Шуберт. «Прекрасная мельничиха»

Die schöne Müllerin, Op. 25, D. 795

Композитор
Год создания
1823
Жанр
Страна
Австрия
Франц Шуберт. Вокальный цикл «Прекрасная мельничиха»

Вокальный цикл

История создания

1820-е годы — пора расцвета творчества Шуберта. Уже написаны сотни песен, которые постепенно начинают завоевьтать признание у любителей музыки, исполняются на домашних вечерах. В последние 5 лет своей короткой жизни композитор создает новый крупный романтический жанр — вокальный цикл, состоящий из 20 и более миниатюр. Таких циклов у Шуберта два, и оба написаны на тексты Мюллера.

Вильгельм Мюллер (1794—1827) — современный Шуберту немецкий поэт-романтик, проживший почти столь же короткую жизнь. Сын ремесленника, он учился в Берлинском университете, но, увлеченный общим патриотическим порывом, в 19 лет вступил добровольцем в армию, чтобы сражаться с Наполеоном. Вернувшись после изгнания французов в университет, Мюллер, подобно Шуберту, стал участником кружка молодежи, включавшего поэтов и ученых. Они восхищались народной песней, обсуждали новинки поэзии и нередко устраивали литературные игры. В конце 1816 года это была игра «Роза, мельничиха», где руки прекрасной мельничихи добивались подмастерье мельника, охотник, садовник, рыбак; она вначале отвечала на любовь мельника, а затем отдала предпочтение охотнику. Каждый из членов кружка писал стихи от лица своего героя. Мюллер, в соответствии с фамилией, играл роль мельника. Зимой 1816—1817 годов он написал 8 стихотворений и сделал наброски еще нескольких. Его стихи были признаны в кружке лучшими, учитель юного Мендельсона композитор Людвиг Бергер положил 5 из них на музыку. Все это побудило Мюллера отделить свои стихи от чужих, дополнить их новыми и в 1818 году опубликовать цикл из 16 стихотворений под названием «Прекрасная мельничиха». Готовя к изданию сборник «Стихотворений из бумаг, оставленных странствующим валторнистом», поэт в 1820 году расширил цикл до 25 стихотворений, включавших пролог и эпилог. Две части сборника (77 стихотворений) были изданы в 1821 и 1824 годах с посвящением Веберу — «мастеру немецкой песни, в знак дружбы и восхищения».

Стихи Мюллера написаны в фольклорном духе, образцом для них послужил знаменитый сборник народных текстов «Чудесный рог мальчика», составленный известными немецкими поэтами-романтиками Ахимом Арнимом и Клеменсом Брентано. Народность поэзии Мюллера высоко ценил Гейне. Стихи Мюллера очень музыкальны. «Я не умею ни играть, ни петь, — писал поэт, — но когда я сочиняю стихи, я тем не менее и пою и играю. Если бы я умел выразить те напевы, что звучат во мне, мои стихи нравились бы больше, чем нравятся теперь... Может быть, и найдется сочувствующая душа, которая обнаружит напевы, скрытые в словах, и возвратит их мне».

Такой сочувствующей душой оказался Шуберт, познакомившийся со стихами Мюллера случайно. По не вполне достоверным воспоминаниям приятеля, композитор как-то зашел к нему и, ожидая, когда хозяин освободится, принялся в одиночестве листать первую попавшуюся книгу. Стихи сразу же так захватили его, что Шуберт сунул книгу в карман и поспешил домой, где немедленно принялся за сочинение. Лишь через несколько дней композитор признался в совершенной краже. Шуберт включил в свой цикл 20 стихотворений Мюллера и работал над ним в Вене, предположительно, летом 1823 года, завершив в начале следующего. Летом 1824-го он поехал в Желиз, венгерское имение графа Эстергази фон Таланта, вновь, как и 6 лет назад, пригласившего его в качестве домашнего учителя. Здесь Шуберт познакомился с близким другом семьи Эстергази, 25-летним тенором-любителем бароном Карлом фон Шёнштайном, которому аккомпанировал в домашних концертах. Ярый приверженец итальянской оперы, Шёнштайн, однако, увлекся песнями Шуберта и впоследствии стал одним из лучших исполнителей его музыки. Особенно нравилась Шёнштайну «Прекрасная мельничиха», которая и была посвящена ему. Хотя первое публичное исполнение цикла состоялось в Вене лишь 32 года спустя после создания, песни из него сразу вошли в репертуар любительского музицирования. Этому способствовало венское издание, осуществленное непосредственно после сочинения, в 3 тетрадях на протяжении февраля—августа 1824 года.

Музыка

«Прекрасная мельничиха» — первый романтический вокальный цикл. Это своеобразный роман в новеллах: каждая песня самостоятельна, но включена в общую линию развития сюжета, имеющего экспозицию, завязку, кульминацию и развязку. Песни отличаются непритязательными, сразу запоминающимися мелодиями в народном духе, в простой, чаще всего куплетной форме. Фортепианное сопровождение нередко рисует картины романтически одушевленной природы: наряду с главным героем важнейшее место занимает образ его друга и утешителя-ручья.

Первые песни по-юношески радостны и беззаботны, полны весенних упований и нерастраченных сил. №1, «В путь» («В движенье мельник жизнь ведет») — одна из самых известных песен Шуберта, настоящий гимн странствиям. Та же ничем не омраченная радость, предвкушение приключений воплощены в №2, «Куда?». Другие оттенки светлых чувств запечатлены в №7, «Нетерпение»: стремительная, словно задыхающаяся мелодия с большими скачками рисует радостную уверенность в вечной любви. В №14, «Охотник», наступает перелом: в ритме скачки, мелодических оборотах, напоминающих звуки охотничьих рогов, таится тревога. Полон отчаяния №15, «Ревность и гордость»; буря чувств, душевное смятение героя находят отражение в столь же бурном журчании ручья. Образ ручья вновь возникает в №19, «Мельник и ручей». Это сцена-диалог, где печальной минорной мелодии героя противостоит ее мажорный вариант — утешения ручья; в конце, в противоборстве мажора и минора, утверждается мажор, предвосхищающий окончательный вывод цикла — №20, «Колыбельная ручья». Она образует арку с №1: если там герой, полный радостных надежд, отправлялся в путь вслед за ручьем, то теперь, пройдя скорбный путь, он находит покой на дне ручья. Бесконечно повторяющаяся краткая попевка создает настроение отрешенности, растворения в природе, вечного забвения всех горестей.

А. Кенигсберг


Франц Шуберт / Franz Schubert

«Прекрасная мельничиха» (1823) — итог огромной предшествующей работы и начало нового многообещающего этапа творческой зрелости.

Стихи Мюллера — незатейливая повесть о жизни, любви и страданиях молодого мельника-подмастерья. Во время своих скитаний по свету юноша нанимается работником на мельницу. Полюбив дочь хозяина, он отдает ей всю силу первого беззаветного чувства. Но его любовь и преданность не находят отклика в душе прекрасной мельничихи, — она предпочитает смелого охотника. В тоске и горе молодой подмастерье хочег броситься в светлые воды ручья и на дне его найти последнее успокоение.

Этот наивный и трогательный рассказ о любви и страданиях простого человека глубоко отозвался в душе Шуберта. Многое в мюллеровских стихах совпадало с переживаниями и судьбой самого композитора. С огромным увлечением работал Шуберт над сочинением этих песен, извлекая из текстов Мюллера сокровища истинной поэзии.

«Прекрасная мельничиха» обрамлена двумя песнями — «В путь» и «Колыбельная ручья», которые являются своеобразным вступлением и заключением. Первая раскрывает строй мыслей и чувств молодого мельника, только что вступающего на жизненную дорогу, последняя — настроения, с которыми заканчивает он жизненный путь. Между крайними точками цикла расположено повествование самого юноши о своих странствованиях, о любви к дочери хозяина-мельника.

Цикл как бы распадается на две фазы: первая из десяти песен (до «Паузы», № 12) — это дни светлых надежд; во второй — уже иные мотивы: сомнение, ревность, печаль. Последовательная смена настроений, определяемая движением от радости к горю, от прозрачно-светлых красок к постепенному затемнению, образует внутреннюю линию развития. Есть побочная, но очень важная линия, рисующая жизнь другого «персонажа» — ручейка. Верный друг и спутник юноши, ручеек неизменно присутствует в музыкальном повествовании. Его журчанье — то веселое, то тревожное — отражает психологическое состояние самого героя.

Музыкальные средства песни «В путь» чрезвычайно просты и наиболее близки к приемам народнопесенного творчества. Куплетное строение, опора на тонико-доминантовую гармонию, диатоничность мелодии, расположенной по аккордовым звукам, повторность отдельных попевок придают песне энергичный, бодрый характер:

Последняя песня — «Колыбельная ручья» — наполнена чувством тихой печали и меланхолии. Монотонное ритмическое покачивание и тоничность гармонии, мажорный лад, спокойный рисунок песенной мелодии создают впечатление покоя, примиренности:

В заключительной песне (как и во всех песнях этого цикла) нет еще трагизма «Зимнего пути». Однако немало горя легло на плечи юноши, чтобы от жизнерадостной окрыленности и энергии молодости прийти к элегическому примирению и мыслям о смерти.

Для эмоционально-психологического состояния юноши показательны в первом разделе цикла две песни: «Куда?» и «Моя».

В первой из них мельник-подмастерье рассказывает, как, повинуясь веселему зову ручейка, он идет вслед за ним в неведомую даль.

Неприхотливая, простенькая вокальная мелодия, так же, как песня-вступление, построена на интонациях и оборотах народного склада. Мягкое безостановочное Движение сопровождения подражает тихому журчанию ручейка. Прелесть этой песни — в ее наивной простоте, юной свежести:

Песня «Моя» — кульминация радостных чувств. Ею замыкается первый раздел цикла. Сочностью фактуры и веселой подвижностью, упругостью ритма и размашистым рисунком мелодии она сходна с начальной песней «В путь»:

В праздничные настроения песен первого раздела вклинивается как лирическое отступление песня «Любопытство». Ее особая проникновенность и углубленность вносит эмоциональный контраст, оттеняющий светлую безоблачность окружающих песен. Естественно, что музыкальный язык песни «Любопытство», ее форма отличаются большей тонкостью художественных приемов. Шуберт отходит от преобладающей в цикле куплетной формы, развертывает музыкальный материал свободно, следуя развитию поэтического текста.

(Песня состоит из двух разделов. Первый — повторенный период — можно считать развернутым вступлением; второй раздел (он начинается с медленной гармонической фигурации) излагается в простой трехчастной форме.)

Трогательная лирика песни выражена прежде всего ее мелодией, изобилующей мягкими окончаниями, хроматическими интонациями; небольшие фразы часто прерываются паузами, остановками:

В середине второго раздела мелодия приобретает речитативный характер, что выделяет значительность этого момента:

Фортепианная партия свободно следует за текстом. Гибкая смена ее очертаний отражает течение мыслей, настроений, содержащихся в поэтических образах. Вначале характер изложения и звучания фортепианного сопровождения — легкое аккордовое касание клавиш — близки простейшему аккомпанементу струнных инструментов: гитары, арфы. Затем во втором разделе фактура меняется, переходит в плавную гармоническую фигурацию (медленные переливы ручейка) или, поддерживая компактными аккордами речитативные фразы в вокальной партии, звучит в унисон с голосом:

Выразительность песни «Любопытство», ее чисто романтическая специфика во многом зависят от ладо-гармонических нюансов. Красочное сопоставление одноименных тональностей, когда на тонику H-dur, словно тень, опускается тоника сумрачного h-moll, вызвано какой-то внутренней неуверенностью, настороженностью. В тексте этот момент совпадает с обращением к ручейку: «Любви моей источник, как нем ты нынче стал...». В средней части тональный сдвиг подчеркивает значительность момента. При переходе из H-dur в G-dur Шуберт задерживается на субдоминате будущей тональности, акцентируя «твердость» звучания C-dur резкой переменой фактуры. Так выделено роковое слово «нет», от которого зависит судьба влюбленного юноши.

Найденные Шубертом новые приемы ладо-гармонической выразительности рассеяны по разным песням и инструментальным сочинениям. Такого рода приемы складываются впоследствии в систему, неотделимую от музыкального мышления композитора-романтика.

В песнях второго раздела цикла Шуберт показывает, как нарастает боль и горечь в душе молодого мельника, как прорывается она в бурных вспышках ревности, скорби. Смутные ранее догадки, подозрения подтверждаются: у мельника есть соперник — храбрый охотник. В песне «Охотник» Шуберт в обрисовке этого нового персонажа использует приемы, привычные в так называемой «охотничьей музыке»: размер 6/8 в быстром движении, близкие к интервалам натурального строя охотничьего рога «пустые» кварты, квинты или ходы параллельными секстаккордами:

В развитии сюжета песня «Охотник» помогает понять душевный перелом, который постепенно обнаруживают следующие песни. Каждый новый психологический нюанс находит воплощение в ярко впечатляющем музыкально-художественном образе.

Три песни — «Ревность и гордость», «Любимый цвет», «Мельник и ручей» — составляют драматургический стержень второго раздела. Нарастающая тревога предшествующих песен выливается в «Ревности и гордости» смятением всех чувств и мыслей. Настроением элегической печали полна песня «Любимый цвет». Впервые высказывается в ней мысль о смерти; теперь она проходит через все дальнейшее повествование. Здесь, как и раньше, неизменно присутствует постоянный спутник и друг мельника — ручеек. Но если в песне «Куда?» он весело журчал, в «Любопытстве» его струи текли медленно и меланхолично, то в песне «Ревность и гордость» он бурлит мятежно и шумливо, сочувствуя душевной смятенности героя.

Быстрая с неожиданными поворотами фигурация, стремительность ее движения, как бы подхлестываемая короткими импульсивными затактами (изображение несущихся потоков воды) — выразительный фон, который вместе с возбужденной ритмикой коротких речевых оборотов составляет единый эмоциональный поток:

«Любимый цвет» — одна из самых выразительных песен цикла. Внешне она выглядит очень просто. Но это небольшое куплетное построение (неизменно повторяемый период из 16 тактов) содержит удивительные по емкости и экспрессии музыкальные образы. «Любимый цвет» — единственная в цикле песня, которая звучит предвосхищением трагических мотивов в «Зимнем пути».

Необычна основная тональность песни — h-moll. В творчестве классиков она встречается чрезвычайно редко. Бетховен называл ее «черной» тональностью. (В этой тональности создан ряд выдающихся произведений XIX века: «Неоконченная симфония» Шуберта, его же песня «Двойник», сонаты Шопена и Листа, Шестая симфония Чайклвского. Трагическую окраску h-moll впервые почувствовал И. С. Бах, выбрав эту тональность для грандиозной «Высокой мессы» и для некоторых фуг.)

Чувство подавленности усугубляет остинатное движение в сопровождении, бессменно повторяющийся квинтовый звук. В музыке романтиков экспрессивная трактовка остинато или органного пункта часто ассоциируется с мрачно-трагическими образами, как бы застывшими в горестной неподвижности. (Аналогично использование остинатности в песне «Шарманщик» из цикла «Зимний путь», в прелюдии Шопена Des-dur.)

Такие же психологические функции распространяются и на ладо-гармонические средства. Частое сопоставление минора и одноименного мажора вызывает постоянное ладовое колебание, вносит чувство неустойчивости, а мягкие минорные гармонии побочных ступеней — дополнительные тени, которые обостряют меланхоличность настроения.

Лирическую взволнованность, широкую распевность вокальной мелодии поддерживает нижний голос фортепианного сопровождения. Он вторит мелодии, заостряет ее скорбность нисходящей интонацией увеличенной секунды или погружением в глухое звучание низких регистров:

Песня «Мельник и ручей» построена в виде диалога. На печальные вопросы мельника ручей отвечает тихой просветленной речью. Оба персонажа музыкально противопоставлены. Партия мельника — в миноре, сопровождение ограничено скупыми аккордами, ответ ручейка (средний раздел) оттенен одноименным мажором и спокойной волнообразной фигурацией:

Удивительна пластичность линий, мягкая закругленность фраз в партии мельника. В диатоничное опевание опорных звуков мелодии, оттеняя ее грустную напевность эмоционально-красочным пятном, вписывается вторая низкая ступень минорного лада.

С переходом в мажор (к ответу ручейка) заметно меняется характер мелодического звучания. Несколько более подвижная и оживленная, с расширенным, по сравнению с первой частью, диапазоном, эта мелодия вносит контраст своим светлым колоритом.

В третьем разделе — репризе — происходит взаимопроникновение контрастных образов. Переход к минору — новое обращение мельника к ручью, но идет оно уже на фоне гармонической фигурации, связанной с обрисовкой ручейка. В заключительных фразах и в постлюдии светлый колорит, вызываемый возвращением к мажору, к спокойным гармониям, несмотря на слова о вечном покое, больше говорит о грустной примиренности, нежели о смерти:

В. Галацкая


Франц Шуберт / Franz Schubert

Песенное искусство Шуберта получило наиболее полное выра­жение в 20-е годы в двух циклах на слова поэта-современника Вильгельма Мюллера. Стихи Мюллера, посвященные извечной ро­мантической теме отвергнутой любви, отличались художественны­ми чертами, родственными лирическому дару Шуберта. Первый цикл — «Прекрасная мельничиха» (1823), — состоящий из двадцати песен, называют музыкальным «романом в письмах». Каждая песня выражает отдельный лирический момент, вместе же они образуют единую сюжетно-повествовательную линию с определёнными этапами развития и кульминацией.

Тема любви переплетается с романтикой странствований, вос­петой многими поэтами шубертовского поколения (наиболее ярко — в стихах Эйхендорфа). Большое место в цикле занимают ро­мантизированные картины природы, окрашенные душевными пере­живаниями рассказчика.

Бесспорно, господствующее настроение в шубертовской музыке – лирическое. И тем не менее композитор отразил в своем произведении первоначальный, театральный замысел мюллеровских стихов. В нем ясно намечен драматургический план. Большой диа­пазон настроений отличает этот цикл и находит проявление в драматически развертывающейся сюжетной линии: жизнерадостная наивность вначале, пробуждающаяся,любовь, надежла, ликование, тревога и подозрение, ревность с ее страданиями и тихая грусть. Многие песни вызывают сценические ассоциации: странник, иду­щий вдоль ручья, пробудившаяся ото сна красавица («Утренний привет»), праздник на мельнице («Праздничный вечер»), скачу­щий охотник. Но особенно примечательно следующее обстоятель­ство. Из двадцати пяти стихов поэтического цикла Шуберт исполь­зовал только двадцать. При этом самый яркий театральный при­ем — появление нового «действующего лица», который вызывает резкий перелом в развитии событий, — совпал в музыкальном цик­ле с точкой золотого сечения (Точка золотого сечения — одна из классических пропорций архитектуры, в которой целое так относится к большему, как большее к меньшему.).

Композитор почувствовал и народный характер поэзии Мюлле­ра, не зная о том, что поэт писал «Прекрасную мельничиху» по определенному образцу, а именно — по знаменитому сборнику народных стихов «Чудесный рог мальчика», изданному поэтами Арнимом и Брентано в 1808 году. В шубертовском цикле большин­ство песен написано в простой куплетной форме, типичной для не­мецкой и австрийской народной песни. К подобной простой стро­фичности Шуберт и в ранние годы обращался редко. В 20-е же годы он отошел от куплетности в целом, предпочитая созданную им форму свободной миниатюры. Народный характер стихов ясно отразился и на мелодической структуре песен. В целом «Прекрасная мельничиха» — одно из наиболее ярких воплощений у Шуберта образов народной поэзии в музыке.

Мельничный подмастерье, юноша в расцвете сил, отправляется в путь. Красота природы и жизни безудержно манит его. Через весь цикл проходит образ ручейка. Он как бы двойник рассказчи­ка — его друг, советчик, учитель. Образ бурлящей воды, зовущей к движению и странствию, открывает собой цикл («В путь»), и юноша, следуя течению ручья, бредет неизвестно куда («Куда»). Ровному журчанию ручейка, образующему неизменный звукоизобразительный фон этих песен, сопутствует радостное, весеннее на­строение. Вид мельницы привлекает внимание путника («Стой»). Вспыхнувшая любовь к прекрасной дочери мельника заставляет его задержаться. В выражении благодарности ручейку за то, что он привел героя к ней («Благодарность ручью»), бездумно-счастливое настроение сменяется более сдержанным и сосредоточен­ным. В песне «Праздничный вечер» лирические излияния сочета­ются с жанрово-описательными моментами. Последующая группа песен («Желание знать», «Нетерпение», «Утренний привет», «Цве­ты мельника», «Дождь слез») выражает разные оттенки наивной жизнерадостности и пробуждающейся любви. Все они отличаются большой простотой.

Драматическая вершина этой части цикла — романс «Моя» — полон ликования и счастья взаимной любви. Его сверкающая D-dur'ная тональность, героические контуры мелодии, элементы маршевости в ритме выделяются на фоне мягкого звучания предшествующих песен:

Последующие эпизоды («Пауза» и «С зеленой лентой лютни»), изображающие переполненного счастьем любовника, служат как бы интермедией между двумя «действиями» цикла. Перелом наступает при неожиданном появлении соперника («Охотник»). В музыкальной характеристике скачущего всадника уже таится угро­за. Изобразительный момент фортепианного сопровождения — стук копыт, охотничья фанфара — вызывает ощущение тревоги:

Песнь «Ревность и гордость» полна смятения и страдания. Эти чувства переданы и в бурной мелодии, и в стремительном движении фортепианной партии, и даже в скорбной тональности g-moll. В песнях «Любимый цвет», «Злой цвет», «Засохшие цветы» душев­ные терзания все более усиливаются. Музыкальный образ рассказ­чика утрачивает былую наивность, становится драматичным. В заключительных номерах цикла острая напряженность чувств переходит в тихую грусть и обреченность. Отвергнутый возлюбленный ищет и находит утешение у ручейка («Мельник и ручей»). В последней песне («Колыбельная ручья») лаконичными приёмами создан образ печальной умиротворенности и забвения.

Шуберт создал здесь особый тип лирической музыкальной драматургии, который не укладывался в рамки оперного жанра. Он не следовал за Бетховеном, который еще в 1816 году сочинил песенный цикл «К далекой возлюбленной». В отличие от бетховенского цикла, построенного по сюитному принципу (то есть отдельные но­мера сопоставлялись без внутренних связей), песни «Прекрасной мельничихи» объединены между собой. Шуберт достигает внутреннего музыкально-драматического единства новыми приемами. Не будучи всегда очевидными, эти приёмы тем не менее ощущаются музыкально восприимчивым слушателем. Так, большую объеди­няющую роль играет сквозной образ цикла — изобразительный фон ручейка. Между отдельными песнями существуют перекрестные тональные связи. И, наконец, последовательность образов-картин создает целостную музыкально-драматургическую линию.

В. Конен

реклама

вам может быть интересно

Глазунов. Струнный квартет No. 6 Камерные и инструментальные

Публикации