Раритет за чашкой чая

«Пирам и Фисба» в «Геликон-опере»

23.05.2003 в 22:33

«Пирам и Фисба» в «Геликон-опере»

В «Геликоне» все не так, как в привычных оперных театрах. Зальчик, вмещающий около двухсот зрителей, считается большим, поскольку есть еще и малый, официально именуемый «оперным кафе». Публику здесь усаживают за столики и по ходу представления — в зависимости от того, какой спектакль играется, — потчуют кофе, пивом или какими-нибудь сладостями. В состоявшейся на днях премьере одноактной оперы «Пирам и Фисба» угощают традиционным английским чаем с молоком, поскольку «легче представить себе Англию без королевы, чем без чая».

«Пирам и Фисба, или Роковая любовь» — опера английского композитора немецкого происхождения Джона Фредерика Лэмпа, написанная на текст интермедии из комедии Шекспира «Сон в летнюю ночь» и даже в самой Англии до недавнего времени практически никому не известная. Говорить об открытии «неведомого шедевра» было бы сильным преувеличением. Перед нами непритязательная опера-пародия, милый «пустячок», чьи музыкальные достоинства достаточно скромны. Однако британский маэстро Джулиан Галлант сумел передать свое любовное отношение к партитуре Лэмпа оркестру, добившись от него, даже при вполне современных строе и инструментах, некоего специфически аутентичного аромата. В этом ему помогла и концертмейстер Екатерина Вашерук (второй музыкальный руководитель постановки), работавшая с певцами. Добавим, что и все певцы уверенно справляются со своими партиями, в которых композитор намеренно выставляет напоказ трудность виртуозных украшений.

Если для Шекспира «Пирам и Фисба» была чем-то вроде пародийного парафраза его же «Ромео и Джульетты» (обнаружив окровавленную накидку своей возлюбленной, Пирам, уверенный, что Фисба съедена львом, убивает себя; Фисба, увидев мертвого Пирама, также кончает с собой), то для Лэмпа этот сюжет становится поводом для пародии на оперный жанр в целом и на оперы своего старшего современника Генделя в частности. Пародии, впрочем, вполне беззлобной. И режиссер Александр Бородовский, хоть и написал в афише «издевательская опера», издеваться над жанром как таковым и персонажами данной оперы вовсе не спешит. Поющие Лев (блестящая работа Михаила Давыдова), Луна и Стена (мастер перевоплощения Михаил Серышев), воскресающие, как ни в чем не бывало, чтобы спеть счастливый эпилог, Пирам и Фисба (опытный Николай Дорожкин и начинающая Юлия Корпачева) — все это подано с мягким юмором, без утрирования и нарочитого комикования.

Изящная и стильная работа художников Игоря Нежного и Татьяны Тулубьевой, поместивших действо в интерьер английского парка и одевших его в эксклюзивные костюмы, напоминающие и об итальянской опере, и об Англии XVIII столетия, и о шекспировском театре, вносит ощутимую лепту в успех спектакля.

«Пирам и Фисба» — второе в этом сезоне обращение театра к малоизвестной опере XVIII века. А уже в июне на Большой сцене пройдет российская премьера оперы классика XX столетия Леоша Яначека «Средство Макропулоса». Таким образом, «Геликон», еще несколько лет назад упрекаемый за слишком шлягерный репертуар, сделался ныне главным столичным презентатором оперных раритетов.

Дмитрий Морозов

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Геликон-опера

просмотры: 2458

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Геликон-опера

просмотры: 2458