Союз Гармонии и Музы на «Декабрьских вечерах»

На двух концертах Камерного оркестра «Il Giardino Armonico» в Москве

Игорь Корябин, 03.01.2016 в 22:18

Инструментальный ансамбль «Il Giardino Armonico»

«Декабрьские вечера Святослава Рихтера» в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина в Москве давно уже воспринимаются меломанами тем живительным оазисом, попадая в который, эстетическую красоту и гармонию музыки, вербального начала и изящных искусств можно ощутить наиболее емко и полноценно.

И нынешний XXXV фестиваль под названием «Вечные темы искусства» исключением, конечно же, не стал. На сей раз в череде его тематической всеохватности два вечера – 20 и 22 декабря – были посвящены волшебному миру музыкального барокко XVIII века. При этом праздник гармонии царил в эти дни не только де-факто, но и де-юре, ведь свое восхитительное искусство на сей раз дарил фестивальной публике целый «Сад Гармонии» («Il Giardino Armonico»).

Этот всемирно известный итальянский оркестр старинной музыки, художественным руководителем которого является Джованни Антонини, в нашей стране, в том числе и на «Декабрьских вечерах», выступает не впервые, и этот коллектив давно уже успел доказать, что свое ко многому обязывающее название он носит абсолютно по праву.

Джованни Антонини, оба вечера находившийся за дирижерским пультом, выступил также и как превосходный флейтист.

Царственной Музой обоих вечеров — поистине ангельским озарением барочной музыки — предстала сопрано Юлия Лежнева.

Изюминкой же этих концертов явилось то, что наш соотечественник Дмитрий Синьковский, на сегодня музыкант уже однозначно с мировым именем, великолепно показал себя в них как в качестве скрипача (первой скрипки в оркестре и солиста), так и в амплуа контратенора, в котором весьма успешно нашел себя не так давно. В данном случае этот универсальный музыкант экстренно заменил внезапно заболевшего Макса Эмануэля Ценчича.

Знаменитый австрийский контратенор должен был выступать в первый день, программа которого на две трети была составлена из вокальной музыки Джованни Баттисты Перголези (1710–1736).

В нынешний свой приезд в Москву «Il Giardino Armonico» для «разбега», словно «играючи», представил всецело захватившее слух прочтение фундаментального Кончерто гроссо ре минор «La Follia» (op. 1, № 12) Франческо Джеминиани (1687–1762), который является переработкой Сонаты «La Follia» (op. 5, № 12) Арканджело Корелли (1653–1713). Соло на скрипке в нем также для «разбега» исполнил Дмитрий Синьковский, и эти блестящие «разбеги» стали восхитительной прелюдией к вокальной музыке Перголези, которая и продолжила программу.

Сначала прозвучал семичастный Псалом № 110 «Confitebor tibi Domine» для сопрано, контральто (альта), хора, струнных и basso continuo (P. 66). В нем принял участие Вокальный ансамбль «Intrada» (художественный руководитель – Екатерина Антоненко). Одну-единственную арию этого опуса для контральто «Sanctum et terribile nomen ejus» (№ 5), опять же, в силу форс-мажора с неприездом маэстро Ценчича, взяла на себя и мастерски провела Юлия Лежнева.

Со своей стороны Дмитрий Синьковский просто совершил подвиг,

всего за несколько дней выучив довольно большую и сложную партию альта в «Stabat Mater» для сопрано, контральто (альта), струнных и basso continuo (P. 77). Следует заметить, что из двенадцати частей этого опуса голоса обоих исполнителей вступают во взаимодействие в семи дуэтах, у альта – три арии, у сопрано – две.

Псалом «Confitebor tibi Domine», представ в качестве неведомого ранее раритета, просто не мог не покорить одухотворенной тонкостью, эмоциональностью, филигранной вокальной отделкой и партии хора, и, так случилось, единственной на этот раз сольной вокальной партии. Однако, несмотря на известность «Stabat Mater», именно сей опус и стал в первый вечер наиболее значительным с точки зрения впечатлений, связанных с дебютом в нем Дмитрия Синьковского.

Звучание его контратенора от природы все же несколько выше и менее объемнее звучания альтовой фактуры,

однако голосá контратенора и сопрано настолько упоительно и идеально рафинированно сливались в унисонах многочисленных дуэтов, что это, пожалуй, на сей раз и было главным источником восторга.

В этом опусе для меня всегда ведущим голосом был альт, даже если зачинало сопрано. На этот же раз создалась необычная ситуация, при которой сопрано Юлии Лежневой, год от года крепнущее, динамично развивающееся, всё более набирающее эмоциональную чувственность и истинно примадонскую артистическую стать, стало ведущим голосом всей этой композиции Перголези. В некоторых местах звучанию контратенора альтовой глубины и внешнего «прострела» всё же недоставало, но при этом вовсе не следует думать, что это было непреодолимо критично.

В интерпретации барочного репертуара, безусловно, техническая сторона вокализации важна, и без рулад, без голосовой подвижности, без парения в высокой тесситуре делать в нем нечего.

Но барочное пение — это еще и душа, и эмоции, и чувства

(в данном конкретном случае – священно-религиозный экстаз). И никаких проблем ни с тем, ни с другим не было ни у сопрано, ни у контратенора, но важно понимать, что характер голоса любого контратенора всегда более прихотлив и менее предсказуем, чем традиционных голосов.

Важно, что граница вокальных возможностей Дмитрия Синьковского сегодня находится под надежной защитой его музыкантского интеллекта и артистической души, и поэтому испытание дебютом в этой сложнейшей партии, да еще подготовленной в таких экстремальных условиях, музыкант однозначно выдержал с честью!

В качестве первого биса мы услышали дуэт Астерии и Андроника «Vivo in te, mio caro bene – Vivo in te, mia dolce vita» из оперы Генделя «Тамерлан», который исполнители – а Джованни Антонини солировал при этом еще и на флейте – посвятили Елене Образцовой.

Вот как раз в этом бисе между сопрано и контратенором обнаружилось настолько тонкое и вдохновенное творческое взаимодействие, что здесь, как говорится, и придраться было не к чему. Вторым бисом вновь прозвучал последний номер «Quando corpus morietur» из «Stabat Mater» Перголези, но уже без финального «Amen!».

Программа первого дня на этом была исчерпана, и посвящение ее первого биса неожиданно перекинуло мостик ко второму концерту, на котором, в частности, звучала музыка из последнего монографического аудиоальбома Юлии Лежневой, в который вошли фрагменты опусов Георга Фридриха Генделя (1685–1759) раннего итальянского периода его творчества. И суть перекинутого мостика посвящения – в том, что эта запись также посвящена Елене Образцовой.

Участники этого аудиопроекта — те же самые фигуранты обсуждавшегося выше концерта:

оркестр «Il Giardino Armonico», его дирижер Джованни Антонини и Дмитрий Синьковский, исполнивший в нем ряд скрипичных соло в оркестровом аккомпанементе.

Во второй день кроме Генделя под сводами Белого зала ГМИИ им. А.С. Пушкина в исполнении той же самой команды звучала также музыка Антонио Вивальди (1678–1741), Джузеппе Саммартини (1693–1750), Георга Филиппа Телемана (1681–1767) и Николы Порпоры (1686–1768).

В инструментальной части вечера мы услышали симфонию из оперы «Агриппина» Генделя, Концерт фа мажор для блок-флейты, струнных и basso continuo Саммартини, Концерт до мажор для блок-флейты, струнных и basso continuo Телемана (TWV 51:С1) и Концерт ре мажор для скрипки, струнных и basso continuo Вивальди (RV 208, «Il Grosso Mogul»).

В темпераментно-мощном, виртуозно-стремительном опусе Вивальди, в названии которого содержится неожиданная отсылка к экзотической индийской ориентальности (Империи Великих Моголов), вихрем экспрессии и восторгом технического совершенства покорил Дмитрий Синьковский. Очарование звучанием двух тембрально разных блок-флейт в опусах Саммартини и Телемана было совсем иного рода – на уровне медитации: своей проникновенной, вызывающей релаксацию игрой солист-ювелир Джованни Антонини сумел заворожить слух настолько сильно, словно подверг сознание безотчетному музыкальному гипнозу.

Гендель в исполнении Юлии Лежневой был представлен арией Дафны «Felicissima quest’alma»

из кантаты «Аполлон и Дафна», антифоном для сопрано «Salve Regina» (HWV 241), драматически экспрессивной арией Агриппины «Pensieri, voi mi tormentate» из одноименной оперы и арией Красоты «Un pensiero nemico di pace» из оратории «Триумф Времени и Разочарования». Кроме этого певица побаловала нас еще двумя раритетами – арией молодого патриция Кайо Сильо «Gelosia, tu già rendi l’alma mia» из оперы «Оттон на вилле» Вивальди и арией Сифаче (нумидийского царя Сифакса) «Come nave in mezzo all’onde» из одноименной оперы Порпоры.

В этот вечер Юлия Лежнева необычайно щедра оказалась на бисы: их было четыре.

Мы услышали совершенно фантастическую вставную арию di bravura Лаодики «Di tuo amor, mio cor è indegno» из оперы «Сирой», музыка которой позаимствована из оперы «Британник» Карла Генриха Грауна (1704–1759): речь идет об оригинальной арии Агриппины «Mi paventi il figlio indegno». Мы внимали также «Alleluia!» из мотета Порпоры «In caelo stelle clare» для сопрано, струнных и basso continuo.

Из «Триумфа Времени и Разочарования» Генделя прозвучала финальная ария Красоты «Tu del Ciel ministro eletto», а также ария Наслаждения «Lascia la spina», которая вместе с арией Красоты завершила второй день на удивительно меланхоличной, нежной и светлой ноте.

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Персоналии

Юлия Лежнева, Джованни Баттиста Перголези

Коллективы

Il Giardino Armonico, Intrada

Произведения

Stabat Mater

просмотры: 16508



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть