Большие надежды

«Русский ковчег» Александра Сокурова

«Русский ковчег» Александра Сокурова

Трудно назвать что-либо равное по масштабу замыслу фильма Александра Сокурова. Даже фильмом его называть не хочется. Идеальное определение в данном случае — проект.

Над «Русским ковчегом» трудилось великое множество людей. Финальные титры впечатляют. Одних гримеров тут несколько десятков: требовалось загримировать только 700 мужчин.

Фильм снят единым планом, в течение одного дня, а точнее — полутора дней. Снимали в «Эрмитаже», где сам его директор Михаил Пиотровский когда-то дал распоряжение кино не снимать (для Сокурова сделали исключение). Выход «Русского ковчега» предваряли словами: это первый фильм, где дворец и музей станут главными действующими лицами. М.Пиотровский надеялся, что благодаря картине удастся сделать Эрмитаж и его историю доступными для широких людских масс, живущих далеко за пределами не только Петербурга, но России. А все персонажи, которых режиссер приведет, явятся воплощением тех духов, что обитают в этих великих стенах. Речь шла о некоей миссии. День съемок был расписан по часам: 7 утра — монтаж декораций по всему маршруту, ввоз костюмов; а скажем с 21.00 до 22.00 — вход костюмеров и гримеров в помещение Эрмитажа (50 человек), с 23.00 до часу ночи — вход массовки (770 человек). Саму съемку намечалось провести в течение двух часов.

Мы следили за событием, затаив дыхание. Происходящее завораживало. Хроника событий известна была по дням и часам. Вот 19 июня 2001 года сразу после концерта Пласидо Доминго на Дворцовой площади состоялась встреча А.Сокурова и В.Гергиева. Последний дал согласие на участие в проекте: лично продирижирует оркестром Мариинки при исполнении мазурки Глинки. 15 ноября вице-губернатор Петербурга В.Шитарев проводит в Смольном совещание руководителей городских служб, которые окажут содействие проведению съемок. Демонтируются светофоры и дорожные знаки, которые могут попасть в кадр, перекрывается движение на Дворцовой набережной...

Общий вес, который держал в течение полутора — двух часов немецкий оператор Тилман Бюттнер, передвигаясь по заданному маршруту, составил 35 кг. Он выполнял великую задачу — так все это преподносилось. Теперь А.Сокуров объявляет на весь мир, что оператор с ней не справился, обращается в Европейскую киноакадемию, выдвинувшую Бюттнера и самого Сокурова на соискание своей награды, чтобы снять «Русский ковчег» с номинаций. Академия претензии Сокурова отклоняет. Как отклоняет их позднее и российская критика, номинировавшая на свою премию «Золотой Овен» того же Бюттнера (больше «Русский ковчег» не упоминается ни в одной ее номинации).

Все ожидали чего-то грандиозного от «Русского ковчега», потому как они, эти ожидания, подогревались мощной пиар-кампанией, да и по замыслу все выглядело беспрецедентно. В итоге нам предложили прогулку по залам Эрмитажа с его ожившими эпохами и героями. Ничего более значительного не произошло. Как жаль!

Светлана Хохрякова

Тип
Раздел

реклама