Алексей Сидоров: «Бокс соответствует эпохе, в которой мы живем»

Об Алексее Сидорове народ узнал, когда на канале «Россия» триумфально пошел его сериал «Бригада», и с той поры все стали ждать от него Большого фильма. И вот, наконец, 17 марта «Бой с тенью» стартовал одновременно на 363 киноплощадках России.

— Прежде всего, Алексей, хочу поздравить с успехом. По-моему, «Бой с тенью» классом повыше, чем другие наши хиты. Но все-таки объясните, почему олигарх, которого так замечательно сыграл Андрей Панин, вдруг выбросил из своей жизни — прямо на помойку — вашего главного героя? Ведь к Артему он испытывал чуть ли не отцовские чувства, однако стоило тому проиграть — причем проиграть достойно — бой за чемпионский титул знаменитому американскому боксеру и получить тяжелейшую травму, и все было немедленно перечеркнуто, забыто.

— В фильме, по-моему, есть несколько четких посылов, объясняющих этот его поступок. Такой у него характер — сильный, но жестокий, страшный, такова его жизненная позиция. И если он оказывается обманутым в своих ожиданиях — что бывает крайне редко, то немедленно следует кардинальное решение. Да, это не имеет ничего общего с христианской моралью, это ужасно, но таков он есть, и тут ничего не попишешь.

— Весь сыр-бор разгорелся из-за 30 тысяч долларов, необходимых на операцию Артему. Но это не такая уж и значительная сумма для известного боксера. Неужели гонорар за бой такого уровня — с американской звездой, в присутствии тысяч и тысяч зрителей — не покроет значительную часть расходов на операцию?

— Может, для кого-то в Москве это и смешная сумма, но для очень многих людей, и прежде всего в провинции, она просто колоссальная. С другой стороны, мы должны были быть реалистичными относительно цены за операцию, которую предстояло сделать нашему герою. В фильме четко оговорено, что Артему куплена квартира в Москве в счет гонораров за этот бой и предстоящие. Потому-то он и оказался без денег. Если же говорить о размере гонорара... Это в Америке гонорары могут достигать астрономических размеров, а в России гонорар за такого рода бой не превышает 15 тысяч долларов — я это точно знаю. Так что, чтобы окупить квартиру, Артему предстояло провести три — четыре боя.

— Ваш герой мог быть кем угодно. Почему вы решили делать фильм именно о боксере?

— Потому что знаю бокс не понаслышке. Мой отец и его друзья — заслуженные боксеры, были чемпионами области и очень уважаемыми людьми. Для меня бокс — это особый образ жизни. И как мне кажется, он максимально соответствует драматичному времени, в котором мы живем. Боксер, в моем понимании, — человек благородный, который не тратит время впустую, а постоянно самосовершенствуется, закаляет и воспитывает тело, свою волю, свой дух. Идя по этому пути, каждый человек может стать лучше и жить лучше. И осознать это именно сейчас очень важно для любого мужчины.

— В голливудских блокбастерах, как правило, финальная часть не имеет ничего общего с реальностью — режиссеры просто конструируют эффектное зрелище. Ваш театрально-концертный финал со спектаклем по «Ричарду III» под открытым небом, с громадной массовкой, со спецназом, спускающимся с неба, — дань моде? Подростки, конечно, будут балдеть от такого зрелища, но в целом ваша картина снята в реалистической манере. В ней, правда, просматриваются и сказочные мотивы...

— Спасибо за «сказочность». Мне очень хотелось рассказать историю одновременно лирическую и брутальную — то есть как раз то, что происходит в сказках. Для нас было очень важно, чтобы за гранью этой истории ощущалось присутствие братьев Гримм, сквозило дыхание «той стороны», ирреальности... Не знаю, почувствовали ли вы, но мы старались сделать фильм в достаточной мере ироничным. При всем при том, что он снят в жесткой манере, в его воздухе есть что-то, в моем понимании, бунюэлевское, поэтому не надо воспринимать все в картине буквально. Подчеркиваю, этого я хотел добиться, а добился ли — судить зрителям.

— В такого рода проектах — масштабных, крупнобюджетных, сложнопостановочных — чрезвычайно важна роль взаимоотношений режиссера и продюсера. У вас возникали конфликты?

— Режиссер — зависимое существо, он постоянно под прессом находится. Но более комфортного и плодотворного сотрудничества с продюсером в моей жизни еще не было. Мы понимали друг друга, и даже сложные вопросы у нас легко решались. Был, правда, один трудный момент как для меня, так и для продюсера — создателя и генерального директора компании «Централ Партнершип» Рубена Дишдишяна, — это когда потребовалось сокращать хронометраж картины. По требованию продюсера я внес кое-какие изменения в сценарий, были и другие пожелания. Но все это обсуждалось, и мы находили компромисс. И я, пользуясь случаем, хочу сказать большое спасибо Рубену, который принял наш проект, оказавшийся в критическом положении, и создал все условия для успешной работы.

— Как же так случилось, что ваш проект оказался в критическом положении? Доброе имя создателя сериала «Бригада» наверняка априори предполагало прямую дорогу к успеху...

— Так уж вышло: люди, которые финансировали проект, не рассчитали свои возможности, и мы оказались без денег. Я их не обвиняю — такое в жизни бывает...

— В «Бое с тенью» есть прямой посыл к «Бригаде» — когда машины Артема и Саши Белого оказались рядом в пробке и они перекинулись рядом фраз. В зале это вызывает смех, но вы ведь не только пошутили? По-моему, есть нечто общее, связывающее главных героев фильма и сериала?

— Вы правы, связь существует. Отчасти потому, что, работая над фильмом, я еще не полностью освободился от «Бригады». Но мне хотелось сделать следующий шаг. И если «Бригада» — это прошлое, то «Бой с тенью» — настоящее. Там действовали неправедные герои, хоть и вызывающие определенные симпатии у зрителей, и они незаконными методами отстаивали какую-то свою справедливость. Но Артем в отличие от Саши Белого другой, он целиком «наш», он порядочный, справедливый, благородный парень, но жизнь загнала его в угол, и он просто вынужден в определенный момент действовать Сашиными, преступными методами, за что и понес заслуженное наказание.

— То, что Артем вынужден действовать таким образом, отражает реалии нашей жизни?

— А разве не так? Вот когда справедливость можно будет отстоять в суде, придет время других фильмов.

Беседу вел Геннадий Белостоцкий

Тип
Раздел

реклама