Комплекс отличников

«Гарри Поттер и философский камень» Криса Коламбуса

28.03.2002 в 00:03

Вы слышали новость? Гарри Поттер нашел дома «Дневник Бриджит Джонс». Или, может быть, дневник Бриджит Джонс тоже. Очаровательная байка, точно диагностирующая состояние современного книжного рынка. Есть экранные фильмы-блокбастеры, теперь появились блокбастеры в переплете. Эти книги и фильмы не для определенной категории зрителей, но буквально для всех. В этом сезоне все читают «Гарри Поттера», в предыдущем — все помешались на «Дневнике...». Читали, дарили, ждали экранизации. Впрочем, книжная серия Джоан Роулинг куда как «блокбастернее» «Дневников Бриджит Джонс» Хелен Филдинг. Одна англичанка пишет про молодую даму, другая — про мальчика. Следовательно, книги Хелен про Бриджит предназначены только для взрослых, а книги Джоан про Гарри и детям можно читать, и их мамам, папам, сестрам-братьям и даже бабушкам-дедушкам. Чем не универсальный успех?

Почему современные сказки нравятся детям, тут долго гадать не надо. Почему Гарри Поттер покорил сердца взрослых — вот интересный вопрос. Думается, что мальчик Гарри, который учится на волшебника, столь же распространенный социальный и психологический тип, что и бедовая Бриджит. Эта сказка — про героические времена современного образованного обывателя, по традиции причисляемого к «среднему классу». Он хорошо учился в школе, более того, был отличником и участником школьной самодеятельности, он преуспевал в науке продвижения по той карьерной лестнице, что начинается сразу же после окончания начальных классов. Ну как же все знакомо! Золотая медаль, красный диплом, аспирантура, ставка мэнээс. Спецшкола плюс уроки, допустим, фигурного катания или тенниса, престижный вуз — сколько родителей мечтают о подобной жизни для своих чад ненаглядных.

Увы, дальше все сложнее. Однако в детстве каждая пятерка казалась приближением к себе, идеально-сказочному, а каждая четверка — трагедией. Комплекс отличника, что тут поделаешь. Эх, детства моего чистые (сиречь без очков и диоптрий) глазенки! На занятиях школьной самодеятельности мои одноклассники ставили эдакие «живые картины» по песням Аллы Пугачевой «Нагружать все больше нас стали почему-то...» (интересно — почему?) и «Даром преподаватели время со мною тратили...». Хуже всего было учителю физкультуры: мы должны были подтягиваться и отжиматься в таком интенсивном темпе, который едва ли бы выдержали, уже перемахнув за рубеж полового созревания. А еще говорят, что детство — лучшая пора жизни.

Экранизация первого романа Роулинг, добравшаяся до нас почти одновременно с изданием серии ее романов в издательстве «Росмэн», поражает каким-то удивительным, нутряным сходством с советским школьным фильмом. Не волшебство и магия, но чистой воды соцреализм победил на территории отдельно взятой школы чародейства и волшебства Хогвартс. Ученики делятся на хороших и просто замечательных. Преподаватели — на тех, кто работает с огоньком, и просто отличных профессионалов. Дети героически сражаются за свое право изучать предметы за рамками школьной программы, причем самым смелым отступлением от темы считаются отчаянные опыты одного отрока по превращению воды в ром (получается, впрочем, только чай). На территорию школы разрешают проводить одну, но гарантированную домашнюю живность (вспоминается скулеж всякого ребенка от трех и старше: мам, купи щенка, котенка, хомячка...).

Визуально «Гарри Поттер и философский камень» отчетливо напоминает любимые сказки нашего кинодетства, отличавшиеся не голливудскими спецэффектами, но стилистическим волшебством, умением создать на экране сказочно-уютный, нездешне-красивый мир. Самым страшным спецэффектом оказался тролль, точь-в-точь как из «Властелина колец». Лично я привыкла к тому, что тролль — это такой мужчина демонической наружности, например, нечеловеческой носатости красавец из фильма Б. Рыцарева «Принцесса на горошине».

Лишь будучи дипломированным киноведом, я отважилась всмотреться в это лицо и идентифицировала тролля как артиста И. Ледогорова. И как дипломированный киновед утверждаю, что в «Гарри...» и «Властелине...» тролль все-таки не такой сказочный, как у нас. Прохождение через стены осуществляется будущими учениками Хогвартса, совсем как в «Чародеях» К. Бромберга. Правда, у нас через стены фигачили сотрудники НИИЧАВО, а в Хогвартс этим способом отправляются уже школьники. То ли акселерация, то ли преимущества той системы образования, что основана на предварительном отборе. Преподаватель Хогвартса миссис Трюк, конечно, здорово летает на метле, круто, но наша Наталья Андрейченко в «Мэри Поппинс, до свидания!» играла бытовой женский демонизм с несравненно большей мерой изящества, достоверности и с куда более тонким пониманием английского национального характера.

В целом же «Гарри Поттер и философский камень» — это пресное, просчитанное и грамотно сконструированное кино отличников, аккуратных профессионалов, ведомых не душевным порывом, но установкой на результат. Советские же кинематографисты вели себя подобно одноклассникам Гарри, отважно пробиравшимся в засекреченный фонд школьной библиотеки своей волшебной школы: на территории детского кино они пытались прочувствовать и проиграть судьбы «будущих людей», угадать облик грядущих поколений и спасали откровенную «сказку» отзвуками неподдельной мелодрамы или спасительной иронии. Иное дело Гарри Поттер и «Гарри Поттер...», еще не ведающий о том, что творится в мире Бриджит Джонс.

Анастасия Машкова

Тип

статьи

Раздел

культура

просмотры: 2000

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

статьи

Раздел

культура

просмотры: 2000