в квартальном «клину» Огородной слободы и Гусятникова переулка состоялась официальная торжественная церемония открытия нового комплекса Посольства Швейцарии в Москве. С 1946 года оно располагается в старинном особняке XIX века в стиле архитектурного неоклассицизма, и его фасадная часть выходит на переулок Огородная слобода. С момента въезда в историческое здание швейцарская дипломатическая миссия вплоть до 2005 года могла пользоваться лишь этим особняком. Но в 2005 году ее тогдашний глава заключил с московскими властями соглашение сроком на 99 лет о предоставлении прáва пользования прилегающей к особняку территорией и прáва строительства на этой территории, которая теперь также стала территорией Посольства.

Основой идеи нового строительства в современном архитектурном стиле послужило стремление «закольцевать» постройками весь периметр территории, естественно, включив в него старый особняк (памятник архитектуры, находящийся под охраной государства) и соединив его переходами с вновь построенными секциями всего здания. После стадии ТЭО и объявления тендера на реализацию проекта швейцарская сторона в 2008 году выбрала проект «Бернские розы», который в том же году был принят на родине. Затем наступили долгие годы согласований с российскими градостроительными инстанциями, и, наконец, после получения разрешения на необходимый для строительства снос ряда зданий, после всевозможных утверждений и проведения финальной экспертизы, в июле 2014 года было получено разрешение на строительство. Но началось оно лишь в ноябре 2014 года после проведения полагающихся по закону археологических раскопок, в результате которых было найдено немало исторических артефактов. Наиболее ценные из них были переданы в музейные фонды Москвы, а часть их осталась экспонироваться в обновленном Посольстве.

6 марта 2014 года – в день 200-летия установления дипломатических отношений между Россией и Швейцарией – в фундамент нового здания был заложен символический камень, в который были замурованы такие символы, как швейцарский нож, газеты, вышедшие в этот день в России и в Швейцарии (на четырех языках этой страны – немецком, французском, итальянском и ретороманском), а также кусок мрамора из Федерального дворца в Берне и камень из Андерматта. Последний был добыт у памятника Александру Суворову в ущелье Шолленен в кантоне Ури. Он был воздвигнут Российской империей в память о подвиге русских солдат, павших в битве с армией Наполеона в сентябре 1799 года: это произошло через 100 лет после событий, овеянных не меркнущей в веках славой русского оружия!

С открытием нового посольского комплекса в Москве, в составе которого особняк XIX века наряду с внутренней перепланировкой подвергся и весьма тщательной исторической реставрации фасада, все дипломатические и прочие швейцарские службы, связанные с межгосударственными контактами в области экономики и бизнеса, политики и культуры, которые некогда были разбросаны по разным московским адресам, собрались, наконец, под одной крышей. Это произошло еще в сентябре прошлого года, однако официальные трехдневные мероприятии состоялись лишь 18–20 июня этого года, и в первый день помимо многочисленных гостей на это исторически важное событие были приглашены и журналисты. Всех приглашенных по случаю официального торжественного открытия нового Дома встречал его радушный хозяин, Чрезвычайный и полномочный Посол Швейцарии в Российской Федерации Ив Россье. А «помогал» Послу его верный друг и «страж дома» Кассиус, весьма «деловитая» швейцарская овчарка, добродушный черный «медвежонок» с белой отметиной на морде и белым «галстуком» на груди. Это – элитный бернский зенненхунд, невероятно популярная порода среди альпийских собак Швейцарии!

Журналистам г-н Россье уделил внимание на пресс-конференции, которая за час до старта основной программы началась в одном из залов второго этажа нового здания – в двухэтажной части, протянувшейся вдоль Гусятникова переулка. А трехэтажная часть новой постройки, сообщающаяся с двухэтажной и располагающаяся практически перпендикулярно встык к ней, смотрит через внутренний двор на исторический особняк, в свою очередь, сообщаясь переходом и с ним. Еще один переход между особняком и двухэтажной секцией здания замыкает весь периметр Посольства в угловатое «кольцо», образуя внутри него довольно вместительное – с изрезанной конфигурацией границ – пространство двора, изолированное от внешнего архитектурного контура.

Да мы и вправду в Швейцарии! Изрезанность границ внутреннего двора Посольства настойчиво ассоциируется с изрезанностью границ самой Швейцарской Конфедерации, состоящей, как известно, из 26 кантонов. Если снаружи современная часть всего комплекса Посольства – это скромный, строгий и неброский «коробочный» конструктивизм, то внутри – настоящее царство стекла и света, покоящееся на изящно тонких колоннах и легких, кажущихся воздушными многоярусных перекрытиях. И такой смелый открытый дизайн фасадов внутренней архитектуры внезапно рождает-таки ощущение присутствия в горном ландшафте где-нибудь в Бернских Альпах: кажется, что мы находимся не иначе как в ультрасовременном элитном шалé в полном единении и гармонии с природой…

О концепции архитектурного проекта «Бернские розы» (2008) на пресс-коференции рассказала одна из его авторов Дорис Велхли, выступившая в нём в тандеме со своим коллегой Ули Брауэном в рамках совместной архитектурной фирмы Brauen Wälchli Architectes, основанной ими в Лозанне в 1990 году. Пространство внутреннего двора обновленного Посольства они стали считать мини-копией карты Швейцарии, предусмотрев посадку в его центре яблоню помологического сорта «Бернские розы», символизирующую Берн – столицу, или, более корректно, главный город Конфедерации. В то же время это и напоминание о некогда располагавшихся здесь садах и огородах далеких царских времен…

С другой стороны, концептуально-новаторская идея швейцарской художницы Анн-Жюли Раккурсье, получившая название «Двойное местоположение» / «Bi-Location» (2011–2018), сам этот архитектурный принцип творчески расширила, выведя его за пределы Посольства в Москве. В 2011–2018 годах в 26 кантонах Швейцарии, о чем Анн-Жюли Раккурсье также поведала на пресс-конференции, были высажены 26 яблонь, привитых от материнского дерева, растущего сегодня во внутреннем дворе Посольства в Москве. Они были высажены либо во владениях частных лиц, связанных с Россией значимостью их исторического прошлого (например, на вилле SENAR Сергея Рахманинова на берегу Фирвальдштетского [Люцернского] озера в кантоне Люцерн), либо в исторических местах, напоминающих о тесных связях между Россией и Швейцарией.

Швейцарские отпрыски посольской яблони – «Московской Розы Берна» – важные символы культурных, социальных, экономических и политических связей между двумя странами, и зеленые круги-«лужайки», рассредоточенные по площади внутреннего двора Посольства Швейцарии в Москве в соответствии с локализацией столиц кантонов на карте Конфедерации, о проекте «Двойное местоположение» призваны напоминать посетителям и гостям постоянно. Начало прибытия и сбора гостей стало стартом для начала мероприятий основной программы, и все они прошли в режиме open-air на «мини-карте Швейцарии», но в этом-то и был весь шик! Над внутренним двором Посольства был натянут огромный белый тент, так что если бы даже пошел дождь, проведению праздника он бы не помешал.

Программу вечера открыли приветственный аперитив, экскурсия для всех желающих по зданию Посольства, официальная церемония с приветственными речами Федерального Советника, Главы Федерального департамента иностранных дел Швейцарии Игнацио Кассиса и почетных гостей, среди которых был и Министр иностранных дел России Сергей Лавров. Церемония открытия со сменявшими друг друга спикерами плавно перетекла в концерт с участием Российского национального оркестра (художественный руководитель и главный дирижер – Михаил Плетнев), Камерного хора Музыкального училища имени Гнесиных (художественный руководитель и дирижер – Петр Савинков) и певцов-солистов.

В их число вошли дисканты Дмитрий Барнов и Тихон Комлев, учащиеся Хорового училища имени Свешникова при Академии хорового искусства имени Попова, а также сопрано Зарина Абаева, солистка Пермского театра оперы и балета имени Чайковского. Исполнителей швейцарской народной музыки – звуков на альпийском роге, йодля и его инструментального аккомпанемента – слушательская программа почему-то не назвала, но художественный руководитель эксклюзивного музыкального проекта по случаю открытия нового Посольства Швейцарии анонсирован, разумеется, был. Это известный швейцарский дирижер и композитор Мишель Табачник: в вечер открытия именно он и занял место за дирижерским пультом. Его имя отечественным меломанам, конечно же, знакомо, но чтобы быть в России на слуху и у широкой публики, оно известно всё же не столь значительно.

Музыкально-академическая часть вечера предстала почти 37-минутной «сюитой» из музыки разных авторов, в том числе и самогó Табачника, собранной и «сшитой» им в единую, но весьма пеструю ткань нитью «зримых» и «звучащих» образов Швейцарии. Вошла в нее и связанная со Швейцарией, но явно не швейцарская музыка: это и фрагмент «Зигфрид-идиллии» Вагнера, и Lied Рихарда Штрауса «Весна» на слова Гессе (для сопрано), и фрагмент «Кащей» из сюиты «Жар-птица» Стравинского в редакции 1919 года. Все включения, безусловно, навеяны собственными ассоциациями «компилятора» на стыке разных культур и стилей музыки, но их соединение стало вполне возможным благодаря фактам истории, оказавшим влияние на сам процесс музыкального взаимопроникновения.

Так что самобытный колорит швейцарской фольклорности вписался в этой «сюите» не только в интернациональность XIX и ХХ веков, но и в ультрасовременные «отражения» наших дней. Эта «сюита» стала «органично бодрящим», оптимальным по длительности мостом-переходом от интеллектуального и возвышенного к человеческому и земному – от музыкально-академического раунда к гастрономически-джазовому «финалу-апофеозу». А, собственно, почему бы собравшейся публике и не открыть «весьма глубокие горизонты швейцарской и русской кухонь» с приобщением к их кулинарным изыскам как раз в заведомо развлекательной и хорошо расслабляющей душу атмосфере джаза! Протокол всех торжественных мероприятий подобного рода в своей финальной части всегда одинаков…

А если говорить серьезно, то на статус оригинального сочинения эта «сюита», конечно же, претендовать не могла, но «скомпилированное на заказ» для исполнения в конкретных условиях open-air «здесь и сейчас», безусловно, свое полное право на жизнь имело! Как опытнейший профессионал и удивительно тонкий музыкант-медиум, Мишель Табачник, встав за дирижерский пульт, доказал это, рассеяв абсолютно все сомнения! Но ведь и само пространство исполнения стало тем фактором, без которого это исполнение именно этой музыки просто потеряло бы всякий смысл! Повторить в концертном зале то, что было создано для open-air именно с такой рассадкой слушателей на «мини-карте Швейцарии» и с такой локализацией музыкантов на разных уровнях «фасада» не только перед публикой, но и по сторонам от нее, было бы заведомо тщетно, да и невозможно, в принципе…

Величественность звуков альпийского рога и этюды «импрессионизма» из «Беньямин-сюиты» Табачника: «Долины», «Ледники», а затем и «Город»… Хоровая песня пастухов «Забавы коров», песня «Пастушонок» швейцарца Дорé (1927) с солистами-дискантами и йодли, переходящие в «Подмосковные вечера»… Звукошумы в симфопьесе «Pacific 231» швейцарца-француза Онеггера (1923) и «чистые» мелодии XVIII века француза-швейцарца Руссо, «разбившиеся» вдруг о звон колоколов… С «двумя Рихардами» и Стравинским всё это – «сюита, собранная на заказ», но к архитектурному шедевру Брауэна – Велхли лишь в единой части сюиты, но весьма ярко и мощно, дирижер всё же смог проявить и свой пиетет композитора! Даже «Московская Роза Берна» в благодарность за это пошелестела листвой!

Фото автора

реклама

вам может быть интересно

Без скидок на возраст Классическая музыка