|

Будет плакать в Подольске народ

«Побег» Егора Кончаловского

31 марта в прокат выходит остросюжетный боевик «Побег» Егора Кончаловского — причем не только в России, но и в Белоруссии, Прибалтике, Украине. Напечатано 280 копий — массированная атака очередного национального блокбастера по карману и сердцу зрителя. Выпускает фильм компания «Централ Партнершип», с которой Кончаловский уже работал в период «Антикиллера». Как было сказано представителями компании, «Побег» — абсолютно коммерческий и рейтинговый продукт, но в России авторское и коммерческое кино переплетаются. Может, это и есть особенность национального блокбастера. Если бы так.

Новый фильм Егора Кончаловского родился из идеи, с которой пришел когда-то Евгений Миронов, слегка уставший от «Идиота» и пожелавший попробовать силы в коммерческом кино. Теперь Е.Кончаловский говорит, что горизонты понимания того, что такое актер, пришли благодаря Миронову и работе с ним. Сказать, что сам Миронов сделал прорыв, было бы преувеличением. Оказалось, что не все подвластно даже такому талантливому человеку. Требуется жесткая режиссерская рука и подсказка. Идея Миронова подкреплялась готовым сценарием, написанным Дмитрием Котовым и другом Миронова актером Сергеем Астаховым, который и сыграл в «Побеге» одну из ключевых по сюжету ролей. Над сценарием изрядно поработал Олег Погодин (в прошлом киновед, а ныне сценарист и режиссер фильма «Родина ждет»), даже киноповесть потом написал на 250 страницах, назвав ее «Работа для палача». Бюджет фильма составил 2 миллиона долларов.

Журналистов собралось на просмотр «Побега» много, как никогда. Пришел отборщик Каннского фестиваля Жоэль Шапрон. После просмотра критики сбивались в кучки и говорили о том, что пришла пора дать определение таким фильмам, как «Побег», «Ночной Дозор», «Турецкий гамбит», «Бой с тенью», поскольку это не кино, а что-то другое, какой-то фантом технологий, призрак фильма. Козинцев когда-то определил такого рода кино как коммерческий рейс. Сейчас вопрос стоит так: кто кого обгонит — «Турецкий гамбит» «Бой с тенью» или наоборот. Об искусстве речи нет. Канал «Россия» идет по пути «Первого», все время рассказывая в информационных выпусках о том, какой у них классный фильм и как где-нибудь в Таганроге борются с видеопиратами. «Бой с тенью» (продукция «Централ Партнершип») уже собрал 3,5 милллиона долларов, покрыл свой бюджет. Подобная судьба ждет и фильм Кончаловского. По мне, так лучше десять «Побегов», чем один «Турецкий гамбит». Кончаловский хотя бы не так циничен, имеет кинематографическое видение и азарт, пытается делать кино коммерческое, но кино, а не просто срубить бабки.

Авторы проекта решили взять инициативу на себя, дабы избежать вероятных упреков в дублировании перипетий фильма «Беглец» с Харрисоном Фордом. «Побег», по их версии, — российская экзистенциальная история, где никто по-настоящему не виноват.

Герой Миронова по имени Евгений Ветров — высококлассный хирург, к тому же с деловой жилкой. Имеет клинику. Все у человека складывается. Талантливый, обеспеченный, жена — красавица, только вот детей у нее быть не может. Но в важный для Ветрова день, когда подписывается договор с американскими инвесторами, его жену убивают. Долго и жестоко, и мы за этим вынуждены наблюдать, правда, сквозь пелену тумана. Но все равно — откровенная, кровавая сцена. Тут явно перебрали. Ветрова признают виновным в том, чего он не совершал. Одна беда влечет за собой другую, и вчера еще благополучный человек становится опасным преступником. Вынужденно, но не просто так. Как скажут создатели проекта, человек накапливал гадость всю жизнь, а потом она на него рухнула. Но он отказывается от мести, поскольку палач должен делать свою работу, а обычный человек не должен мстить. Хорошо, что на пути героя появляется «справедливый опер» Пахомов (Алексея Серебрякова нещадно эксплуатируют в одном амплуа), который делает все, чтобы доказать невиновность Ветрова. Но вот во имя чего — это почти смертельный номер. Намерения Пахомова очень серьезны, но нельзя все доводить до абсурда, как сделали это авторы проекта. Раскрывать карты не будем, иначе публике будет неинтересно, хотя чуткий зритель раскусит тут же, каким будет финал.

Евгений Ветров — мастер на все руки, до смешного. Мало того, что он способен выбраться из любой ловушки, даже если это медвежья яма (и это городской человек), любой передряги с убийствами (уже после того как осужден), когда вдруг ему приходится выпрыгнуть из вертолета, парящего над землей, и погрузиться в пучину вод (мы замираем в ужасе), нам сообщают, что Ветров еще и мастер спорта по прыжкам в воду. И это ничего, кроме смеха, вызвать уже не может. Когда Кончаловскому стали говорить, что так нельзя, он отвечал, что, очевидно, картина нас тронула, раз мы смеялись до слез. Но вообще-то нам дали понять, что журналисты — не народ, слишком искушены и интеллектуальны, в то время как зритель простодушен. В то время, как директора кинотеатров не на шутку переживали, и в Подольске народ будет плакать. Когда заговорили о киноштампах, которыми наводнен фильм, нам отвечали, что все коммерческое кино состоит из штампов. Разговор зашкалило. Творцы стали сердиться. А.Смоляков, сыгравший роль «нехорошего парня» (почти что оборотня в погонах, правда, причины, побудившие его к «злостным» поступкам, — опять-таки лирического, личного плана, как и в случае с героем Серебрякова), в ответ на вопрос о том, как чувствует себя актер, изучавший систему Станиславского, в предлагаемых обстоятельствах товаров народного потребления (то есть в коммерческом продукте), говорил о цинизме журналистского подхода: «Что же вы так не любите себя и свою страну».

Лучше бы на ту пресс-конференцию не ходить вовсе. Последние надежды покинули (это к вопросу, что лучше десять «Побегов», чем один «Гамбит»). Режиссер стал признаваться, что вообще думает мало, а умственный процесс стоит у него не на первом месте и вообще он не педант в выстраивании петелек-крючочков. Но нас заверили, что дело мы имеем не с циничным продуктом для дурака-зрителя, и если так получилось — извините.

В финале всех присутствовавших участников проекта попросили назвать по фильму, который произвел на них особо яркое впечатление. Вот ответы: «Бой с тенью» А.Сидорова (выбор А.Смолякова), «Долгая помолвка» Ж.П.Жене (композитор В.Сологуб), «Дурное воспитание» П.Альмодовара (В.Толстоганова, исполнительница роли убиенной жены Ветрова), киноальманах «На 10 минут старше» В.Вендерса и Ко (Е.Кончаловский) и так далее. Планка в целом высокая. Смотрят кинематографисты интеллектуальное кино, а на-гора выдают совсем другой продукт. Но сами творцы просили нас не думать о том, что вот они-де снимают боевик, а предпочитают совсем другое. Задача ставилась, пусть не впрямую, — очеловечить модель голливудского фильма. Смесь лирики с экшном и получилась.

Светлана Хохрякова

Тип
Раздел

реклама

вам может быть интересно

«Сrescendo» в камерных берегах Классическая музыка