Отросток немецкого ствола

Гайдн и Стравинский стали героями последнего вечера абонементного цикла «Мозаика» Геннадия Рождественского. Соединение в одной программе произведений Гайдна и Стравинского, композиторов столь разных эпох и стилей, имеет свою логику. Игорь Федорович сам называл себя «отростком немецкого ствола» и считал себя продолжателем Баха, Гайдна, Моцарта. Г.Рождественский выбрал духовную музыку двух композиторов, причем, если мессы Гайдна для хора и органа иногда звучат в концертах, то поздние религиозные опусы Стравинского, кажется, в России в «живом» исполнении неизвестны вовсе. Так что в уходящий «год Стравинского» Г.Рождественский внес ощутимую лепту.

Этот концерт в Большом зале консерватории стал кульминацией всего цикла Г.Рождественского и принес много волнующих минут слушателям. Хор и оркестр Госкапеллы продемонстрировал замечательное «попадание в стиль» этих композиторов, таких диаметрально противоположных по своей технике. Мессы Гайдна для хора и органа (солистка — Людмила Голуб) — это очень красивая, невероятно гармоничная музыка, вселяющая в душу свет. Наверное, немногие из композиторов могут возвыситься до такого воплощения в звуках религиозных догматов, поскольку здесь выражено искреннее смирение и восторг Гайдна перед Творцом. Музыкантам Госкапеллы и Г.Рождественскому удалось проникнуться этими благоговейными чувствами, и были моменты подлинного откровения (например, соло тенора в «Кредо» Большой органной мессы), когда зал слушал, затаив дыхание. Понравилась в Малой органной мессе и Эльвира Хохлова, сейчас постоянно сотрудничающая с Госкапеллой.

Духовные произведения Стравинского — иной звуковой мир. Суровая красота «Священного песнопения во имя Святого Марка» (таков точный перевод оригинального латинского названия сочинения) раскрывается не сразу. Недаром после исполнения в Америке рецензенты ехидно окрестили его как «Убийство в соборе», поскольку «Песнопения» были посвящены 800-летию знаменитого венецианского собора Св. Марка. Главные сложности сочинения связаны с принципиально инструментальным характером мелодики как у хора, так и у солистов. Вертикаль получается жесткой, но если добиться графической ясности и точности, что вполне удалось Г.Рождественскому с хором Госкапеллы и с солистами (Максимом Пастером и Михаилом Давыдовым), то, в конце концов, проникаешься величественной соборностью этой музыки.

Иное дело — Кантата «Проповедь, притча и молитва», для которой композитор сделал компиляцию из Послания апостола Павла к Римлянам, из Деяний Апостолов (главы 6, 7) и текстов английского драматурга Томаса Деккера. Для московского исполнения Г.Рождественский придумал сильный ход, исполнив центральную часть кантаты на русском языке. Для усиления эффекта вначале притчу прочел сам Рождественский, выступив, так сказать, в роли проповедника. Потом, согласно партитуре, Чтец (М.Давыдов) читал тот же текст из Евангелия о побиении камнями святого Стефана, солисты — Виктория Смольникова и Максим Пастер — подавали реплики, эмоционально сопереживая происходящему. Получилось театральное действо, захватившее слушателей. Драматургически же притча составила яркий контраст двум крайним разделам, гораздо более камерным по характеру, прозвучавшим на английском языке.

Кантата произвела глубокое впечатление не только благодаря удачно найденной форме, но и филигранной интерпретации. Отдельно стоит отметить прекрасно проявившую себя духовую группу, особенно тромбоны, солировавшие на протяжении обоих сочинений Стравинского. Успех, сопутствовавший в этот вечер Госкапелле, конечно же, не случаен. Духовная музыка составляет основу репертуара коллектива, который в то же время знаком не понаслышке и с современными стилями, не говоря уже о недавней работе над «Царем Эдипом» Стравинского. В начале вечера маэстро Рождественский предложил слушателям самим высказать пожелания по поводу программ для будущего абонемента. Думается, что заключительный концерт «Мозаики» дал богатую пищу для размышлений.

Евгения Мишина

реклама

вам может быть интересно

Не оперой единой… Классическая музыка