Ток-шоу придумал киллер?

«Признания опасного человека» Джорджа Клуни

20.02.2003 в 00:31

«Признания опасного человека» Джорджа Клуни

К дебютным опытам в режиссуре известных голливудских актеров я всегда относился осторожно. На один удачный (Дэнни Де Вито с «Войной Роуз»), как правило, приходилась дюжина банальных. Достаточно вспомнить первые робкие опыты Джека Николсона, Шона Пенна, Джоди Фостер и других. А ведь у этих мегазвезд были все материальные предпосылки для удачного старта. Но не получилось. Хотя впоследствии иные из них сумели реабилитировать себя в качестве режиссеров, достаточно вспомнить успехи того же Пенна и Фостер.

Поэтому на режиссерский дебют актера-«красавчика» Джорджа Клуни «Признания опасного человека» (картина имеет пока за океаном довольно скромные сборы — 12 миллионов долларов) шел с опаской. Но в содружестве с блестящим сценаристом Чарли Кауфманом («Быть Джоном Малковичем») Клуни в амплуа режиссера удалось сотворить то, что он ни разу не сумел сделать в своей успешной актерской карьере. Джордж, реализовав самый прикольный американский проект года, разом удивил и зрителей, и критиков. А ведь на первый, поверхностный взгляд это всего лишь экранизация причудливой автобиографии телеведущего Чака Барриса, утверждавшего на ее страницах, что он якобы параллельно со своей успешной телевизионной деятельностью в течение тридцати лет работал на ЦРУ наемным убийцей. Но сразу возникает вопрос: а насколько реальны похождения Барриса в качестве убийцы, унесшего жизни аж 33 своих «клиентов»? Где в мемуарах фантазия, а где реальность? Не является ли вторая профессия (убийцы) всего лишь метафорическим изображением первой: ведущего ток-шоу?

На эту интерпретацию подталкивает и высказывание самого Клуни, сделанное им в интервью на только что закончившемся МКФ в Берлине. По словам Клуни, в его фильме биография Чака после ее переработки драматургическим вундеркиндом Кауфманом приобрела «двойное искажение». Причем Клуни (в своем дебютном фильме он играет еще и агента ЦРУ Берда) именно как режиссеру удалось найти подходящие художественные средства для описания различных эпох недавней американской истории. Эстетика наркотического «Траффика» доминирует в сновидческой сцене совершения героем первого убийства в Мексике. Да и в других эпизодах-воспоминаниях дебютанту не откажешь в тонкой стилизации причудливого материала. Причем черно-белые детские воспоминания героя о 30-х годах не только издеваются над плоскими фрейдистскими теориями, но и своеобразно коррелируют с мрачными кадрами командировок шпиона Чака в Европу, где он мочит врагов «дяди Сэма» в интерьерах, как бы заимствованных из знаменитой послевоенной трилогии англичанина Кэрола Рида. Заметим, что недавно «Третий человек» (1950) Рида, классический образец фильма-нуар и лучший в трилогии, был признан в Англии фильмом столетия. 50-е годы мастерски стилизованы Клуни под громоздкие «техниколорные» фильмы Джона Форда и Джорджа Стивенса. При передаче же буйных 60-х годов, когда Чак, генератор смелых идей, впервые попал с собственным телешоу на ТВ, преобладают тона пастельные, не приобретающие, однако, как в недавнем «Остине Пауэрсе», пародийных психоделических расцветок.

Чак в прекрасном исполнении Сэма Рокуэлла (премия «За лучшую мужскую роль» на последнем МКФ в Берлине) опасен для общества не потому, что готов из патриотических соображений убивать людей, а потому, что свои незаурядные способности организатора направил на создание воистину революционного в своей непроходимой глупости телешоу. Спустя десятилетия аналогом подобного шоу в ельцинской России стала молодежная программа «Любовь с первого взгляда». Чак в исполнении Рокуэлла — это «человек без свойств», мотивации многих его поступков порой трудно понять. Но при этом Чак принадлежит к породе тех людей, что с готовностью понижают планку культурного уровня общества, подлаживаясь под деградирующие (непрерывно?) вкусы всеядной толпы. В «Гонг-шоу» Барриса зрители, наконец-то, смогли полностью идентифицироваться с глупыми участниками и реализовать свои низменные вкусы. Герои, участники «Гонг-шоу», с готовностью дурными голосами распевают свои «новые песни о главном» перед многомиллионной аудиторией. Именно они, руководствуясь исключительно вербальными ответами, выбирают вслепую из трех претендентов (а на роли двух из них остроумно выбраны кумиры нынешнего поколения Мэтт Дэймон и Брэд Питт) самого никудышного внешне любовника (то есть, увы, не Питта и не Дэймона: они в пролете).

Чак ради немедленного повышения телерейтинга своего шоу готов на все. Именно такие субъекты (многие из них в начале 90-х бесстыдно рядились на нашем ТВ в знатоков интеллектуального кино) ныне правят бал и на российском телевидении, заполняя эфир в прайм-тайм криминальными сериалами и дебильными шоу. Эти грязные серии, как лента Мебиуса, не имеют ни начала, ни конца и душат своей дурной бесконечностью слабые выи соотечественников. Телешоу принесли Чаку миллионы, но с годами и он сначала выдохся, а потом в одночасье потерял нюх. И тогда его безжалостно выбросили с ТВ. Теперь в одиночестве он сможет лишь предаваться бесплодным воспоминаниям.

Удачей фильм стал и для популярных актрис Дрю Бэрримор и Джулии Робертс. Они сыграли соответственно «розовую» Пенни и «черную» Патрицию — главных возлюбленных героя. Пенни — Бэрримор в каждом своем появлении в кадре несет свет. Своей открытостью и жизнерадостностью она напоминает Форреста Гампа в юбке. Она так же наивна, спонтанна и меняет свои вкусы и пристрастия с быстротой изменчивой моды. От битницы к хиппи, от детей цветов к серферше. Но Чак не слишком дорожит ее верностью и любовью. Характерно, что единственная и прямолинейная попытка чистосердечного признания Чака любимой в своих смертоносных грешках оборачивается чистым фарсом. Его откровения Пенни воспринимает лишь как остроумную шутку. Не менее приятно удивила и Джулия Робертс, создав необычный для себя образ киллерши по убеждению. Ее роковая женщина аморальна и неразборчива в средствах, но одновременно уязвима и готова на сильные чувства. Это сложная натура, способная в мужской профессии на равных играть в кошки-мышки с сильным полом, но при этом оставаться для него неразрешимой загадкой.

Вообще вся лента Клуни далеко неоднозначна, она открыта к различным интерпретациям. А это ли не признак настоящего произведения киноискусства, пришедшего на этот раз из проклинаемого многими консервативного Голливуда?

Виталий Трофимов

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

статьи

Раздел

культура

просмотры: 961



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть