«Мяу» по-русски

Легендарный мюзикл «Кошки» поставлен в Москве

В мюзикле все должно быть первоклассно — и музыка, и либретто, и постановка, и исполнители.. В последние годы иные воротилы отечественного шоу-бизнеса, взявшись прививать этот жанр на российскую почву, делали основной упор на высокие технологии и в большинстве случаев избирали для своих опытов заведомо третьесортный материал. Известная нидерландская компания «Стейдж Холдинг», открыв филиал в России, в качестве первого своего московского проекта выбрала не что-нибудь, но самый знаменитый и успешный мюзикл «Кошки» («CATS») Эндрю Ллойд Уэббера.

В будущем году «Кошкам» исполняется четверть века. За это время только в Лондоне и Нью-Йорке они были показаны в общей сложности более 15 тысяч раз, не говоря о десятках других городов. Причем — что возможно только в мюзикле — практически в одной и той же постановке, осуществленной в 1981 году Тревором Нанном. В 1988 году ее привозили на гастроли в Москву, и многие тогда испытали настоящий культурный шок. Не столько даже от самого произведения, сколько от совершенно феерически функционирующего механизма спектакля, в котором все и вся идеально подогнано и каждый выполняет свою задачу с ювелирной точностью. Ничего подобного наша музыкальная сцена не знала. И это притом что технические возможности ГЦКЗ «Россия» позволяли показать лишь облегченный сценический вариант постановки.

Если вы не поклонник мюзикла «Кошки», можно найти альтернативу: армянские танцы — интересный пласт мировой культуры.

Ныне на сцене Московского дворца молодежи оригинальная постановка «Кошек» воспроизведена практически один к одному. Только теперь они играются нашими артистами и поются на русском языке. В отличие от ряда других мюзиклов, даваемых в столице в последние годы, музыка звучит не в записи, а вживую (хоть оркестр и убран за сцену) и исполняется вполне качественно, что надо поставить в заслугу музыкальному руководителю московской постановки Алле Куликовой. Технологии работают безупречно. Вроде бы все как надо, а между тем эффект далек от ожидаемого. В чем тут дело?

Может быть, в исполнителях? Но они делают свое дело довольно профессионально. Поют, правда, не все равноценно (в этом смысле претензии есть прежде всего к Елене Чарквиани, исполняющей одну из важнейших в мюзикле партий Гризабеллы: как-никак именно этой героине композитор доверил главный шлягер — «Память»), но в общем и целом неплохо.

Может быть, в русском переводе, выполненном известным попсовиком-затейником Алексеем Кортневым? После махровой пошлятины «Иствикских ведьм» его имя в титрах вызывало определенные опасения. На сей раз, однако, текст Кортнева вполне приемлем, хоть порой и несколько коряв. Спектаклю он не вредит, но и не сказать, что особо помогает. В конце концов, «Кошки» — один из тех немногочисленных мюзиклов, где нет четко выраженного сюжета и где понимать текст не так уж и обязательно.

Самое существенное, что из нынешних «Кошек» почти совсем улетучилось человеческое содержание, столь мощно звучащее в оригинальной версии (в чем может убедиться каждый желающий, приобретя видеозапись, недавно изданную и в DVD-формате), что его вполне воспринимаешь даже при плохом знании английского. И причина тут, похоже, не столько в артистах, сколько в режиссере Егоре Дружинине, осуществлявшем российскую постановку и слишком педалировавшем элементы шоу в ущерб содержательной стороне. И если драйв, которого сегодня недостает многим исполнителям, наверняка придет позднее, через десяток-другой представлений, то внутреннее содержание, если оно не найдено на репетициях, может уже так и не появиться.

Возможно, дело еще и в том, что сама по себе каноническая сценическая версия «Кошек» во многом морально устарела и пора подумать о новой? Впрочем, этот вопрос всецело находится в компетенции одного человека — самого автора, Эндрю Ллойд Уэббера.

Что же касается «Стейдж Холдинга», то появление на нашем рынке мюзиклов профессиональной западной компании, владеющей лицензией на десятки отнюдь не третьесортных произведений этого жанра, можно только приветствовать. Хотелось бы только, чтобы в следующий раз они познакомили нас с чем-нибудь свежим — к примеру, с «Женщиной в белом» того же Уэббера, мировая премьера которой прошла лишь в прошлом году.

Дмитрий Морозов

Тип
Раздел

реклама

вам может быть интересно